Любимые рассказы

Description: Чем больше ты проживёшь, тем больше успеешь сделать. При одинаковом качестве жизни, её количество решает. До сингулярности надо дожить, чтоб уйти в бессмертие.

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#7by dyvniy » Thu, 2 Nov 2017, 15:56:56

Матрицеподобное
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=82979
Spoiler

Проекты
Развитие
сайта
Поддержать
сайт

Литсовет © 18+ СамиздатПоиск КонкурсыЖизнь
Меню сайта
Логин:
Пароль:
Войти Запомнить
Регистрация
Напомнить пароль

Kali Serverus Storm
■ Жанр: Кибер-фэнтези
■ Форма: Роман
■ Дата: 24.08.06 07:53
■ Журналы: В ордене зажженой искры (№1 Февраль 2009) Cotidianus Tenebrarum (№2 Июль 2009)
■ Прочтений: 5021
■ Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 6)
■ Комментарии: 2 (2) ■ добавить
■ Иллюстрации к произведению: Иллюстрации на спутниковых картах
Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Поделиться…
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Разбираясь с собственными привязками из абсолютно безобидного желания раздать все свои кармические долги, чтобы можно было шастать по мирам в абсолютно некритичном направлении, герой находит старую и давно заброшенную незакрытую Миссию. Он уже не помнит, что там было, почему миссия не была закрыта и почему он к ней не вернулся, и поэтому (изрядно не подумавши) туда ныряет с не менее безобидным желанием её легко отработать. Оказавшись же где-то на задворках Легендарной Эпохи, в мире с весьма неспокойными и местами циничными обычаями, чужом теле, и (как выясняется по ходу действия) временах реальных событий, ставших потом прототипом Легенды о Вороне Ночи, ему в общем-то ничего не остаётся как активно встрять во всё это безобразие и попытаться его разгрести. Тем более, что оборудование, через которое он сюда попал, даёт некий непонятный сбой, не позволяющий ему вернуться отсюда "стандартным" способом. Так что ему ничего не остаётся, как эту миссию просто завершить. Однако, пока он это всё дело разгребает, между ним, и реальным владельцем тела, через которое он воздействует на эту реальность завязываются странные отношения, не только не закрывающие привязку, но создающие мостик, разделяющий этих двоих. Но не пространством, а временем. Но это уже - сюжет следующей истории...
Невозвращенец (с чего всё начиналось)
Омеги.
Серия посвящается памяти Ширяева С.Т., доселе бессменного ZNC проекта "Версификативная история" на Камчтке, сыгравшего свою далеко не последнюю роль в технической реализации и этого проекта…и павшего жертвой того, что он про этот
мир нарыл...

В произведении использованы тексты песен Владимира Высоцкого, Анжелики Варум, а так же групп «Лицей» и «Мираж».

Автор также благодарит лично Сергея Лукьяненко, автора универсального для всех магических и околомагических явлений термина «Иность», за то, что получив демку (первую часть, попавшую к Полине) этого произведения на мыльник в богатом на всякий эзотерический бардак 1998ом, и наткнувшись в нём на этот термин, тут же на радостях «убил» моего персонажа в самом начале ФЗ. Опыт ментальных разборок, запущенных этим действием оказался для автора поистине сложно переоценимым.



Невозвращенец

Пройти этот путь может любой

пройти не задумываясь,

не замечая творящегося вокруг

и его не касающегося.

Пройти может любой -

в этом нет сложности.

Это нормально

и не выходит за рамки

возможностей обычного человека

Но не всякий может вернуться...

BHK

По ту сторону сна

Ты знал, что эта сила

не оставит тебя ни днем, ни ночью,

ни наяву ни во сне.

Хотя что такое для тебя сон

нужно еще выяснить..

Хеката

0


Я закрыл глаза. Все это повторялось в который раз и не являлось ничем сверхьестественным. Когда закрываешь глаза на мир, частью которого себя считаешь опускается тьма. Здесь нет ничего странного. Это нормально. Миллионы людей видят ее каждой ночью. Тьма просто является гранью между реальностью и сном. Является и тем и другим одновременно. Она заполняет собой пустоту между ними и делает переход плавным. Она сглаживает эту границу, не позволяя нам уловить миг, единственный миг, когда мы не спим и не бодрствуем. Она скрывает от нас это третье, непостижимое состояние, когда мы уже не подчиняемся законам ЭТОГО мира, но наши действия еще не стали для нас сном, не имеющим ничего общего с реальностью. Тьма ревниво хранит это состояние, ибо в нем всякое наше действие еще будет нести свой отпечаток в ЭТОМ мире, но мы уже не будем чувствовать его ограничений так же, как не чувствуем их в мире собственных снов. Ей есть что от нас скрывать, ибо в этом состоянии мы всемогущи.

Моe сознание уже потихоньку начало привыкать к тьме и выплывать на образовавшийся зрительный простор привычной феерической мутью темно-золотистого цвета, которой всегда заполняет наше зрение темноту, но в которой мы никогда не увидим ничего отчетливо, как бы ни пытались. Этот мультик был привычен для меня с детских времен и был всегда одним и тем же. Сейчас это золотистое свечение начнет нарастать, заполняя собой все видимое и невидимое пространство, а затем превратится в короткую, но яркую вспышку, после которой мое сознание перестанет замечать происходящее до тех пор, покуда я не окажусь где-то в очередном своем сне.

Вот только бы не пропустить эту вспышку!

Я знал, что все, кто когда-либо засыпал, раньше или позже, в любое время и на любом континенте, проходили через этот, один и тот же сглаживающий механизм. Кто-то пытался это исследовать, кто-то - просто не замечать. Но момент перехода для всех был один и тот же. Темнота, феерическая муть и затем яркая вспышка в конце, которую, не дождавшись, можно просто не заметить.

И лишь одним отличался мой переход от всех остальных. Игнорируя тьму и этот призрачный свет, пытаясь конкурировать даже с видимым днем изображением, в правом нижнем углу той картинки, которую я вижу всегда, не зависимо от того, закрыты ли мои глаза, переливаясь всеми видимыми и невидимыми цветами радуги светилась маленькая греческая буква "омега" в круглой рамочке из вращающегося спектра. Я сконцентрировал свой несуществующий взгляд на этом маленьком значке и над ним появилась надпись:

Omega heidrun activated

transfer mode >> run...

Здесь меня и настигла та самая вспышка...

1

Похвастаться сновидениями может всякий. Это вполне естественный процесс, с которым сталкивается каждый из нас. Каждый видит сны. Многих сны даже заводят во вполне реальные места, которые чем-то им знакомы. Некоторые сны даже оставляют свой след в ЭТОМ мире... Однако попробуйте как-нибудь на досуге запросить у своего подсознания вернуть вас в продолжение того сна, который вы видели вчера. У вас этого не получится. Именно это от вас всегда и скрывает сон... И именно для этого существуют Омеги - маленькие полосатые и всегда самопроизвольно вращающиеся шарики, которые можно оставлять в чьих-то снах. Такой шарик невидим и неощутим ни для кого кроме его хозяина. Это - всего лишь маленький автономный маркер, функции которого ограничиваются только тем, что он удерживает постоянную связь с столь же маленькой программкой в мозгу хозяина. Он же отвечает за переброску своего хозяина к той самой точке, где он покинул этот сон, в дальнейшем. При этом, по видимому, для нее не существует ни времени ни расстояния, потому как возвращаемый оказывается не только в том же месте, но и в том же времени, где он оставил омегу.

Вспышка замерла. Для моего тела сейчас уже не существовало такого понятия как окружающее время. Моментально вокруг стало очень очень тихо. Но это была не та давящая тишина, которая заставляет чувствовать себя глухим и паниковать, не та тишина, которая панически гонит одинокое сознание из четырех стен в мир людей, даже если ему это не нужно. Это не была и тишина просто вызванная отсутствием звуков. Обычный человек оказывается сразу за вспышкой в мире снов и его сознание не осознает этого. Так произошло сейчас и с моим мозгом. Но в отличии от остальных я уже не чувствовал себя только тем мешком жижи и мяса, что наполняется энергией каждый день и становится бессильным перед Той Стороной каждую ночь. Я был тем маленьким сгустком энергии, который заставляет жить все остальное. Правда я никогда не был СОВСЕМ человеком...

Тем временем поверх золотистого свечения пробегали строчки управляющих команд Омеги. Да, чем-то эти буковки напоминали старый добрый Квейк, но в отличии от него здесь не было монстров, а строчки не сообщали о чьей-то гибели. Здесь было только бесконечно-ровное золотистое свечение, заполняющее весь обозримый простор. В остальном же ощущения были до жути похожи.

Loading operate scene..

Сквозь картинку проступили привычные черты комнаты. Сначала появились стены. Абсолютно гладкие и абсолютно серые. Потом намек на окно... Картинка прорисовывалась как-то странно, постепенно уточняясь все более и более мелкими обьектами. Очень быстро она приобрела достаточную четкость и похожесть на мою обычную комнату в ночном свете. Было только несколько обьектов, которые ЗДЕСЬ выглядели не так, но в основном все было прорисовано достаточно похоже. Пока похоже...

Starting spectrum view…

Картинка будто покрылась почти прозрачным синеватым стеклом. По нему пробежала едва заметная рельефная полоса и комната слегка преобразилась. Поверх обычной черно-белой картинки появился рельефный цветной узор. Стены моментально поросли иссиня-серым мхом. Давно пора было его вычистить, но как всегда до своей комнаты у меня руки доходили в самую последнюю очередь. В дальнем углу замерцало что-то ярко-синее и очень быстро перемигивающее, напоминая собой призрачный колдовской огонь, вид которого здешние жители забыли напрочь еще очень давно. Снизу картинка подсветилась отблеском зеленого и золотистого.

Init signification channel...

От меня к ярко-синему и столь усиленно мерцающему предмету протянулась тоненькая золотистая нить. По ней можно было выскользнуть, но было пока рано... Нить слегка моргнула, подсоединившись, и вокруг нее зажглось то же синее свечение.

Locking transfer zone...

Передо мной возникло несколько косых, закруглявшихся кверху, ярко-оранжевых стен. Нить спокойно проходила сквозь них. Стены обладали довольно оригинальным свойством: теперь изнутри мог выйти любой, но вот желающего воспользоваться
чужим телом снаружи ждало несколько презабавнейших неприятностей. Снаружи стены были невидимы, но горе тому, кто наткнется на эту штуку не в воплощении... Хотя для него это не смертельно - ну полежит до утра в блоке предварительной задержки, ну подумает о последствиях своего любопытства беседуя "по душам" с утреца с хозяином тела. Будет знать, как лезть в зону, закрытую стандартным семимерным ключом и как плевать при этом на предупреждения...

Предосторожность была вполне закономерной: Между тем и этим миром мотается слишком много желающих попасть в чужое тело за неимением собственного. Многие даже потенциально способны взломать внешний контур. Поэтому вернувшись из Миссии не обнаружить своего тела на месте крайне не хотелось бы.

DESIMPLIFICATING>>>

По нити пробежала тонкая, почти незаметная волна света и пространство двинулось навстречу. Я уже достаточно долго не чувствовал своего тела, чтобы к этому привыкнуть, но к тому, что было дальше я не мог привыкнуть уже долгие годы. Это трудно было даже обьяснить словами, а уж тем более понять и принять... Картинка перед моими глазами, ничуть не меняясь в содержании вдруг начала ощутимо "свертываться" по одной из координат, как слаживаются обычно уровни в плоскую карту в любой "бегалке" или "стрелялке", и немножко уменьшаться в размерах. Картинка немножко "поехала" и расползлась в неизвестность. Это было даже по началу немножко забавно, но несло в себе страшную истину: Более мягкого перехода от трех-с-половиной-мерного видения, на которое лишь и было способно мое тело, в семимерное представление, в котором вижу сейчас я, просто нельзя было придумать. Я и так долго просидел в ЭТОМ мире. Но не моя вина, что все материальные миры этого слоя в большинстве своем четырехмерны, а к столь естественному урезанному видению собственного тела просто привыкаешь... Не привыкнуть бы совсем. Ибо говорят, что привыкнувшие к этому единожды уже не возвращаются...

Адаптация кончилась внезапно и я увидел продолжение нити - тонкую золотистую ленту, резво выпрыгивающую из моей каморы - серенького и чем-то напоминающего картинку на экране своей плоскостью, мира, изгибающуюся под немыслимыми углами и перемигивающую своими изгибами, но неумолимо стремящуюся к очень далекой, но очень яркой красной точке на ТОМ конце.

Конечно услышу упреки в свой адрес: "гуляние на поводке" по гиперпространству - игрушка для дилетантов, не уверенных в том, что они могут Найти Цель или того хуже Смогут Вернуться самостоятельно. Я тоже так думал в свое время. Но сейчас это был не тот обычный поводок, на котором отпускают свежеинициированного погулять по чужим мирам и посмотреть на открывшиеся возможности, но за который всегда можно дернуть обратно заигравшегося, если игра становится опасной. Это была Омега. Сейчас, пока я движусь в гипере не различая в какую сторону здесь считают тысячелетия, а в какую - световые годы, процессор Омеги лихорадочно вычисляет наиболее быстрый путь к той точке, где я оставил этот маркер. Выводя меня именно в то Пространство и Время, которое я покинул в прошлый раз. Для тех, кто живет Там не пройдет и секунд. Для меня прошли годы. Впрочем ОНИ все равно этого не заметят.

Переход недолог. Если сравнивать с земным временем то, что видишь, прыжок никогда не занимает больше минуты. И это будет грубейшей ошибкой, потому как гипер тем и знаменит, что в нем НЕТ ВРЕМЕНИ. Все координаты равноправны, будь это время, пространство или пересечение того и другого. Я просто перемещаюсь вперед по нити, приближаясь к той точке, откуда я ушел тогда.

Но вот яркая точка на том конце все ближе и ближе, все ярче и ярче. Конечно же своим "зрением" я не вижу ни "точки" ни "поводка" - это лишь картинка, накладываемая биорадаром на основную. Его можно и выключить. Но от путешествия в мельтешащей со скоростью, на десятки порядков превышающей световую, и от этого превращающемся в сплошную серую, уходящую за жесткий ультрафиолет, муть, мире, даже минуту равносильно пытке вечностью... Так что пусть уж хоть что-то движущееся показывает.

Смотрю на медленно увеличивающийся под картинкой прогресс-бар.

58%...59%...

Еще столько же. Нет, конечно, невесомость и отсутствие тела опьяняют, как не под силу ни одному земному наркотику. Но не в сплошной серой мгле же!!! Иногда я с большущим усилием еле дожидаюсь завершения перехода. Это время, которого нет ни в том мире, откуда я ушел, ни в том мире, где я материализуюсь. Его нет вообще. Наверное потому оно и тянется так долго. Кстати о материализации. По-моему пора готовить тело на ТОМ конце.


98%...99... Target completed

Prepare implifier body...


Серая мгла мгновенно сменилась трехмерной и потому отвратительно плоской и уплюснутой картинкой. Забавно конечно наблюдать за процессом материализации в 3-мерном мире из 7-мерного, если конечно тебе не светит в следующие 15 секунд оказаться в инициированном таким образом теле. Для меня пространство было 3-мерным потому что я смотрел из Гипера, в котором для этой его точки время остановилось. Начиналось самое интересное.

Вначале я увидел по ту сторону небольшой холмик, на котором собственно и лежала та самая ярко-красная точка такой яркости, что делалось не по себе. Я сделал разделение изображений и теперь мог выбирать в каком спектре мне видеть. Я предпочел видимый. Он был интересней.

В нескольких сантиметрах над холмиком парил маленький в бело-черную полоску сплюснутый шарик. Я включил биоспектр без сведения и теперь наблюлал 2 картинки одновременно потому что меня всегда забавлял этот процесс - восстановления временного тела - "призрака" по модели.

Шарик (собственно это и был тот самый омега-хэйдрен) тем временем раскручивался все быстрее и быстрее, а его излучение, проходя все цвета радуги доходило уже до зеленого и над ним поднимался маленький показавшийся мне почему-то зеркальным, вихрь. Вот он уже прошел синюю полосу и остановился на фиолетовой. Вихрь стал абсолютно зеркальным и начал потихоньку стягиваться сверху до человеческих форм. Вернее почти человеческих.

Assembling body structures.

src:(8)Helen.clt

По спектральной части прошел растр, и я отчетливо увидел там белый и немножко розовеющий, почти как у привидений, силуэт девушки. Засмотревшись на весь этот завораживающий мультик, я как-то не заметил предательски не вовремя появившуюся на "спектральной" стороне надпись:

IMPLIFICATION>>

Обе картинки моментально схлопнулись в одну с другого ракурса, золотистая нить коснулась затылка появившейся девушки, и я сразу же пожалел о своей забывчивости.

Вот так это всегда и бывает. Я должен был заранее перейти в этот мир и перевести свое зрение в 4-мерное. Я этого не сделал плавно и теперь меня просто вплюснуло прямо в создавшееся тело. Вы когда-нибудь испытывали ощущения таракана, когда на него опускается тапок? Нет? Тогда лучше вам этого и не знать, хотя такой резкий переход в 4d неприятней где-то втрое.

Мало того, за время перехода разучиваешься пользоваться физическим телом и в первый момент попадаешь в довольно неприятную ситуацию. Поэтому Время после имплификации начинает идти немножко не сразу. Но вместо того, чтобы "почувствовать" свое новое тело мне, видимо, придется выходить из дименшн-шока. А запас Тау у меня после прыжка слишком ограничен, чтобы тратить его на такие пустяки. К тому же, чувствую, если я умудрился засмотреться на свое имплификационное тело - жди неприятностей и еще с одной крайне забавной, но таящей в себе куда больше неприятностей стороны. Я слишком давно не воплощался в женском скине чтобы начисто забыть как им пользоваться если он на тебе. И еще ­я уже не помню В ЧЕМ ЖЕ ТУТ ДЕЛО и не на кульминации ли я вывалился. Сумрак тоже не любит быть обманутым и посему очень любит так шутить над своими посетителями. Ее фактическая память подключится конечно же сразу, но успею ли я ее проанализировать?

10

Длинные, чуть чуть не достающие до пояса волосы золотистого цвета, чуть вьющиеся, но от этого только более красивые, нежные ресницы и губы, еще не оформившаяся, но уже красивая грудь. Простенькое, но изумительно красивое бледно-розовое платьице до колен, стянутое на поясе тоненьким пояском. Ой! Ладно, как нить переживем утрату. Все равно система вернет меня максимум через 36 часов. Вот только захочу ли я вернуться ?

Я с трудом удержал... щет ! Удержала. Надо вживаться в роль.... свое новое тело на ногах когда поддержка имплификации отработала свой ресурс Тау и время, немного неохотно, двинулось в этом мире и для меня в положенную ему сторону. Ну как можно было отправиться в такую даль, забыть там Омегу, да еще и прихватить с собой дух девчонки... Ой! Странная реакция организма ищущего то, чего здесь просто не существует... И двенадцать лет убеждать себя в том, что этого не было, непременно убеждаясь в обратном. Хотя... Если девчонку ищут... такая куча народа ???... И чем же можно ТАК не угодить ?... Так, на нашу голову тут еще магия действует... Так, А кто ?... Что ???.. Ничего себе влип ! Да !!! А почему я сюда не вернулся раньше ? Нет ! Нет !!! О нет, только не это !

AUXiliar mate initiated

VRC mode:$CLOAK level 0=>#1

Пространство вокруг меня мгновенно посерело и потеряло собственное разноцветье. В отличии от себя предыдущего я уже умел входить в сумрак с быстротой, недоступной окружающим. Причем для этого мне не приходилось пользоваться всякими искусственными методами вроде поднимания своей тени и вхождения в нее. Переключение шло мгновенно, примерно так же как меняется картинка при переключении каналов. И совершенно без моего вмешательства. Я уже был, точнее была невидима для окружающих и недоступна в своем времени. Поэтому не обращая внимания на перемены моя сущность продолжала бесцеремонно копаться в ЕЕ сознании, мгновенно восстанавливая картину происшедшего. На свои мысленные вопросы я получал от ее сознания ответы мгновенно, но они меня все меньше и меньше радовали.

>>VCF_coord

[2:7:7:71:03] dT:-27 736:04:26 / 23:57:01


Т(LE,Legal) : 2 176:04:24 / 16:05:30

Базовый слой в легендарной эпохе? Период эвилизации? Чего меня туда понесло то? Хотя понятно. Начитавшись Булычова и иже с ним, решил проверить существование. Тоже мне, экспериментатор! Приключений не хватало. Только вот зачем остался? Да еще в самом веселом периоде? Мне что жить надоело или неприятностей не хватало? Так. Что мы тут имеем? Свет и тьма! Ну надо ж было так вляпаться то...

Килошагах в десяти к юго-западу от того места, где меня так вот весело материализовало находилась деревня. В ней, насколько я понимаю как-то так вперемежку жили то-ли люди, то ли маги - со своими мерками тут вряд ли пойму, но магия здесь по ходу была столь же доступна и общеизучаема как и образование у нас. Короче жила была деревня и жили в ней не то пыри, не то нетопыри... В общем Местные Жители. Однако не все у них, похоже, складывалось так гладко, как хотелось бы.

Очень давно (легенды умалчивают когда) из деревни начали как-то так сами по себе исчезать люди. Старейшины отправились на поиски пропадавших но так их и не нашли. Однако поведали о том, что к северу от деревеньки откуда-то появился некий Черный Замок (Оп-с! Его ж отсюда видно невооруженным глазом! И близко он! СЛИШКОМ близко!!!) которого раньше вроде как не было. Отряд из самых отважных сельчан, которые, по ходу, и все то были не робкого десятка, был снаряжен к замку, дабы выяснить все, но так и не вернулся. Маги-разведчики - тоже. Единственный, кому таки удалось вернуться, и то, по чистой случайности, был Старейшина Рода, который собственно и рассказал о том, как погибли остальные.

В замке жило некоторое существо, которое народ совершенно закономерно прозвал людоедом. Существо обладало неизмеримой скоростью (сумрак?!) и безграничной силой (договор?!) и отличалось достаточной гастрономической привередливостью. Оно каким-то неведомым образом успевало подскочить к своей жертве и вырвать ее сердце раньше, чем таковая успевала это заметить. Причем, что странно, крови при этом никто не видел. Однако никто из тех, кто отважился потом побывать на поле сражения не смог найти останков тел или чего-либо принадлежащего покойным. Тела и вещи просто исчезали.

Ходили также слухи о том, что покойников иногда видели в деревне, но бывающих там тайком и исключительно под покровом ночи. Ходили слухи и о том, что Черный Замок - это не замок, а Город Мертвецов, потому как люди сведущие и славящиеся острым глазом и цепким умом говорили, что видели через свои Магические Окуляры около замка людей, ранее живших в деревне, но пользующихся в свое время дурной славой. Людей же, отправившихся туда дабы разобраться во всем и отомстить никто больше не видел.

Замок окружала какая-то странная граница. Лес вокруг замка был столь же густым, что и вокруг, но в отличии от окружающего он был мертвенно-черным и никак не реагировал на пролетающие мимо ветра. Лес был мертв и в то же время жив, как, впрочем, и все, что находилось в замке. Границу эту прозвали Мертвым Кольцом (наверное в память о Кольцах) и все знали, что сквозь нее есть дорога только в одном направлении. Вошедший в Мертвое Кольцо снаружи никогда не возвращался. Это было обычаем и это было данностью. Правда существовала и еще одна странность, необьяснимая с ИХ точки зрения.

Кольцо имело некую странную проплешину с восточной стороны наподобии маленького круглого зеленого камня (названного почему-то Александритом). Судя по всему там было что-то живое, вытесняющее собой даже ту сущность, которая образовывала Кольцо. Но оно находилось внутри Кольца и посему выяснять что это так никто и не решался, потому как жить в неведении было гораздо спокойней чем умереть, познав истину. А таких явных самоубийц в деревне, по видимому, уже давно не водилось.

Был и еще один обычай. Странный и страшный. Но только не для жителей деревни, которые принимали его за данность и, по видимому, избавление. Дабы ублагостливить стихию и не накликать великого гнева ни на свои головы, ни на головы ближайших соседей, было положено следующее:

Каждую весну, не зависимо от того, пропадал ли кто-то за последний год или случай их миловал, жители деревни выбирали на особо учрежденном для этого празднике самого смелого парня и самую красивую девушку. Все это происходило с большой помпезностью, и было в своем роде крайне почетным. На Избранных возлагалась некая, сугубо почетная, миссия, и поэтому им целый месяц после этого разрешалось не соблюдать никакие общеизвестные табу (которых, впрочем, в деревне и так не было) и вообще делать все, что им только заблагорассудится. Существовал только один запрет. И за этим усиленно следили все, кто только мог это сделать. И ему и ей категорически и под страхом накликиваемого на весь их род проклятья запрещено было влюбляться в кого-либо, и уж тем более друг в друга. Случись такое - и этот факт был бы принят за тягчайшее проклятье на головы всех жителей деревни. Говорят, что когда-то очень давно сей запрет был нарушен. По недосмотру или по чьей-то халатности - история об этом умалчивает, была совершенно случайно выбрана давно и тайно влюбленная друг в друга пара. Говорят тогда и возник Александрит. Однако зелень леса откупилась множеством крови, и население деревни в тот год было почти истреблено.

Да, этим, ничего не подозревающим двоим, был уготован месяц всемогущества. Но мало кто из них знал, что их ждет дальше. И вообще мало кто из жителей деревни знал, что их ждет. Говорить об этом тем, кто не справил еще свою шестнадцатую весну, было не принято, а тех, кто ее уже пережил - просто не имело смысла, потому как таковой выбор их уже успешно миновал, и, не будучи выбранным, уже не принято было интересоваться своей возможной в этом случае судьбой. Все знали, что по истечении этого кошмарного месяца эти двое куда-то бессл/ptext-align: justify;едно исчезнут, и все снова успокоится и уляжется до следующего года. И кара будет снова отвращена. Но в следующем году снова придется выбирать...

Как и водилось, в последний день третьего месяца эти двое должны были отправиться с Великим Жрецом (являвшимся по странному стечению обстоятельств тем самым Старейшиной Рода) к Великому Источнику Жизни - ­речушке, слегка огибающей Кольцо с юга на юго-запад и размывшей дорогу, проходившую когда-то по тем самым местам, на которых возник замок. Дорога сия была единственным путем, соединявшим Селения Перевала (о, уже и название селения есть) с окружающим миром по суше. Неведомо, что творилось с ТОЙ стороны, но жители таким образом были полностью отрезаны от Мира возникшей преградой и мало кто решился бы эту связь возобновить. Вернее тех, кто решался это сделать, в селении больше никто никогда не видел. Возвращался из тех мест Жрец всегда один, после чего надолго уходил в глубокие и продолжительные медитации вплоть до появления очередного урожая мухоморов. Спрашивать его о чем либо в это время было просто не принято.

Величайшим оскорблением было бы и спросить его о том, почему он всегда возвращался, ибо все знали, что он - единственный, кто смог вернуться тогда, и кто, очевидно, знал какие-то тайны Кольца, о которых остальным было просто не ведомо. Никто также не знал и истинного возраста Жреца, ибо знали, что он старше любого из жителей деревни и все, кто его знал, помнили его исключительно старцем столь же древним, сколь и он был сейчас. Смутно угадывалось в этой старости что-то зловещее. Но об этом тоже было не принято спрашивать...

Однако ей, то есть, посредством Омеги, мне, повезло. Когда прошлой весной мою подругу ИЗБРАЛИ я, пользуясь некоторыми своими магическими способностями в искусстве уходить от взора Старца и скрываться в любой растительности становясь ею (чему, собственно и обязана своей красотой, ставшей в этом мире проклятьем), все-таки проследила, куда он их ведет и что происходит потом. И поэтому, оказавшись ИЗБРАННОЙ на этот раз, я уже знала, что меня ждет. А может быть, ОН просто меня тогда заметил, но до поры не подал вида. Во всяком случае все знают, что что бы ни решил Совет - последнее слово всегда оставалось за Старцем. И ослушаться этого слова было равносильно самоубийству. Об этом никто никогда не говорил, но все знали.

Зная это, я в первый же день не стала уподобляться тому пареньку, которому так угораздило повезти этой весной. Я начала искать выход. Бежать из деревни было глупо - Избранным можно было конечно все, но только под неусыпным присмотром. Отказаться от такой вот всеми почитаемой и уважаемой миссии - еще глупее. Меня бы просто не поняли. Просто ждать своей участи, стараясь не думать о ней - не хотелось еще больше. Да собственно и не обещало это ничего хорошего. Страшные легенды ходили о тех, кто ушел в Замок. А еще страшней была правда. Но она в этом мире не была уважаема еще больше.

Оставалось лишь одно. Когда-то, когда я еще была маленькой девочкой, некий странник по имени Глай из Эррена поведал мне одну странную историю о некоем Заклинании Взаимопомощи, которым можно вызвать в помощь некоего мага из другого мира, который только тем и занимается, что путешествует по мирам и разрешает неразрешимые загадки. Этим заклинанием можно было воспользоваться только один раз, но оно должно было "спасти жизнь мне и моему народу, когда уже ничто не сможет помочь". Похоже, что сейчас как раз наступал такой момент, когда никто ничего не мог изменить и ничего не оставалось. Заклинание было применено, после чего я странным образом стала способна на многие магические штучки в обмен на чье-то присутствие...

Эй! Полегче! Это было мое первое появление! Слияние сознаний подействовало на меня слишком уж странным образом. Теперь я знаю, что произошло до момента моего первого появления здесь но вот в упор не помню что же происходило дальше. Вернее эта информация просто потеряна вместе с кристаллом, на котором были все хронозаписи тех лет и тех бывших Историй. Но почему я нахожусь в такой близости от Замка и с какого перепугу я скинул(а!!!) здесь Омегу. Здесь, практически под носом у Врага. Хотя кто для меня сейчас больший враг - это нечто в замке или жители моей деревни сейчас еще нужно бы выяснить. Ладно. Кольцо я похоже еще не додумалась пересечь, так что варианты пока еще есть. В деревне меня уж точно не ждут - это ясно по тому, с каким удовольствием меня оттуда проводили. В замке - очевидно ждут, но, по видимому, не одну. Да и Великому, по-видимому, мои выходки с полетами и исчезновениями (да уж, додуматься применять здесь неизвестную им магию надо было еще постараться) явно не понравились. Жители, конечно, боятся подбираться близко к Кольцу, но близость Проклятья для них, очевидно, страшнее. Половина жертвы - не жертва, а оскорбление, и они, очевидно, об этом знают. Так, теперь понятно, почему я в таком вот не совсем удобном (ой!) теле. Вторая жертва, видимо, уже принесена и я не могла этого предотвратить. Что же меня вышибло то? На хронокристалле было конечно все, а здесь можно воспользоваться только ее памятью. А она смутна. Жертвенник. Вспышка. Полет. Опадание тела... Смерть? Интересно от чего? Хотя... Неудивительно что Омега той версии меня при этом вышибла из воплощения. Отключать предохранители я научился значительно позже. Но почему оставлена точка возвращения? Так... Большего из ее памяти я видимо не выжму, так что придется разбираться на месте. А почему я вижу замок, если, согласно легенде, Кольцо непроницаемо? Или в сумраке оно не существует? Или оно и есть Сумрак? Тогда понятно, почему из него никто не возвращался. Интересно, кому же на самом деле понадобилось создавать сумеречную зону ТАКИХ размеров? Это ж какой энергией нужно поддерживать ее стабильное существование? Кому здесь понадобилась экскурсия в сумрак за счет своей же энергии такой кучи народа? И главное - ЗАЧЕМ?

Есть и другая странность. Я много слыхал о возможности создания сумеречной зоны внутри реального мира. Это нормально и такой фокус смог бы проделать даже я, будь у меня достаточное количество энергии удерживать эту штуку стабильной. Но на создание реала внутри сумрака я здесь имею возможность любоваться впервые. Для одного удержания такой Проплешины требуется энергия, многократно превышающая сам Сумрак. А это пятнышко, насколько я понимаю, еще и умудряется расти...

Однако пока мое сознание занималось столь бесцеремонным копанием в памяти инициированного мной тела, мои молоденькие ножки уже несли меня от точки инициации куда-то... так, если верить карте... поближе к той самой зеленой проплешине. Это уже интересно... То, что пройти Кольцо с этой стороны будет безопаснее всего, я мог, в принципе, догадаться и сам. Но, похоже, что сей маршрут был заложен уже в моторных навыках ЕЕ тела. Так. Все страньше и страньше с каждой минутой. Значит я откуда-то знаю про сею проплешину и по видимому, бывала там достаточно часто чтобы помнить эту дорогу наизусть. Значит я знаю и про то, что же там находится или хотя бы как это выглядит со стороны. Хотя... нет, уже не знаю. О, как мне сейчас не хватает маленького кристаллика горного кварца, воткнутого в специальную дырку в корпусе коммуникатора ПО ТУ СТОРОНУ, с которой я пришел... Моя тогдашняя память мне бы сейчас ох как не помешала...

Ладно, нет - так нет. Забыли. Как бы мне сейчас еще во что-нибудь не влипнуть... Тем более что если здесь кто-то создал таких размеров Сумерки, моя маскировка, по сути, не даст большего эффекта, нежели попытка спрятаться в свою тень в абсолютно голой пустыне при полуденном солнце. Такзачемжетерятьлишнююэнергию?

>> DECLOAK

You must be uncheck or alone! Retry (Y/n)?

ТАК.... Мы не одни... И на нас похоже смотрят...



11



Кошечка подкралась абсолютно бесшумно, как, пожалуй, дано только хоббитам и передвигающимся "на пузе" кошачьим. Небольшенькая такая, отсилы метра полтора, с лоснящейся полосатой шкурой... Ее взгляд я ощущала почти физически...

Ну как можно было забыть что Сумрак для них не имеет значения?

Однако меня вовсе не считали внеочередным завтраком и это было странно. На меня смотрели два больших зеленых глаза. Знакомо так смотрели. И, похоже, чего-то ждали...

- Полина?

Имя выплыло из моей "женской" половины сознания как-то само собой. Да, похоже, я тут знала местную живность гораздо лучше любого из местных. Но откуда такое странное имя? Особенно для тигра...

- Да. Только не говори, что ты меня ожидала увидеть в несколько другом виде. Это слишком долгая история, и, как ты понимаешь, требует больше внимания, чем у насмерть перепуганной девочки под столь многообещающим взглядом. - Она прижала усы, попытавшись состроить некое кошачье подобие улыбки. - А ты, как я понимаю, новоиспеченная красавица моей родной деревни? Или просто забрела в такую даль, несмотря на все предостережения и страшилки, связанные с этими местами? Или ты все-таки призрак и мне мерещишься, в память о том, когда я была такой как ты и так же любила совать свой вздернутый носик туда, куда меня совершенно не просили?

Да, ситуация была более чем бредовой. Про говорящих животных я еще кое-что слышал, а вот про улыбающихся тигров, заводящих с тобой компанейскую беседу, посреди очень уж дружелюбного лесочка с сумеречными странностями, слыхать не приходилось. Интересно, а может ли чего-нибудь такое примерещиться ПРИЗРАКУ вроде меня? По-моему нет. Ладно, надо бы и беседу поддерживать как-то. Пока тут не передумали повременить с обедом...

- Но откуда ты здесь? И почему в таком экзотическом виде?

Пожалуй, любому, знакомому с культурой моего собственного мира эта цитата больно резанула бы слух. Но здесь был другой мир, и мой намек просто не поняли.

- Это слишком долгая история, которая тебе понравится еще меньше, чем то, что ты могла увидеть в своей безобидной прогулочке год назад. Да, знаю, знаю. Старую ведьму на мякине не проведешь. И на мелкой магии тоже. Больше некому было так красиво выследить нашего Великого Мошенника вплоть до самого Ритуала и чуть было не последовать за нашими Жертвами. Или все же последовать год спустя?

- Да. А это было так закономерно?

- Ого. Похоже Старый Мошенник делает успехи! Я ожидала от него такой подлости, но использовать свой решающий голос в выборе для устранения свидетелей?! Умно, умнО... - меня медленно смерили взглядом с головы до ног - Да, действительно красива. Как и твоя мать. Вот только одного не пойму. Кто тебя так лихо научил летать? Я не могла. Больше некому. Или ты все же призрак и жертва состоялась?

О чем то начиная смутно догадываться я впервые за всю заварушку посмотрела себе под ноги. Теперь было понятно, как я смогла нарезать такой вот совсем не маленький полукруг вокруг Сумеречного Леса и при этом не запыхаться и не устать. Мое тело умудрялось легко стоять на таких тонких травинках, которые прогнулись бы под тяжестью какого-нибудь местного жука, а не то чтобы живого человека. Понимаю, конечно, что у женского тела центр тяжести ниже и субьективно в нем чувствуешь себя гораздо легче. Но это лишь обманчивое ощущение. Да и силу тяжести то здесь, похоже, никто не отменял...

Уж что что, а флиппинг то надо было в первую очередь отключить! Старею, старею. А почему он собственно не выключился сам? Или я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО призрак? Но тогда почему я не помню своего развоплощения?

Тут еще как-то так некстати вспомнился холмик, над которым я материализовалась... ХОЛМИК???... Догадка обдала холодным потом... А где собственно была Омега? Внутри? Зверски, зверски... Но за время возвращения меня не могли УСПЕТЬ ПОХОРОНИТЬ... ПОХОРОНИТЬ ЗАЖИВО, насколько я понимаю, потому как обрыв связи происходит как раз в момент смерти носителя. Но как раз при обрыве связи время то и останавливается в ЭТОМ мире. Если при возвращении я не обнаружила на своей "могилке" авторов своего погребения, то до срабатывания Омеги должно было пройти достаточное время... Значит, нам тут еще и познания некромансера вспоминать предстоит... Некроманта в чужом мире?! Хотя... Свет и тьма! Лучшего способа оторваться от преследования мне еще не подворачивалось ни в одной Истории. Мертвых не ищут. И не ждут. Самому бы мне до этого ввек не додуматься!

- Мой вопрос поставил тебя в тупик или ты что-то умело от меня скрываешь? - поинтересовалась Полина, явно заметив мою задумчивость. ­Ну не пугайся так. У тех, кого принесли в жертву, есть только два пути. Они либо минуя жертву попадают сюда, либо оказываются сразу в замке. Но те, кто оказывается в замке, боятся гулять за его стены, покуда не зашло солнце. Однако тебе оно, похоже, хлопот не доставляет. Значит ты - не призрак. Но откуда у тебя ТАКАЯ магия, которой давно уже не встречалось в наших краях?

Значит, для меня сделали исключение? Но кто? И зачем?

Ладно, надо выбираться из затягивающейся неловкой ситуации покуда из разряда собеседника я еще не перешла в разряд вкусной и здоровой пищи.

Чуть ли не с озверением ткнув "ы" клоакеру я практически мгновенно вывалилась в здешний реал, и, не обращая внимания на изменения картинки (хотя чес-слово стоило бы), полезла в настройки собственного скина...

InFreq mass>>46,5

Реально? Нет? Во всяком случае похоже

X-pdv>> 0% (normal)

Если бы я была призраком проницаемость в нуле бы уж точно не стояла.

X-Gravity>>8,7 (default)

Да, явно ниже, чем у нас. Но у них тут еще должны пока существовать некоторые громадные летучие твари. Хотя Горынычу, думаю, тут подняться в воздух было бы уже сложновато...

<>

... Странно. Что-то недружелюбно встречает меня здешняя земля. Могла бы уже и начать притягивать. Ладно, попробуем по-другому...

Levitation>> OFF

- Ой!

До сих пор не привыкну, что эта команда срабатывает сразу. До земли было вроде совсем недалеко. Но одно дело - когда ты прыгаешь с чего-то и совсем другое - когда на тебя начинает действовать сила тяжести из состояния полета. Не позаботившийся о том, чтобы стоять на земле, плюхается на нее со всего размаха. И это не очень то приятно! Не много ли падений за один день?

Однако очередная моя неосторожность позволила мне слегка оглядеться.

Итак, я находилась немножко поодаль от полянки, которую окружали деревья, стоя будто бы ровным кольцом. Другое такое же, но уже пошире, находилось за моей спиной. Странно было другое. Эти деревья были нормальными, живыми. А вот за ними, вокруг, со всех сторон угадывался тот самый мертвый сумеречный лес. И, если мне не изменяет память на здешнюю географию, так может выглядеть место только... внутри той самой Проплешины жизни, про которую ходят самые странные и страшные слухи, но в которой, как я понимаю, так никому и не пришлось побывать... До сих пор не пришлось. Ну чтож, я буду первой!

Что-то мне напоминало это кольцо и идущая сквозь него дорожка. Вдали, где-то в середине круга угадывалось некое нагромождение, напоминающее то ли очаг то ли трухлявый, сгнивший и не раз обожженный пень. Но откуда здесь свежий очаг если я встретил здесь тигру? И что за дорожка идет сквозь него и уходит в лес. И вторая, которая ее пересекает... А это еще к чему? Две линии... Два круга... обьединенные одной общей точкой... Фокусом? Где-то я это уже видел...

Свет и тьма! Это ж Перекресток! Древний кабалистический знак перехода между мирами, общий для мира Живых и Мертвых... Не зря, наверное, именно эту картинку позаимствовали авторы огнестрельного оружия для первых оптических прицелов... Да и мишень испокон веков выглядит почти так же... Но ЧЬЮ энергию он здесь притягивает? Непонятно...

- Ну вот - заговорила снова Полина, вдоволь отсмеявшись (против чего заставила померкнуть даже силы моего воображения) - Теперь я могу быть точно уверена, что ты - это то самое дитя, что пришлось мне принять шестнадцать весен назад, когда я ЕЩЕ БЫЛА человеком. И теперь я верю что ты - не воплощение Злобного Призрака из Замка. Ты пользуешься своими силами, даже не зная их природы. А на это способен лишь человек. Магия ­вещь обоюдоострая, но только мы, люди, всегда об этом забываем. Так что не стесняйся, проходи к НАШЕМУ очагу. Нам о многом предстоит поговорить. Добро пожаловать в Круг Жизни, как называем его мы, или Александрит, как называете его вы... Добро пожаловать тебе, Человек, если ты пришел снаружи...

Меня чуть было не передернуло от этих слов. Да, я человек. Да я именно ПРИШЕЛ из другого мира. Но откуда ОНА то об этом знает?

И только усилием воли я заставил себя понять первоначальный смысл этих слов. До чего же все-таки может довести бедную маленькую девочку всеобщая затравленность и подозрительность. Особенно если тот, кто занял ее тело, крайне не хочет себя афишировать в ЭТОМ мире. На меня уже начинали потихоньку накладываться особенности ее восприятия, а на нее ­мои, и это уже было дурным знаком. Снаружи находится Деревня. Внутри ­Замок. Мое тело - тоже пока человеческое. Ну или почти человеческое. Но Свет и Тьма, как к месту это было сказано!

Во всяком случае, отказываться было просто глупо. Тем более что мне сейчас как раз не помешал бы, хотя бы краткий солюшен по этому миру, и тому, что же собственно у них тут творится. Да и пригласили меня вроде не в качестве закуски, что тоже радует. Но почему НАШ очаг? К очагу обычно приглашают в компанию... А какая ЗДЕСЬ может быть компания?

Мы подошли по дорожке к очагу и тут тигрица (как я понимаю) слегка отвернувшись от меня в сторону произнесла:

- Можете выходить. Она для нас не опасна.

Вот тут уж я всерьез пожалела о своем, хотя и мысленном, вопросе...



100



Полянка была презабавнейшей находкой. Но только для человека с очень крепкими нервами. На такой вот безобидной полянке проживал и неплохо здравствовал довольно-таки нехилостный прайд. Конечно ощущение от того, когда из за деревьев к тебе сходится со всех сторон очень даже не маленькая "группа в полосатых купальниках" представить себе можно. Но оказаться в такой вот интересной компании, наверное, захотелось бы далеко не всякому. Однако к чести моей (да в общем, и моего тела) все обошлось достаточно благополучно. В общем, меня после этого успешно откачали, что тоже радует.

Интересный здесь все-таки народ. Люди, ведущие себя как звери и звери, по крайней мере пытающиеся себя вести как люди... Впрочем, я еще не знакома с жителями Замка (а уж они, как я понимаю, тоже есть), так что представить себе общую картину пока могу лишь смутно. Здесь существует магия, но она практически бесполезна. Здесь существует красота, но она опасна... Здесь существует зло, но оно маскируется добром. Или все же наоборот?... Мир перевернутый с ног на голову, но тем не менее, реально существующий... И, насколько я понимаю, уже очень давно...

Теперь, слегка освоившись с моими новыми собеседниками, которые на самом деле были далеко не столь грозны как их внешний вид, и собственными повадками гораздо больше напоминали людей, чем столь хищных животных, я начинала кое-что понимать. Мне уже было понятно, почему это местечко мои соплеменники прозвали Александритом. Их потрясающему чувству черного юмора можно было только позавидовать. Да, пятнышко было зеленым камнем на фоне мертвенно-темного леса. Это всегда было видно издалека, потому как два кольца высоких деревьев скрывали его истинную суть. Но тот, кому случайно, или же намеренно, приходилось увидеть ночью, вблизи, и в свете разведенного посреди полянки очага, его полосато-красную сторону (ибо днем и при естественном свете разглядеть что-нибудь сквозь стену сумеречного леса было просто невозможно), по весьма понятным причинам стремительно покидал это место и в эту часть леса больше никогда не захаживал. И не вернулся бы даже под страхом смерти или Жертвы, что, в общем-то, тоже было понятно.

Правда вряд-ли кто нибудь решился бы приблизиться к Кольцу ночью. День служил каждой твари, живущей в округе от Кольца защитой, потому как запирал в Замке его жителей. Однако Ночь возвращала им их права и даже давала им весьма значительные привилегии, скрывая их от внимательных взглядов и позволяя им приблизиться настолько, что жертве времени просто не оставалось. Всем в этом мире нужно было что-то кушать, поэтому излишняя неосторожность была равносильна приговору. Или самоубийству с добровольным пожертвованием собственного тела. Причем чаще всего Темной Стороне.

Ночь не была "своим" временем и для жителей этого странного островка жизни в мире Сумрака. Сюда тоже (теоретически) могли нагрянуть. Но так уж сложилось, что жители Замка почему-то не только боялись света дня, но и не рисковали подходить близко к очагу внутри круга. Деревья были чем-то вроде магического барьера, не допускающего никого извне вопреки желанию его хозяев. Но это не ограждало их, а только отпугивало чужаков. Теперь я начинала понимать все увиденные мной предосторожности, не понимая, однако, покамест, основной сути всего происходящего.

Полина, как бывшая в недавнем прошлом старая деревенская ведьма, была здесь, похоже, сейчас за главную. Умело разведя очаг с помощью небольшого файрбола (Свет и Тьма! Это ж всегда было боевое заклинание!), она пригласила меня к очагу, представив всем как желанную гостью и очень давнюю знакомую. Правда некоторым из них меня представлять не требовалось, ибо они еще помнили меня девочкой, милой, красивой и еще не подозревающей о своей судьбе. После этой душещипательной сцены, в которой мне так или иначе приходилось участвовать в любой Истории (и что я особенно в них ненавидела), мы наконец уселись и начался рассказ.

Компания, в которую я вот так вот случайно попала, была еще более странной, чем я предполагала вначале. Тигры не были ПОХОЖИ на людей, как мне показалось вначале. Да, как и положено прайду, они охотились днем в этих лесах. Да, они действительно обладали всем набором своих хищных и кошачьих привычек, если дело касалось охоты. Но они прекрасно различали людей, пришедших снаружи кольца и нежить, пришедшую изнутри. На первых они не нападали никогда (что для хозяев этого леса было весьма странным). Со вторыми - расправлялись как могли. Конечно, если бы пришлось встретиться кому-нибудь из замка и одному из моих новых полосатых знакомых, то последнему пришлось бы несладко. Но когда в дело ввязывался весь прайд, непрошенный гость обычно своим ходом уже не уходил. Но в пищу он тоже не шел, потому как мертвячатина не имела вкуса и его просто оставляли дожидаться рассвета. Растерзанные же жителями замка тигры тоже в замок не попадали. Про них говорили, что они ушли в сумрак леса навечно, и проклятье с них было снято. В самый последний момент к ним возвращался их реальный облик, но потом тело, оказавшись в сумраке леса, стремительно истлевало. В общем, между ними шла какая-то вялотекущая и не совсем понятная война, но не за выживание и за пищу, а за что-то другое, виной чему было существо из замка, которое разделяло их как развилка - два разных конца одного пути. Те и другие не были ПОХОЖИ на людей. Они в прошлом БЫЛИ людьми. Такими же, как и я, ничего не подозревающими жителями деревни. Те и другие были либо пойманы жителями Замка, либо принесены его хозяину в жертву. Те и другие достались Хозяину лично и эта самая встреча и разделила их. Вернее разделял их сам Хозяин, но принцип этого деления мне нравился еще меньше.

Хозяин Замка был в своем роде странным существом. Он не подходил под классификацию зомби, людоеда, маньяка или любой другой нечисти, питающейся чужой плотью. Он не имел (по видимому), собственного стабильного образа, потому как некоторые помнили его в личине смутного и (как им казалось) не имеющего лица старца, некоторые видели его постоянно меняющим свой облик демоном, некоторые - просто молодым человеком или девушкой, призывающими на помощь. Говорят, что он может принимать вид любого животного, но никто и никогда не видел процесса этого превращения.

Говорят... Однако, для тех, кому не посчастливилось его случайно встретить (или попасться ему на глаза), все заканчивалось обычно очень быстро и фатально. Прыжок, вырванное прямо из груди сердце без крови, без ничего, как будто пальцы монстра пронизывают плоть не встречая никакого сопротивления и ее совсем не повреждая, после чего монстр таинственно растворялся в воздухе и через некоторое время появлялся вновь. Однако мало кто видел, что после этой "операции", опавшее мертвой куклой тело постепенно и как бы растворяясь в воздухе, исчезало... и через некоторое время обнаруживалось живым, здравствующим и живущим внутри того самого странного замка.

Однако не раз выходило и так, что у монстра этот фокус не получался, а вместо окровавленной руки с столь животворящим органом ему удавалось извлекать (и то с трудом) лишь обугленную головешку. Тогда монстр зверел, произносил несколько слов на неизвестном здесь языке, напоминающем чем-то раскаты грома, и на месте обидчика возникал ярко-белый огненный столб. Поединок на этом обычно заканчивался, а монстр на довольно продолжительное время исчезал и людей некоторое время не беспокоил. Но если такая "светомузыка" происходила не где-нибудь, а во время Жертвы, то народ знал - рано или поздно им этого не простят.

Однако мало кто знал, что точно такой же яркий огненный столб появлялся и в центре так вот случайно замеченной мной фигуры. Когда столб затухал, то вместо него там оказывался новоиспеченный полосатый зверь, ничего в происшедшем пока не понимающий, но имеющий, сам того не подозревая, одну общую с обитателями Круга беду.

Я уже почти догадалась, какую, но высказать свое предположение вслух не успела. Да, против нашего Призрака из замка (Людоеда, или как его там?) в этом случае вставала та самая Четвертая Сила. Но он (или она) понимали только здесь, что защищала их в этом случае та самая сила, которая обжигала и их собственное сердце. Да, этой силой была Любовь.

Любовь к кому-либо, не преодолимая ничем. Именно она и обжигала плоть монстра, и именно она в этом случае делала для появившегося там жизнь в столь сильно перевоплощенном теле настоящим адом. Правда ненадолго, потому как любимый им человек, превозмогая страх перед всеми известными про эти места ужасами, устремлялся по его следам... и вскоре приходил к тому же самому исходу из столба ярких белых искр... Или не устремлялся и не приходил, но тогда ждать в общем-то просто не имело смысла...

Тайком наблюдая за странно разлегшимся на полянке попарно, и жудко напоминающий своими повадками поведение моего домашнего кота (в МОЕМ реале!), которому наконец-то принесли кошку, не одним десятком полосатых кошечек побольше, я уже понимала, что в основном все так и было. А если так и не было, то заканчивалось в основном так же благополучно, но для двух отверженных, которые, только здесь, опять таки, совершенно случайно замечали друг друга...

И что самое то страшное... Даже здесь и даже в этих телах и на этом зеленом клочке земли, отвоеванном у мертвого Сумрака, они друг с другом были счастливы. Но как зыбка эта грань и как непрочно это призрачное состояние. Счастье, которое по своей природе не может длиться вечно, но которое в свою очередь не может быть прервано ничем кроме угрозы смерти... Счастье, не зависящее почти ни от каких внешних причин и не требующее ничего взамен кроме такого же счастья рядом... А может быть именно к ЭТОМУ мы стремимся в моем реальном мире? Но почему я не вижу тех же чувств в глазах Полины, а вижу там лишь безмерные тоску, обиду и боль? И от чего тогда меня при взгляде на эту абсолютно идиллическую картину пробирает дрожь, несмотря на все усилия отчаянно полыхающего очага? Что же здесь не так?

Каким же нужно обладать запасом нездорового цинизма, чтобы усилиями магии сотворить такое? "Плодитесь и размножайтесь" в самом удобном для вас теле? Я, кажется, начинаю что-то понимать, и сей почерк кажется мне слишком уж знакомым. "Каждый получит то, что захочет". Слишком знакомая позиция. Все больше и больше мне это начинает не нравиться, но я пока не могу ничего менять, не разобравшись до конца. Хотя... А кого я собственно защищаю? И от кого? Или я тоже, ввязавшись в эту игру "получаю то, что хочу" вообразив из себя спасителя мира, который, по сути, не нуждается в моем спасении? Что я собственно хочу? Избавить от проклятья этих кошек с человеческими душами? Но они и так попарно пребывают в том эфемерном состоянии, на которое я могу сейчас только облизываясь любоваться. Ведь мне пока еще никогда не удавалось сотворить это в своем реальном (для меня) мире. У меня никогда не получалось сделать это чувство обоюдным... Избавить от страха перед Замком жителей этой странной деревни? Но им проще откупиться двумя ни в чем не повинными жертвами раз в год, нежели даже разобраться в том, зачем они нужны. При этом чувства и мысли жертв по этому поводу даже не имеют значения, ибо они все равно ничего не успеют узнать. Великий знает свое дело и когда Дух Замка призван, им просто не остается времени даже о чем-то думать... Да, кстати...

- А кто такой этот Великий Жрец и почему он этим всем занимается с энтузиазмом электрической мясорубки?

Вопрос был задан, конечно, невпопад, и крайне некорректно. Электричество здесь изобретут еще ой как нескоро...

- О, это история еще более странная. Сама я этого не знаю, но в древних записях моих давних предков встречала одну легенду о том, что когда была решающая битва, Дух просто не обнаружил у Жреца сердца, но и не был изувечен. То есть у того, кто называет себя Вернувшимся такого органа просто не было. Тогда они исчезли вместе, но через некоторое время наш Великий Мошенник вернулся в деревню весь в изодранных и окровавленных одеждах и поведал душераздирающую историю, которую ты уже наверное не раз слышала. Однако там же было сказано, что он был одним из древних магов, не раз менявших сторону Света на сторону Тьмы и обратно. Не знаю, кто он на самом деле, но почему он вернулся из Замка, не став там призраком, примерно догадываюсь. Так что уж если тебе придется с ним иметь дело будь поосторожней.

Очень вовремя! Мне бы этот совет до того, как мое здешнее тело превратилось в такой вот безобидный холмик где-то на юге в точке моей материализации.

- Обяз-зательно. - (только вот шнурки поглажу) - А о хозяине замка там ничего не было?

- Нет. Про Хозяина вообще мало что известно. Кто он и откуда ­действительно не знает никто. Было только где-то сказано, что Хозяина сможет победить лишь тот, кто никак не может найти свой мир и потому путешествует по чужим в поисках покоя. Единый в телах и душах, восстав из мертвых желанием живых, он придет снаружи, и поставит все на свои места. Но никогда не сможет вернуться.

Не знаю, была ли это просто красиво сказанная фраза, или там действительно что-то такое было. Но прогноз сей мне явно не нравился. ОЧЕНЬ не нравился. Она сама не подозревала, что это предсказание УЖЕ сбывается. Но за то я их и не люблю, что настоящее предсказание либо не сбывается никогда, либо сбывается ПОЛНОСТЬЮ.

- Но как его узнать? - поставила я вопрос ребром, слегка при этом переигрвыая. Впрочем уже было поздно. - И что это вообще за предсказание, про которое я ни разу не слышала?

- А ты должна была о нем слышать? - удивилась Полина - Нет, сдается мне, этого боится и сам Хозяин. Иначе бы я не прохлаждалась здесь, беседуя с тобой. Каким-то образом в Замке становится известно все, что бы ни происходило вокруг. Когда я, совершенно случайно, наткнулась на это в одной из книг, об этом как-то стало известно. После я получила приглашение открыть Великий Праздник Весны. Ничего не заподозрив, я согласилась. Но позже оказалось, что тот, кто должен был открыть этот праздник, должен был его и закрыть. То есть сопровождать Великого все время празднеств. Когда я заподозрела подвох было уже поздно. Мы уже были на пути к известному тебе месту. Когда я пыталась бежать то увидела, как вокруг меня будто бы накинули кольцо из яркого белого и искрящегося сияния. Сияния, в котором невозможно двигаться... Дальше ты уже, наверное, и сама поняла.

- Да, весело... А что тигры не могут покинуть круг?

- Ты сама то себе это представляешь? Меня? В ТАКОМ виде? В моей родной деревне???

- А остальные?

- Посмотри на них. Они счастливы. И, похоже, сами нуждаются в защите.

- А люди?

Язык мой - враг мой. Сама того не замечая, я перешла грань, которая была недопустима.

- Даже отчаявшийся самоубийца на это не решится. Да и люди не могут пересечь Мертвый Лес не повстречавшись с Хозяином. - Она о чем-то задумалась, но вдруг ее глаза округлились, а по спине прошелся горбик ужаса. - Но тебе то это КАК удалось???

Свет и Тьма! Теперь, похоже, несладко придется мне. Отмалчиваться ­глупо. Выложить все - еще глупее. Да и кто мне поверит? Хотя... Учитывая мои бывшие заслуги и особенности моего сюда прибытия, думаю, поверят. Но если верить таймеру - по отношению к НАШЕМУ миру это - глубочайшее прошлое. Не знаю как, и с какими мирами пересечется это событие с НАШИМ миром, но мне от этого, печенкой чую, не поздоровится... Ладно, как там говорилось? Правду, только правду, ничего кроме правды, но не всю правду? Попытаюсь построить на ходу что-нибудь наиболее правдоподобное в стиле этого мира. И так я тут слишком уж иная получилась. Посмотрим как у них тут с некромансией.

- Сама не знаю. Но похоже, что меня здесь похоронили заживо. И я умерла...

Ну бред, бред! Мне бы детские страшилки так писать а не с ведьмами беседовать!

- Не шути так! Если бы ты умерла твое тело не было бы живее наших. Не знаю, почему, но ты просто СПОСОБНА пройти сквозь круг. Или пролететь? Я не знаю, какую магию ты используешь, но она явно сильнее нашей. Мр-р-р... Пролететь круг... со стороны деревни?... СНАРУЖИ? - она слегка задумалась, но, похоже, вовремя вспомнила свои обязанности хозяйки. Или мне это просто показалось. - Ладно, утро вечера мудренее. Ложись пока спать. Завтра разберемся. У тебя и так в последнее время многовато впечатлений.

Ага, ЩАЗЗ! У меня тут еще остались кой-какие незавершенные дела. Да и луна выглянула тут уж очень подходяще круглая и большая. И почему сумрак этот призрачный свет не гасит? Еще одна непонятка...

Засмотревшись на небо, я как-то так не заметила, как мне под голову тихо и аккуратно просунулась мягкая и пушистая лапа, мои глаза закрылись и я, сама того не замечая, прыгнула на новый уровень реальности.



101



Да, похоже для моего тела этот день был гораздо более утомительным чем тот его кусок, который удалось мне застать в этот раз. Так быстро и незаметно я в СОН ВО СНЕ еще не проваливалась. И это было подозрительным.

Вообще странная штука - сон в чужом теле. Да еще и в таким вот образом инииированном. По законам сна, ОБЫЧНОГО сна, заснув здесь, я должен был вывалиться в свою собственную реальность и свое родное тело. Для любого живущего в МОЕМ мире сон и реальность просто чередуются между собой. Правда для них и сны не имеют такого значения. Но тем и замечательна Омега, что здесь я не попадаю в СОН, я попадаю в ЧЬЕ-ТО ТЕЛО. И засыпая в нем, соответственно, я попадаю в ЕГО сны. Это странная и страшная штука. Спать в виртуальности - очень плохая примета. А видеть сны - последняя капля и последнее предупреждение для того, кто рискует просто не вернуться. Как? Опять НЕ ВЕРНУТЬСЯ? Что-то слишком уж навязчиво эта идея преследует меня в ЭТОЙ истории. И это начинает надоедать.

Однако плохо это или хорошо - еще следует разобраться. Да, сон в перевоплощении - очень плохая примета. Но у него есть одна очень полезная для меня сейчас черта. Сон чужого тела - это ключ к его подсознанию. А там я могу, наверное, найти так недостающие мне сейчас детали тех происшествий, которые были со мной до того, как я оставила здесь Омегу тогда. Это почти так же, как копаться в прошлой жизни, но это иногда срабатывает. И иногда даже помогает найти выход.

Я поднимаюсь над землей, все выше и выше, все дальше и дальше от этого маленького зеленого перекрестка, неизвестно кем, когда и зачем созданного. Я смотрю вниз и вижу, как картинка с высоты птичьего помета медленно, неторопливо и от этого пугающе складывается в плоскую карту. Два круга, один в другом. Один образуют стены замка, другой - Эта странная черная граница. Чуть ниже и почти перпендикулярно той линии, на которой черное и мертвое кольцо вспучивает эта маленькая зеленая проплешина, ставшая уже не больше горошины, и на которой собственно стоит сам замок, тянется тоненькая и извилистая дорога идущая к некоему небольшому аппендицитику из крытых крыш… Чуть позже я понимаю, что это ­та самая деревня из которой родом - мое тело. Дорогу пересекает столь же извилистая речушка. Речушка имеет какой-то странный, почти стальной блеск. Это не вода, но жидкость, которой принадлежит такая отражающая способность, здесь в таких количествах просто не водится. Чуть поодаль от пересечения между рекой и дорогой светится ярким слепящим светом красная точка. Но это - не пожар. Свечение равномерно пульсирующее и чем-то напоминающее точку от карманного лазера. Я вдруг понимаю, что все, что я здесь вижу, есть не что иное, как некая пластина, лежащая в полуметре подо мной, на которой все это нарисовано. Это - некий гигантский и плоский экран, который просто показывает столь же безобразно плоскую картинку.

Но картинка ничуть не изменилась. Она все так же обьемна как и была. Это лишь мое зрение изменилось так, что обычный для него обьем кажется ему безобразно плоским. Я понимаю это и почти чувствую свою неуязвимость. Я вижу, что в невидимом обычным зрением спектре, деревня переливается всеми цветами от зеленого до кроваво-красного (имея одну постоянную инфрафиолетовую точку), видящаяся мне красная точка светится золотистым, островок зелени красиво так переливается бирюзовым, а замок - мертвенно черным. От замка по всему сумеречному лесу растянулся вихрь. Который вращается. Против часовой стрелки, между прочим! Вихрь огибает этот бирюзовый островок, как бы обтекая его с двух сторон. Все это жудко напоминает гигантский, бирюзовый и почему-то слепой глаз, без зрачка. Но тут из той точки, где стоит замок ко мне начинает тянуться что-то черное и смутно угадываемое. В самый последний момент я понимаю, что это - черная воронка. Пасть, которая хватает меня за ногу и сдергивает с меня мое тело. Сдергивает легко, как безвольную куклу. Мое НАСТОЯЩЕЕ, а далеко не имплификационное тело...

И тут я начинаю падать. Медленно, как это только бывает в кошмарах, ко мне начинает приближаться та самая земля. Вернее приближается та яркая красная точка, которая мне показалась просто пятнышком на карте. Она приближается и увеличивается. Совершенно инстинктивно, как последний крик ищущего спасения сознания, я вытягиваю в направлении земли свои руки и не вижу ладоней. Вернее я вообще ничего не вижу. Я касаюсь земли как раз в том месте, где на ней находится такой вот небольшой зеленый холмик. Она почему-то мягкая, теплая и пушистая. И тут я чувствую, как с двух сторон мою голову обхватывают две лапы. Кошачьи. Но только уж очень большие. Меня начинают трясти. Я, пока еще ничего не понимая, пытаюсь отпихнуться. Меня пронзает яркая вспышка. Свет. Солнечный свет... И усатая, в красную полосочку кошачья мордочка передо мной...



110



Да, такого вот пробуждения я не испытывал уже давно. Не совсем сразу поняв где я и кто я, я чуть было не выругался с присущей только старому "железячнику" вложенной многоэтажностью за столь наплевательское отношение к предупреждению о том, что будить меня ни в коем случае нельзя, пока на железке, стоящей на системном блоке перемигивают в самых нелепых комбинациях красные лампочки, что было бы еще более неуместным: ­компьютеры изобретут здесь еще позже, чем электричество. Если вообще изобретут. Мое тело по прежнему было телом той самой девчонки, умудрившейся влипнуть в такую персональную кучу неприятностей, что для разгребания их потребовалось мое присутствие в этом мире и в ее теле. Я нахожусь на островке нормального пространства внутри сумеречного леса, которое заселяют вот такие вот полосатые перевертыши, которые, видимо, сами не могут вернуться в свой реальный облик, поэтому живут здесь в тигриной шкуре. В этот странный мир и в это не менее странное тело я приглашен, потому как ему, вернее ей, грозит смертельная опасность, связанная с (явно не санкционированным) потусторонним влиянием на этот мир, перевернувшим его с ног на голову. Мое появление здесь (насколько я понимаю наш ночной разговор) было предсказано, что само по себе обидно. Никто из этого мира ни в его прошлом ни в будущем не должен был почувствовать подмены. Тем более в ТАКИХ деталях. Однако хотя бы наличие этого предсказания (и, стало быть, этой надежды) обязывает меня его реализовать. А значит опять придется решать какие-то головоломки, кого-то от кого-то спасать, что-то менять и возможно рушить, за что-то сражаться сталью и магией, силой и хитростью, лишь только для того, чтобы, когда все вернется здесь на свои места, наконец, тоже вернуться в СВОЙ мир и СВОЕ время, чтобы больше к этому миру никогда не возвращаться. Настроение такое, как будто сегодня мне придется умирать... Но сон ЭТОГО тела указал мне достаточно четко - сегодня не время умирать. Сегодня - время возрождаться.

Прохлаждаться на этом маленьком островке жизни можно до бесконечности. Но у меня еще остались кой-какие дела снаружи.


- И давно с тобой такое творится? - спросили меня голосом, чем-то напоминающим тот, который я обычно слышу в подобной ситуации.

Вопрос был конечно уместным, но вот ответ на него скрывался кaк раз в той части моего сознания, которая так некстати была в свое время оставлена в одном из кабинетов после "не совсем честной" сдачи одного из экзаменов и так и не найдена потом. Интересно, а подобравший тогда этот маленький железный цилиндрик с двумя короткими ножками с одной стороны и дыркой с резьбой под болтик с другой догадывается вообще, что это такое? Или он просто использует его как обычный кварцевый резонатор на мегагерц, не догадываясь, почему при этом вокруг начинают твориться слегка странные вещи? Или он столь же далек от электроники, как и от магии, и просто подобрал некую блестящую безделушку? Однако печенкой чую - подобрал не случайно. Ладно, здесь лучше наиболее правдоподобно соврать, чем случайно сказать правду.

- С той самой прогулки под луной годик назад

- В общем, тоже понятно. И ты с этим живешь до сих пор?

- Да.

- М-да... Бедная девочка... Тебе столько пришлось пережить...

Угу. Где-то я это уже слышала...

- Ты знаешь, возможно это невероятно, но мне действительно пора. Меня ЖДЕТ МОЕ ТЕЛО...

- ...Бедная девочка...

- Ну мне пора.

- Да, вот еще что. Если что-то случится, если что-то пойдет не так - наш маленький мир всегда открыт для тебя. Не забывай старую ведьму и помни о тех, кому суждено доживать свои дни, нося столь неброскую полосатую шкуру.

Кажется, я сейчас расплачусь! Что-то уж больно это напоминает столь надоевший мне в МОЕМ мире мыльный опер. Эту жвачку для мозгов, которую я терпеть ненавижу каждое утро, когда в кой веки раз просыпаешься с утреца, или забываешь лечь с бессонной ночи, а по ящику смотреть совершенно нечего.

Все. Уходить - так уходить. Если решила - так сразу, чтоб не осталось времени на раздумья. А то уж больно на странные мысли наталкивает меня вся эта История и вообще ЭТОТ мир. Не быть бы ей последней...

Я иду от очага. Меня провожают молча - как покойника. Что-то все больше и больше наводит меня эта ситуация на все более мрачные и мрачные мысли. Ну вот. А день начинался так интересно...

Я прохожу границу первого круга деревьев. Мне не мешают и не препятствуют. Ни одна здешняя кошка не рискует перейти мне дорогу. Странно все это. Очень странно.

Я прохожу за внешний круг, выхожу за него. Вступаю в лес. Сумеречно тем... Ай! Предупреждать же надо!!!

Это больно! Удар с размаху о глухую стену многократно больней, если ты ее в упор не видишь. Это больно и обидно! А мне - вдвойне обидней! Это же моя любимая шутка. Нарисовать в квак-эдиторе стену и залить ее прозрачным цветом. А потом с упоением наблюдать как взбесившиеся монстры, давящие кнопки и елозящие мышку за соседними компучерами, выпускают в тебя весь свой боекомплект, а потом начинают ломиться в абсолютно прозрачную стену...

Но стоп! Я же не в дисматче! Да и эту стену поставили явно не таким вот идиотским образом. Да и не слыхал я, чтобы какой-нибудь мир можно было поредактировать таким вот веселым образом. Таких умельцев здесь водиться просто не должно. Так... В чем разница между тем состоянием, в котором я сюда вошла и моим нынешним? Почти ни в чем... кроме включенного флиппинга... и сумрака первого уровня. Ладно начнем с последнего...

>>VRC CLOAK

VRC mode:$CLOAK level 0=>#1

...Ноль эмоций. Почти черно-белая картинка без солнца, восстановивший свою прозрачность лес... и все та же глухая стена...

VRC mode:$CLOAK level 1=>#2

Вот в этом уровне мне приходится бывать нечасто. Теперь у нас не только увернули цветность но еще и убрали на минимум контрастность. Я вижу только контуры деревьев, напоминающие древний барельеф... Сквозь странную розововатую дымку. Странно знакомую своим переливчатым подрагиванием дымку...

Это уже не ЕЕ... Это уже куски МОИХ воспоминаний...

Video mode:$BSP

Путь мне преграждала яркая оранжевая стена, еле заметно закругляющаяся и уходящая в зенит...

Свет и тьма! Система-ниппель. Силовое поле, напоминающее гигантский мыльный пузырь, впускающий в себя любого, но не выпускающий обратно. И второй такой же очевидно на наружном контуре леса...

Я должен был догадаться! Никто не выходил обратно...

Но Сумрак его подери! В свою бытность я щелкал подобные защитные системы как семечки! Правда с тех пор прошло немало времени.

Стоп. Время... А ведь это идея! А что если поковыряться в вероятностном поле...


VRC mode:$AVC _Edit

Ыыы!

Жуть!!! Здесь что вероятность ВООБЩЕ ОДНОМЕРНА ???

Тонкая зеленая нить. Это - линия реальных событий. Одна. Это плохо. То-есть можно только вперед или назад.

Нить очень плотно, и почти касаясь, обвивает толстая черная масса. Это - волна неприятностей глобального масштаба. Правда неприятности эти страшны только для здешнего мира. Ну будет на мне висеть куча местных жизней. Ну прорвется сюда еще какая-нибудь нечисть. Ну переживу. Правда, как все же еще немного Светлый, я никогда себе этого не прощу. Но в конце концов - это всего лишь мои собственные проблемы. Допустим, предупреждение я проигнорировал.

А вот это уже хуже. Плотную черную массу, обвивая ее, как и положено хорошей оплетке, со всех сторон, идет действительно переплетение из тонких, но очень ярких фиолетовых нитей. Это не банальные, но тупые неприятности случайного характера, иногда называемые мной по привычке болванчиками или ботами. Это - судьбы. Судьбы тех, кто как-то связан с существующими событиями. Это - те самые нити, за знание хотя бы одной из которых в МОЕМ мире некоторые готовы выложить громадные деньги, даже не подозревая, какое они на себя при этом навлекают проклятье. Они же даже не знают, как скучно жить на этом свете, зная наперед и совершенно достоверно всю свою судьбу.

Когда-то и я пытался менять чью-нибудь судьбу в своем реальном мире. За что собственно и поплатился многолетним проклятьем, за которое расплачиваюсь до сих пор. Всего лишь за то, что нить человека, в те времена мне далеко не безразличного, стала чуть чуть длиннее. В вероятностном поле нити часто сплетаются друг с другом, но никогда не пересекаются. Это - непреложный закон. Если чьи-то нити пересекаются в этом мире, то продолжает из них свой путь только одна. Так было и так будет. Хотя... Иногда пересекаются и жгуты, вроде моего. И тогда мир посещают войны. Жестокие и кровопролитные. Но это уже другая История...

Оплетка почти сплошная. Почти не втиснуться. Но стоп... Мне показалось или я действительно это вижу?

AVC filter: _Danger:=MAX -iS

Нет, ярко-золотистая линия мне не показалась. Вращающаяся ярко-золотистая полоса... Это же МОЯ пуповина...

С какой стати Омеге нырять через вероятностное поле?

Или это НЕ ОМЕГА?

Полосу обвивают две линии потемневшего золота послабше...

Потом еще четыре... пятая ответвляется где-то в прошлом...

Да, это - не что иное, как генеалогический канал. Но какого, собственно, эта вся штука завязана на МОЕ существование в МОЕМ РЕАЛЬНОМ мире? Вот с этой то ниточкой пересечься крайне не хотелось бы. Ибо странные легенды ходят о Человеке Ниоткуда, обрезавшем, по видимому, именно таким образом свое прошлое и не имеющем ни прошлого, ни мира его породившего, ни памяти о нем. Знающем о прошлом только бегущую за ним следом серую Волну, сметающую пространство его пути...

Почти так же как и здесь. Обратный путь тоже отрезан неким серым всепоглощающим пространством. Именно так ЗДЕСЬ выглядят те, кого с легкой руки одного небезызвестного писателя прозвали Лангольерами. Это ­не монстры-зубастики и не устрашающая сила, пожирающая пространство. Это - просто некоторая грань разрушения, за которую уже нельзя вернуться. Точка НеВозвращения, сумрак ее подери.

... И все эти суьбы, без существования которых просто сомнительно мое собственное существование, сопровождает линия... красно-полосатого цвета...

Такой длинной шеи не бывает! Как и не бывает глюков в просмотре вероятностного поля.

XPoint _info>>

Real name: Polina

XTrc code: 7324-**-****

Картинка немного сдвигается влево, а справа появляется изображение известной мне тигры... и внизу - краткое досье на ведьму первой степени силы... с правом смены воплощения...

AVC filter: _Danger:=Re

Фиолетовый жгут обрел былую плотность.

Вот это уже совсем плохо. Почти все эти линии - из моего реала. То есть, как бы я ни барахтался в этом мире с вероятностным полем, любое мое изменение коснется моего реального мира. А это уже - весть нерадостная, потому как гарантирует мне возвращение немножко не к той реальности, из которой я сюда отправился. А значит - не гарантирует возвращения вообще. Итак, здесь нам ловить нечего.

Остается только два пути - вперед и назад. Да, и еще вверх. Ведь, если не ошибаюсь, мое тело сюда именно ПРИЛЕТЕЛО...

Впрочем у меня есть и еще один вариант, не доступный местным. Я могу уйти в Омегу и зайти заново с той же точки, что и в первый раз.


Этот мир не пересекается с моим по времени, и поэтому, насколько я понимаю, здешнее темпоральное поле это позволяет.

Картинка самопроизвольно свернулась, вернув меня во второй Сумрак, а в уголке, в отдельном окошке, появилась еще одна, маленькая, в которой кратко прокручивался мой полет, падение и пробуждение. Сон. Слишком явно предупреждающий, что такого делать не стоит.

Так, какие еще есть идеи? Вариант один, но он есть. Нужна идея, но ее нет...

Когда кончаются все нормальные идеи, на помощь приходят невозможные. Что невозможно в этом мире? Какие спектры доступны мне, но не доступны тому, кто соорудил ТАКОЕ? Биоспектр - родной для любых магов, Реальный мир здесь вообще за родной не считают. Радиации здесь, учитывая нехилостные такие спецэффекты и мутации, а так же метод основного заработка местных магов превращением свинца в золото, похоже, никто не боится. Да и действует она здесь как-то по другому. В своем мире я чуть было не взорвал родной кабинет ядерной физики, пытаясь повторить опыты здешних алхимиков...

Ну вот. Даже карту нормально не выведешь...

X-Gps _map: Loading...

Да... Иногда поддерживающая система Омеги бывает полезна, но иногда она поражает своей тупостью... Ну как можно просить карту у спутника, если его запустят еще только чуть меньше, чем тридцатью тысячами лет позже... Хотя...

Электромагнитный спектр в этом мире бесполезен, но это же совершенно не означает что его в этом мире нет...

GPS ERROR: Pointing grid not found!

Размечтался! Ему еще сетку координат подавай! Кто ж тебе ее создаст то, родимый? Хотя... Если он не руганулся на собственный передатчик то эхо он какое-то получил. А значит можно кое что попробовать.

VRC mode :$RMF _only

Ой!

В такой кромешной тьме я не оказывалась уже давно. Здесь даже звезд не видно. Любой слабенькой радиостанции бы здесь хватило, чтобы отличить землю, а так же увидеть все отражающие особенности здешних мест (в том числе и невидимые с поверхности). Девственно-чистый эфир. Налучшая обстановочка для телепортации. Только вот как этот сигнал опять вернется на землю?

Но даже если здесь не изобрели искусственные устройства отражения, то естественную физику здесь покамест вроде никто не отменял. Звезд не видно потому, что атмосфера в этом диапазоне зеркальна. Но она же зеркальна и внутрь! Я сам так вылавливал во времена "железного занавеса" телепередачи братьев наших меньших, направив "блюдце" из конверсионных саночек на ионосферу. А если это работало в МОЕМ мире, то почему бы ему не сработать и здесь? Тем более что мое здешнее тело сейчас - не что иное, как тот же сгусток энергии, выглядящий материальным лишь за счет использования окружающих частиц и влияния на их свойства. Ладно, начнем эксперименты.

Чисто машинально сложив пальцы на правой руке в значок Виктории (чем-то напоминающий тараканьи усы) я направила его к горизонту. Мое тело осветилось яркой вспышкой, а между средним и указательным пальцем выплеснулось яркое синевато-белое сияние и устремилось кверху. Это был старый и очень простой, но довольно-таки эффектный застольный прикол. Меня частенько любили посещать люди, страдающие глубоким материализмом. Но трудно быть материалистом, когда по твоей же просьбе кипя=точка чай закипает прямо у тебя в чашке через пару-тройку секунд всего лишь с одного небольшого паса твоего собеседника, превратившегося, почему_то, в ходячую микроволновку...

Это же даже не настоящая магия. Просто выплеск энергии. Но выглядит почему-то для таких людей гораздо эффектней, чем весь мой арсенал магических средств. Однако сейчас мне нужно увидеть, куда этот луч отразится.

Да, сейчас, наверное, во всей округе минуты на полторы угасли бы все телевизоры, сотовики и пэйджоры. Если бы они, конечно, здесь были.

Немного поводив по небу таким вот импровизированным лазерным фонариком (ох как некстати опять вспомнился тот самый кусок сна. Там тоже был лазер.), я наконец-то загнала отраженный луч в нужную мне точку за сумеречным лесом, менее всего отстоящую от требуемого мне холмика. После чего, вытянув руку вверх, произнесла:



Ver anno spire transmiten!



Уйййй!!! Ну почему так больно то? Чес-слово не знаю, какие ощущения при этом испытывает мое реальное тело в моем мире, но моему имплификационному телу в этом случае завидовать все-таки не стоит. Ощущение, однако, не из приятных, когда твое тело разбирают на отдельные атомы и молекулы и пересылают тонким лучом, чтобы собрать в другом месте. Но почему так долго? Ведь даже при более массивном теле эта операция длится уж по крайней мере вдвое меньше... Неужели купол обжимает и возможности идущего сквозь него радиоканала?

Но это, пожалуй, чуть ли не единственный выход из такой вот хитрой ловушки... Выход, конечно, напролом, но очень действенный. Мало кого будет интересовать молния, ударившая в какой-то холмик за границей Кольца. Но вот молния, ударившая из Кольца в небо, да еще и в довольно-таки безоблачный день, заинтересовать может многих. Правда жалко мне их зрение при этом, очень жалко!

И уж точно у них тут нет ГосКомитета по РадиоЧастотам. Эти бы такое хамство запеленговали моментом. Хотя... После всплывшего здесь предсказания моего появления и "шуточек" Полины о "пришедших снаружи" я уже здесь ничему не удивляюсь.

И еще... Мне показалось или нет? Будто в самый последний момент и почти на самом последнем слове заклинания меня мягко и незаметно коснулась чья-то лапа. Но возможно, мне это просто показалось...



111



За время моего отсутствия холмик не изменился. Все так же колосилась трава вокруг, и все так же не слышно было ни звука. Опять забыв выйти из Сумрака, я видела только контур холмика. Однако это позволило мне увидеть внутри него контур самой себя, наскоро похороненной в своей же одежде, не задумываясь даже о элементарном приличии. Привидеться бы этому Великому да поговорить с ним по душам об особенностях загробной жизни. Интересно, насколько крепкие у него в ЭТОМ отношении нервы. Может одумался бы...

Но вот только нет у меня сейчас времени на воспитательные работы! Почти обругав себя за такую вот нехилую склонность к методам Темной Стороны и излишнее привыкание к роли призрака, я без каких-то промежуточных состояний моментом вынырнула до уровня реала, и сразу же очертила контуры собственного тела на еще сырой земле холмика. Копать было недалеко, но много. И из-под земли - явно неудобно. О, Глай! Почему ты так и не обучил меня ни одному из твоих земляных заклинаний, когда я еще была Ником Вебером? Оно бы мне сейчас ох как пригодилось!

Хотя... А почему бы и нет? Пусть и не столь стильно, зато не менее действенно...

X-Localize zone [dX dY dZ]

Видимым только для меня и в биосапектре контуром я выделила небольшенький такой кубик, наполовину и почти до тела захватывающий саму могилку и столько же воздуха над ней.

Zone locked

Z_gravity_vector>>Reverse (180)

Да, интересно все-таки наблюдать как земля, вместе с пылью, радостно так осыпается вверх на невидимую преграду.

Z_levity>>on

Заце...пили. Теперь этот кубик с буянящей против законов тяготения землей, таковые, как ни странно, не нарушая, будет находиться по центру моего взгляда, куда бы я его не переместилa... Видел бы это безобразие дедушка Ньютон - тут бы не только яблоку не поздоровилось...

Да. Телекинез все-таки, штука заразная... Особенно в таких шаловливых ручках, как мои сейчас. И вот что интересно - в висящем в середине моего взора непонятно как летающем куске, земли будет так чисто навскидку где-то куба с полтора. А повторяет вся эта штука движения моего взгляда с легкостью пушинки. И что самое то забавное - я не чувствую абсолютно никакого сопротивления.

Вот интересно, а если метнуть таким вот сгустком в кого-нибудь ему покажется мало? По моему нет. Во всяком случае, пыль от него уляжется нескоро...

И тут мне стало почему-то нестерпимо весело. Может быть потому, что припомнился некогда Великий Воин (тоже великий???) с обещанной ему пылью, а может что-то еще в этом духе из моих бывших (или будущих?) историй. Мне уже начинала нравиться собственная магия, несмотря на всю ее непонятность и вредоносный нрав. Не знаю почему, но она как-то возвращала меня в те далекие времена, когда для меня подобные шалости были вполне естественны. Во времена, когда мой возраст не превышал настолько возраст моего здешнего тела.

Еще где-то, наверное, не меньше часа, я откровенно мучалась дурью, подвешивая этот кусок земли над различными окружающими обьектами и представляя, что с ними будет, если это все отпустить... За это время он успел побывать почти над всеми деревьями и кустиками в округе, повиснуть над теперь, в отсутствии Жреца, довольно безобидной и даже очень веселой речушкой, вода которой так весело изгибалась ручейками вверх, натыкаясь на столь странную аномалию, и даже ненадолго зависнуть над той полянкой, на которой собственно и должна была состояться Жертва. Чья голова при этом представлялась в качестве мишени думаю обьяснять не надо.

После основных летных испытаний с резкими перемещениями взгляда и передергиваниями вода с землей окончательно перемешались в равномерный коктейль и теперь над бедной полянкой с бывшим когда-то холмиком, на бешеной скорости и с весьма характерным свистом носился небольшенький такой, слегка рябящий и подрагивающий собственной границей, добрый кубик из чистейшей грязи. И чес-слово, ни одна тварь в округе, способная за всем этим наблюдать ни за какие коврижки бы не согласилась, чтобы сила, удерживающая это странное сооружение устойчивым, прекратила бы свое существование над ее головой...

Нет, хоббиты, тянущиеся за камнем и гномы, с сопением вкатывающие валун в балисту-камнемет здесь явно отдыхают. Да пожалуй и пушки тоже, да и любой другой огнестрел. Ну скажите, зачем здесь пушки, если такой вот кусочек отменнейшей грязи можно пульнуть абсолютно прицельно всего лишь одним внимательным взглядом?

А это все-таки забавная полянка. В первый раз я потеряла на ней свое тело. Во второй - похоже свой страх. Первый враг был повержен окончательно. Мне здесь просто надоело бояться. Ну чтож, когда-нибудь это должно было наступить и в ЭТОМ мире. Итак, мне эти все извраты уже надоели окончательно, а посему ПРИШЛО ВРЕМЯ СВЕРШЕНИЙ и в этот странный, забытый всеми и непонятно за что так вот весело рассчитывающийся мир. Пора бы и мне с ним за что нибудь рассчитаться. Ну хотя бы за мое нынешнее, вызвавшее меня тело. Кстати, неплохо бы и посмотреть, как оно после такого вот обращения выглядит.

О нет, ТОЛЬКО НЕ ЭТО...

Не знаю, заслуга ли это Омеги, недавнего второго сумрака или просто крутейшей эмоциональной разрядки, но мое сознание сработало достаточно быстро, чтобы весь тот кусок грязи, чьи летные характеристики я, с упоением, испытывала весь последний час не успел плюхнуться в полном обьеме прицельно туда, откуда он, собсно, был родом. Только не думать о белой обезьяне! Заигравшись с собственными способностями я чуть было не нарвалась на этот прикол, ставший классическим для учебников психологии. Только не думать о белой обезьяне! Только не смотреть на собственное тело! Оно конечно мертво, и именно поэтому меня не всосет в него обратно сразу же. Но точно по центру моего взгляда сейчас висит пара кубов чистейшей грязи, которая, повинуясь, между прочим, моей же собственной "команде", тут же окажется там, куда я посмотрю. Отпрыгнуть я конечно может и успею, да и речка, на крайний случай, вроде рядом, но вот моему телу, в которое мне, чувствую, предстоит вернуться, повезет в этом случае куда меньше. Да и отмыться от грязи уж гораздо сложней, чем отряхнуться от пыли. Даже если эта пыль - могильная.

Прежде чем посмотреть туда, мне нужно освободить свое зрение. Но терять такой крутейший предмет для метания все-таки жалко, поэтому его надо где-нибудь зафиксировать. На его дальнейшую судьбу у меня есть тут кой-какие виды. Но только не думать о белой обезьяне! Ни в коем случае и даже борясь с почти физическим желанием собственных глаз, не смотреть туда... В собственную могилку...

Так... Куда его? На это дерево - расплющится. На речку - чес-слово не знаю, как таковая будет выглядеть для моего тела в здешнем реале, но экспериментировать, думаю, не стоит... А вот эти кустики поодаль, пожалуй, как раз пойдут. Даже если плюхнется - будет не так обидно.

Z_levity>>Lock

Kinetic levitation PAUSED

View point unlocked

Куб грязи завис над кустиками, которые, похоже, подозрительно зашевелились. Впрочем, что бы это ни было - я бы на его месте тоже убралась от такой вот штуки подальше. Если оно действительно живое...

Впрочем времени и так было маловато. А демонстрации силы должно было хватить чтобы ничто живое не вздумало бы мешать мне и уж тем более лезть на рожон, по крайней мере, покуда эта куча мусора безобидно так левитирует над вполне мирными кустиками, но может в любой момент сорваться с места и сделать один сплошной комок грязи даже из небольшого монстра, видимого в здешней округе. Ладно, займемся этой НЛГ (Неопознанной Летающей Грязью) чуть попозже, а сейчас есть дела поважнее.

Так. Солнце, речка, парящее над ней облако пара... Небольшой ветерок... Мне кажется, я знаю, что мне послужит в этих раскопках археологической кисточкой.

Захватив небольшое облачко почти прозрачного водяного пара я придала ему некий момент вращения и умело подставила краем под пролетавший мимо шаловливый ветерок. Качнув во всю конструкцию совсем чуть чуть собственной силы, чтобы только задать программу, я наблюдала, как ветерок послушно обмотался вокруг образующейся из облачка воронки и начал ее бешено раскручивать. Все быстрее и быстрей.

Как все-таки просто работать с элементалами! Сейчас, буквально на моих глазах из двух таковых (один - воды, другой - воздуха), закрутившихся в бешено ускоряющемся вальсе, соорудился вполне естественный природный пылесос, который выметет мне мое тело, и не оставит на его поверхности ни одной пылинки. Просто и удобно. Только надо следить, чтобы они в эту игру особо сильно не заигрались. Мне тут еще только вырванных с корнем деревьев и падающих с неба лягушек не хватало! Мне еще помнится, как от одного из таких вот экспериментально вызванных вихриков в моем мире по всему рынку галопировал такой вот небольшенький веселой расцветочки зонтик, навевая страх и ужас на его хозяйку и окружающих торговок. Шалость конечно шалостью, но тому, кому собственно и предназначался столь тонкий намек, по-моему, впечатлений тогда хватило.

Когда вихрик набрал достаточную силу, чтобы всасывать в себя пыль и мелкие предметы, я переместила его от речушки сюда и уткнула нижним кончиком в образовавшуюся яму. По воронке снизу прошелся белесый и мутноватый туман. Это всасывались остатки земли с поверхности моего тела. Я уже подошла к этой неглубокой и абсолютно квадратной яме, сделанной, похоже, и изначально таким же способом, как она сейчас очищалась с помощью моего собственного телекинеза (ну не ручками же ее, наверное, копали то?) и руководила с поверхности тоненьким хоботком, который старательно вычищал меня, лежащую там, от остатков пыли. Странно все-таки смотреть на хоть и не твое собственное тело (в чем я, правда, уже не была уверена, потому как уже свыклась со своим новым образом), лежащее просто так, как безвольная и брошенная кем-то в пыль кукла, на высасываемой вокруг него земле, с растрепанными, смявшимися и забившимися пылью волосами, в свалявшемся так же и изрядно помятом платьице неопределенного цвета, засунутая наскоро в коробку, краями которой была почему-то почти ровная, будто ножом вырезанная по краям земля.

Да, мое тело действительно в реальности напоминало кукольное. Может быть именно поэтому ему шло все, что бы на него ни было одето. И, может быть, именно оттуда у меня такая тяга ко всему легкому и воздушному, что впоследствии дало мне редкую способность перевоплощаться и главное ­летать?

Я ждала. Вихрь всасывал пыль медленно, и меня это тревожило. Мне нужны были его элементалы в чистом виде, для процесса оживления, но пока не всосется оставшаяся пыль, я не могу разобрать это сооружение. А времени осталось мало.

Не меняя видимой картинки, я собственным мысленным взором потянулась к вероятностному полю. В уголке возникла маленькая и очень схематичная картинка. Серое ничто уже почти догнало яркую желтую точку на основной, зеленой линии и это добавляло опасений. Если оно коснется этой точки раньше, чем я окажусь в своем теле, я в нем больше не окажусь никогда! И это перспектива нерадостная.

Так. Элементалы четырех стихий. Воздух и вода вращаются в вихре. Земли туда уже должно было всосаться достаточно чтобы там возник и ее элементал. Остается четвертое и самое сложное. Огонь. Огонь Жизни. Хотя им я как раз таки должна стать сама.

src: (8)Helen.clt => (m0)afair.clt

Loading...

Меня пронзила яркая оранжевая вспышка, и я потеряла равновесие. Правда почему-то никуда не упала. Гравитация потеряла всякое направление и всякий смысл, но больше ничего не изменилось. Я больше не чувствовала собственного имплификационного тела. Хотя если быть точнее - его уже просто не было. Картинка стала панорамной и теперь я видела весь угол обзора в комплексе. На все 360 градусов в любую сторону. Атмосфера, окружающая меня вдруг стала холодной. О-о-оч-чень х-хол-л-лодной!!! Но не потому, что окружающий меня теплый день сменился вдруг арктическим морозцем. Просто мое тело теперь чем-то напоминало тот самый яркий шарик, который в моем мире любят называть шаровой молнией и состояло оно почти полностью из огня.

Morfing complete

Так... Огонь, вода, земля, воздух... Кажется все... Пора! Мне никогда не нравилось это "заклинание Пятого Элемента", но здесь мне очевидно придется им воспользоваться.



Огонь, Земля, Вода и Воздух в этом мире!

Взываю к Вам отныне и времени вспять!

Силами данными мне во всех мирах

Вас заклинаю...



Свет померк и небо как-то так само собой затуманилось. Но это не были проделки Сумрака. В него я благополучно не входила. Вихрь замер на месте, как будто его здесь прихватило тем самым морозцем, который ощущала сейчас я.



Огонь, земля, вода и воздух!


Волею моей и по велению моему

Дайте силу восстать из праха

Этому телу...



Никаких видимых изменений с телом пока не происходило, но мое второе я почти физически почувствовало как где-то там далеко, в другом времени и другом пространстве, в нижней части стола натужно загудел нехилых размеров трансформатор, высасывая из розетки последние остатки электричества. Здесь же вихрь потерял собственную форму и начал медленно, как в замедленном кино или в кошмаре, растягиваться в три остальных стороны от этой веселой ямки. Точно так же, зеленая точка на картинке вероятностей, начала почему-то растягиваться в маленький зеленый плюсик, а желтая - подтягиваться к ней, скользя по линии вероятности, совсем как бусинка по излишне скользкой нити... Но этого же не может быть! Свершившееся событие не может перемещаться в вероятностном поле! Это против правил!



Силами призванных четырех

Стань живое мертвым, а мертвое - живым

Отныне **** **** тело ****

Заклинаю:



Огонь!

Стань огнем ее глаз

дабы вселить в них жизнь


и наполнить ее смыслом...

Земля!

Стань опорой ее ног

Дабы стоять на них крепко

и не упасть обратно,

покуда ты сама оную не призовешь...


Вода!

Стань вместилищем ее жизни

Дабы хранить ее и оберегать

от всех посягательств Мрака.

и Воздух!

Наполни ее легкие

дабы им снова стало легко


и могла она оседлать тебя снова

как было, есть и будет в этой жизни.



Между уже достаточно отчетливо выделившимися шариками, как уже стало заметно туманно-призрачным, выпукло-влажным и укомкано-земляным протянулись тонкие и почему-то тоже зеленые нити. Четвертая нить коснулась меня, а пятая из середины образовавшегося креста опустилась до лежащего на земле тела.



Отныне и над этим телом

Нарекаю сказанному быть.

Призванные стихии - займите свои места

Как вам и положено.



Яркая точка сближения. Вспышка. Почти взрыв. Боль. Невыносимая боль. Лед и пламень. Мрак. Глоток воздуха, почему-то обжигающий легкие, полное онемение во всем теле. Привкус сырой земли во рту. Невозможность пошевелиться. Бесконечная слабость. И снова боль...

Но мне… надо… закончить начатое. И еле шевелящимся языком я произношу:



Отныне и необратимо

Такова моя воля!

И да будет так!!!



Странное ощущение опустошенности. Кажется заклинание сработало, но что-то здесь не так...

Om^Ga HJ¬gR@nn 3%RR&R

H'(st {}Z}ommun@cat#on f%il@d

(&%'&#¬¬'("# "#& #(# #("#! " #)!(+#$-)')(o

)(k)ay)(p[wap ( a(ypawa)p)()(pw)]ap([w)a[(w)rw

apr(w)(hrpr[w)*(=a-p*[r

SERVE DISCONNECTED



Жизнь после жизни.



0



Тело потихоньку оживало. Очень медленно и мучительно долго. Я пока еще не могла пошевелиться и поэтому занималась ну оч-чень увлекательной и познавательной работой, которая, однако, не могла ждать.

Система, поддерживавшая мое существование здесь все это время и позволявшая мне, по сути так мастерски водить за нос и полосатый народ на полянке, и, похоже, в деревне и здесь (правда уже в прошлом моем воплощении) дала непоправимый сбой в своем самом уязвимом для меня месте. Пока еще не было все достаточно ясно, но, похоже, было порушено самое главное - тот канал, который через гипер связывал ту часть меня, которая находится здесь и которая, по сути, представляет из себя мое собственное сознание с моим собственным физическим телом там, где по сути живет мое настоящее тело. У тела, в которое я здесь вселился, есть и собственное, независимое от меня сознание. Мое же тело в моем собственном мире выполняет сейчас лишь бесконечно-зацикленную программу, которая заставляет его мозг подавать на него те самые сигналы управления дыханием и сердцебиением, которые не дают моему телу умереть. Правда программа напрочь не рассчитана на то, что кому-то и когда-то вздумается его из этого состояния будить, и проявлять в этом достаточную настойчивость, чтобы это не было возможно игнорировать. В этом случае тело попытается само выдернуть меня по Омеге, не получит НИКАКОГО ответа и... Чес-слово даже не могу предположить, что произойдет.

Но что могло случиться с каналом, чтобы система просто оборвала связь, и не желала ее возобновлять, несмотря ни на какие мои усилия с этой стороны? Любая логическая возможность таких действий коммуникатора просто не предусмотрена программой. А значит - просто невозможна. Вариант один. Что-то произошло ФИЗИЧЕСКИ с аппаратурой НА ТОЙ СТОРОНЕ канала. И это была самая большая неприятность из всех, которые когда-либо вообще можно было представить. Мне почему-то вспомнилось одно из произведений Артура Кларка, в котором компьютер сетовал на то, что он может самовосстановить любую свою программу, но абсолютно бессилен перед простым залипанием рэлюшки или поломкой выключателя в собственной схеме. Как, впрочем, и перед нажатием кнопки Reset...

Мне показалось или мою, только что выбравшуюся из лап собственной смерти голову посетила идея, дающая хоть какую-то надежду? Смерть, по сути, аналогична холодной перезагрузке мозга. При этом просто должны были потеряться все каналы связи ЭТОГО тела, но, вполне возможно, когда произошло оживление, потерялись и мои. Вызвав с третьей или четвертой попытки биоспектр, я попыталась прощупать то самое место, где мне, как я полагала, положено было стоять при оживлении. Затем, предполагая возможность любой ошибки в моем восприятии или же восприятии призрака, которым я собственно и была до оживления, я проверила и остальные три стороны от моей могилки. Пугало то, что все было чисто. Ни к одной точке не шло никаких потерянных каналов. К моему телу - вообще никаких каналов не шло. И это было уже очень плохо.

Это означало только одно. Возвращение в мое собственное тело было невозможным.

Оч-чень радостная новость.

И что теперь? Доживать свой век в периоде эвилизации легендарной эпохи, дожидаясь СВОЕГО времени методом многократных реинкарнаций? Но это же очень и очень долго! И все равно - так я не попаду в свое тело никогда.

Нырять в гипер и искать свой мир и свое время ручками? Удачи. На то, чтобы только определить относительные координаты моего мира понадобится при наибольшей удачливости несколько тысячелетий. Их у меня просто нет.

Мне что, придется ЗДЕСЬ ОСТАТЬСЯ?????

Так. Без паники.

Что такого могло произойти с физическим каналом, чтобы он утух настолько быстро, что автоматика не успела на это среагировать? Может я и смогу это определить, но пока я бессильна.

Ладно, выход пока только один. Грузимся в автономном режиме. Там мне хотя-бы будет доступен тот набор средств, который уже успел перекачаться в мою здешнюю оболочку. И очень надеюсь, что там все-таки есть то, что мне нужно!

VM_Reset

All open interconnections and sources maybp text-align:justify;text-indent:1.0cm=e unreachable

Are you sure (y/N)

Ответить Ы на этот вопрос в Омеге равносильно самоубийству в реале. Но мне то уже терять нечего.

Starting AxOn command system

Выпуклая надпись в самом верху. В абсолютной темноте. Зрение моего тела пока не активизировалось.

VFMC Reset

System diagnosis starts.....

Так. Сейчас система проверит свою целостность и заодно целостность моего нынешнего тела. И если что не так - подлечит, я надеюсь.

Structure diagnosis ENDS.

Body activated...

Сама знаю. Правда активности пока особой не чувствую. Ощущение такое, как будто по мне проехались катком. Радует только одно. Из феерической мути потихоньку начинает проступать четыре гладких и невысоких земляных стены, и вверху - кусочек неба с выглянувшим из-за туч солнцем. Как после несильного, но очень хмурого ливня. Но почему земля сухая?

Сознание подключилось. Заклинание Пятого Элемента просто не могло пройти бесследно для здешней погоды. Сила, призванная вернуть этому куску жижи и мяса, еще не успевшему, на мое счастье, начать разлагаться, свойства живого человеческого тела согнала сюда все облака из ближайшей округи. Да и мой переход сюда просто не должен был остаться незамеченным. Интересно, а заинтересовали ли еще кого такие вот странные изменения погоды в здешних местах. Если заинтересовали - сливай воду. Облака явно высветили центр этих событий, и, если кто и предположил с чем на самом деле это связано - должен был уже, по крайней мере, здесь оказаться.

Мое тело еле заметно передернулось, будто по всем, способным двигаться мышцам сверху вниз прошла какая-то волна, и ощущения начали потихоньку приходить в норму. Однако ощущение тела пока приятным назвать было нельзя. Если отлежать руку или ногу, она немеет и покрывается потом как-бы странными мурашками. Ощущение такое, будто в твое тело втыкается куча оч-чень мелких иголок, но не с присущей этому процессу болью, а просто так. Сейчас то же самое происходило по всему моему телу. Ощущение невыносимое, но это - плата за возможность вновь ожить в собственном теле. Это - одна из темных сторон бессмертия. Правда не самая худшая.

Однако, я уже могла двигаться. И это уже радовало. Я приподнялась на локтях и впервые посмотрела в этом мире собственными глазами на собственное же тело.

О ужас, летящий на крыльях ночи! Какая же зараза сотворила со мной такое? Мое любимое платье было скомкано и буквально пропитано грязью. Растрепанные волосы свалялись клочками и, похоже, имели столь же плачевный вид. Я сама была так ровно ровно присыпана землей. Достаточно свежей, чтобы не слежаться. Если и в остальном я выгляжу столь же привлекательно, то вернуться к своему прежнему виду мне будет все сложнее и сложней. И как я в таком виде вылезу? Тоже мне ископаемое. Жертва собственных раскопок. Хотя... Если не ошибаюсь, здесь поблизости есть речушка, так что телу моему, думается, долго в таком виде быть не придется. А вот платье - жалко. Оно было одновременно и удобным и красивым. Ладно, как-нибудь между прочим это мы переживем.

Впрочем, отлеживаться в собственной могиле - занятие все же не из приятных и лучше все-таки осмотреться снаружи. Тем более что меня там, скорей всего, никто собственно и не ждет. Я попыталась встать. У меня это пока не получалось. Нижняя половина тела меня пока упорно не хотела слушаться. Ощущения физического тела были, конечно, более привычными, чем тела-призрака, но мне сейчас наверно заново придется учиться ходить так, как это все же было свойственно ей, а не мне. Если будучи призраком, мне можно было об этом не думать, то сейчас мое сознание лишь с трудом могло смириться с столь глобальными изменениями собственного тела. Я могу, конечно, просто левитировать наверх, но сейчас мне энергию и так придется экономить, а тратить ее на такие пустяки - просто глупо.

Ладно, видимые и ощутимые ресурсы пускай пока отдохнут от суток глубокой смерти (мне чес-слово свой диагноз понравился), придут в себя и, авось, свыкнутся с покамест неизбежными изменениями. А пока оценим те ресурсы, которых снаружи не видно.

>>ListSvc _test

Так... Что мы тут имеем. Левитация, телекинез, создание имитент-призрака, создание/редактирование тел, биоспектр, РЧ-спектр, телепортация, управление вероятностью... Это понятно. Это я и так уже применяла. Что еще?

Трассировка каналов, сумрак, управление внешними полями, Архивы... Архивы?! А что собственно они то здесь делают?

Зачем мне понадобилась в этом мире копия Архивов Творца???

Или это НЕ КОПИЯ?

Тоже мне, любитель раритетов!



1



Найденное было довольно странной штукой, с которой были связаны еще более странные события в МОЕМ мире. Когда-то, очень давно, один небезызвестный бог создал небо и землю, населив то и другое всякими тварями и, завещав таковым "плодиться и размножаться", пустил все это дело на самотек. Пустил, чтобы когда-нибудь вернуться и посмотреть, что же из этого все-таки получилось. Потом он толи непонятно куда исчез, толи его вообще не стало - история умалчивает. Известно только одно - никто его больше после этого не видывал и, как бы ни просил и ни вымаливал, не мог добиться от него ни помощи, ни совета. Но тот набор магических инструментов (или программ?), который он использовал для того, чтобы было так, он не унес с собой, а оставил жителям той самой Земли, правда, догадавшись при этом очень даже жестоко покриптовать, разрезать на пять кусков и "прицепить" по одному подобному "довеску" к душам пяти Избранных. Причем прицепить таким хитрым образом, что скопировать содержимое было просто невозможно. При удачном же копировании Архив как-то сам собой из своего прежнего места успешно исчезал, но случалось это, по-видимому, нечасто. Видимо эти куски сознания как-то сами умудрялись выбирать своих хозяев, потому как Носитель гарантировано терял Архив, если переходил на Темную Сторону.

Чтобы привести эту систему в действие, нужно было снова собраться тем самым пятерым, но только тот из них, кто обладал самым первым кусочком архива мог собрать все это в единое целое и запустить. В свое время мне удалось в своем мире собрать лишь 4 кусочка из пяти. Один изначально находился у меня, второй презентовал мне человек, который, собственно и наткнулся на упоминание про таковые совершенно случайно. Его просто успешно запугали те, кому не выгодно Третье Пришествие в моем мире. После представленных ему таким вот образом слишком убедительных аргументов Архив стал ему не нужен. Еще двое скооперировались в лучших традициях темной стороны, чуть было не отправив меня в реале (вернее, наверное, мое тело) довольно таки профессионально в места не столь отдаленные. Их части Архива я просто вырезал без сожаления, попутно поотключав все их магические способности. Не хватало лишь пятого, последнего компонента, который был недостижим. Но здесь, похоже, было все. И еще. Я тогда не знал Ключа - пароля на запуск всей этой штуки. Теперь - знаю. И похоже сейчас мне это как раз и поможет.

Но в описании к этому всему еще, как бы невзначай, было добавлено, что тому, и только тому, кто сумеет собрать все пять компонентов в одном теле и запустить все это, суждено стать тем, кто и был автором всего этого набора то-ли инструментов, то ли программ, то есть тем самым небезызвестным богом. Это, конечно, звучало весьма угрожающе - это тело и так мной одержимо. Мне еще здесь только одержимости второго порядка не хватает... Хотя, впрочем...

Кто-то когда-то сказал: Если не можешь быть человеком, будь Богом. Я уже достаточно натерпелась от этого мира, чтобы он немножко потерпел и от меня. Мне уже достаточно не жалко весь этот мир, чтобы не оставаться к нему человечной. Такчто...

>>AT -b -i -s _activate

Verify integrity........ OK

Linking archive segments

..1.....2.....3.....4......5...... OK

Auth verify...

Появилось окошко пароля. Медленно и стараясь не ошибиться ни в одном символе, я набрала 4 знакомых с детства строчки...

Verify COMPLETED

Почти ничего не произошло... Кроме, правда, появления выше области моего зрения тоненькой и ничем не привлекательной менюшки с набором абсолютно безобидных пунктиков. Пунктиков... с функциями редактирования реальности.

body vrfy: Detected reincarnate state.

Relay:Incarnation repairing...

Странноеощущение. По поверхности моего тела прошлось что-то вроде электростатики и мне показалось, что каждый волосок на моем теле, и даже те иголки, которые с таким упоением втыкались в мою кожу, так до сих пор пока и не успевшую полностью пропитаться свеже пытающейся ухватить остатки кислорода из вдыхаемого воздуха, кровью, сочли своим долгом встать дыбом. Не знаю, какие энергии использует и как влияет ЭТА система на мое тело, но мне, вроде бы, стало значительно лучше. Ощущения хоть и продолжали быть невыносимыми, но под невидимым натиском уже не были так навязчивы. Ощущения потихоньку возвращались в норму, И уже можно было даже попробовать встать. Интересно же все-таки выбраться наружу. Не все же время здесь отлеживаться? Иначе, собственно, зачем было оживлять это тело?

Испытывая неимоверные усилия, сравнимые только с поднятием непосильных тяжестей, я таки перевернула свое тело на бок и попыталась подняться. Пока только на четвереньки. И почему только люди отказались от столь удобной и устойчивой формы передвижения? А может мне пока и не возвращать свой вид ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО тела?

Почти автоматически вызвав морфинг, я уже почти собралась меняться, но вовремя остановилась. Базовое тело в обращении - это конечно хорошо. Да и само по себе является неплохим оружием. Но моя волчья шкура может выдать в этом мире мое исходное происхождение, и, возможно, настоящее имя. А это уже будет слишком непоправимым, потому как позволит меня найти по нему не только здесь а и в моем реальном мире. Да и не стоит, наверное, кидать свое здешнее тело так сразу из огня да в полымя. Из оживления - и сразу в перевоплощение. Оно же может такого перехода и не выдержать.

Ладно, пускай уж пока отдыхает. Но лучше уж на травке, все таки, чем на собственном могильном прахе в полуметре под землей. И почему после оживания всегда так мерзко?

Я подползла на руках к одной из стен и попыталась за нее зацепиться. Земля была холодной, влажной и удивительно скользкой. Тело же повиновалось с такой легкостью, как будто ему на поясницу заботливо навесили парочку пудовых гирь, а может и побольше. Двигаться можно было только медленно и неторопливо, иначе все тело пронизывала жудкая боль. Дышалось пока еще трудновато, и, вместе с тем, дышать было нечем. Надо отсюда выбираться иначе следующее оживление придется производить здесь же и спустя не столь уж долгое время.

Я попыталась дотянуться рукой до верхнего края, где явно угадывался нетолстый слой дерна, и должна была находиться нормальная поверхность здешней земли. Рука, следуя сквозь пространство, будто через густой кисель, попыталась потянуться вверх. У меня это не получилось. Чтож, жаль. Да, куда бы проще было если бы здесь были ступеньки...

AT>>Load proj: _Target=Ertha _dest=hiway

Глюк! Поверх видимой картинки абсолютно голой земляной стены как бы наложили чертеж из тоненьких обьемных полосок. Ступенька, ступенька, ступенька, ступенька... Я еще не успела удивиться, как земля снизу начала с каким-то странным шуршанием выдвигаться на меня. А земля сверху - отодвигаться. Не теряя видимой гладкости и, как видно, скользкости, лежащая передо мной стена довольно аккуратно разложилась в забавное подобие лестницы с плоскими ступеньками. Сверху на это все хозяйство послушно осыпался дерн, так что верхняя половина ступенек оказалась покрытой сверху так уж желаемой травкой.

Я что, Атрейо, случайно открывший свойства своего медальона? Но этот мир слишком уж отдаленно напоминает ту самую Фантазию, да и мир здесь не столь уж подходящий для подобных фокусов. Хотя какой-нибудь такой же мерзопакостный нюанс вроде отнятия воспоминаний и у этой магии наверное имеется. Летающие собаки... Болтающие кошки... Аналогия конечно какая-то прослеживается, но уж больно слабая. Этот мир слишком устойчив. И все-таки он меняем.

Медленно и преодолевая упорное сопротивление здешнего пространства, которое, похоже, упорно не хотело смиряться с такой вот внезапной активностью тела, умершего еще вчера, перешагивая руками и ногами, на четвереньках, я начала потихоньку выбираться из собственной могилки. Путь давался с трудом. По сравнению с ним дорога под землю была куда легче. Тело пока еще не хотело слушаться и упорно сопротивлялось внезапно свалившейся на него шаре. Оно пока еще не совсем отвыкло от состояния мертвого и чисто по инерции не желало смириться со своим неожиданно сменившимся состоянием живым.

Однако быть живой все же куда приятнее, чем быть мертвой. Обратный переход вряд-ли можно назвать обычным, да и ходить по этой тропинке дано очень немногим, да и тем не всегда. И посему некому было утоптать эту тропинку ИЗ МИРА МЕРТВЫХ до широкой и удобной дороги. Так что приходится терпеть, продираясь через усиленное сопротивление всего, что считает жизнь своей исключительной привилегией, и не желает делиться ею с тем, что должно было уже умереть. Такова темная сторона Закона Жизни. Но... У тех, кто знает эту, обратную тропинку, свои законы... Им не дано умереть, покуда еще жив их дух или у них остались свои незаконченные дела и старые счеты. Их нельзя убить - они умеют возрождаться, ибо, пройдя этот путь единожды, они не смогут от него отказаться никогда. Их нельзя заточить - они сумеют уйти по самым невероятным стечениям обстоятельств. Для них нет границ между мирами. Для них не существует и ограничений этих миров. Они могут получить от жизни все... Но редко бывают счастливы. Ибо всегда в конце пути они остаются одни. И это ­вечное проклятье тех, кто бросил вызов законам этого мира и решил пойти им наперекор. Вечное одиночество и вечная жизнь. Две стороны одной медали. Кнут и пряник. Вечная жизнь и вечная смерть. Вечное скитание по различным мирам в поисках своего собственного. Как близки эти два свойства и как стойко они, разные в началах, стремятся к чему-то, чтобы достичь в итоге одного и того же конца. Одиночества тоски и мрака безысходности.

И похоже сейчас они встретились в одном теле.



10



Последние ступеньки оказались самыми трудными. Неужто именно так и выглядит тот самый путь из Царства Мертвых? Усевшись, наконец, я оглянулась назад. Аккуратненькая и ровненькая ямка с как бы ножом вырезанными краями с трех сторон и совершенно не к месту пристроенными земляными ступеньками с четвертой. С изрядно поворошенной и слишком уж рыхлой землей. Небольшой окопчик. Так, ничего особенного. Даже и не скажешь, что в недавнем прошлом это была чья-то могилка. Я вспомнила свое недавнее состояние, и меня почему-то стошнило прямо на травку, с завидным усердием покрывавшую столь уместные здесь ступеньки. Не знаю, означало ли это, наконец, запуск моей пищеварительной системы или просто было защитной реакцией организма на всю эту мерзость, но означало это одно - мое тело потихоньку оживало. Пригревшее, наверно в отместку за столь неуместные появления столь непрошенных туч, особенно жарко, солнце, не заставило себя долго ждать. Лесочек приобретал былую привлекательность и, если конечно не смотреть на северную сторону, где лес, как ножом, отсекала темная и невидимая преграда, даже начинал обретать какую-то свою особую, присущую только этим местам красоту. Недавнее оживание и выползание на четвереньках из собственной могилки как-то само собой отодвинулось на второй план, а то неповторимо мерзкое состояние, в котором пребывает только что недавно ожившее тело сменилось простой и ничем не угрожающей усталостью.



Только никому

Я не дам ответа...

Тихо, лишь себе, я прошепчу...



Завтра улечу

В солнечное лето

Буду делать все, что захочу...



Уже почти окончательно расслабившись и отвернувшись от Сумеречного Леса, как от назойливой и жудко надоевшей черной тряпки, прикрывшей лес мором тишины и мороком забвения, уже начиная потихоньку напевать, как заклинание, старую и давным давно забытую фэнами "миражей", но не раз не дававшую мне окончательно свихнуться в МОЕМ мире, песенку, я решила полюбоваться на весь этот, пронизанный не щадящим ничего солнцем, лес, на зеленые и слегка шумящие деревья, зеленую траву и кусты, отгораживающие тоненькую речушку, резво бегущую за деревьями, на комок грязи нехилых размеров, зависший над ближайшими из них... Что??? КОМОК ГРЯЗИ??? Он то здесь с какого перепугу? И до сих пор висит? Хотя... Сама же, собственно и повесила - чего удивляюсь?

Так... Театр абсурда - дубль два. И как назло даже пивной бутылки здесь нет, чтобы хоть закрыть это живописное безобразие...

AT>> чево-то там, чево-то там...

Будто из земли, с характерным шуршанием поднялась и вылезла вверх пивная бутылка коричневого стекла. Нехилых, между прочим, размеров... Значительно недопитая...

Театр абсурда - дубль три... Поотключать пора это циничное безобразие, называемое Архивами. Или хотя бы сконфигурить так, чтобы отличало реальные команды от приколов. Хотя... Бутылка с пивом таких нехилых размеров на фоне леса здесь смотрелась еще более живописно.

И почему только из другого мира я не могу унести ничего физически? Будь у меня камера, или хотя бы фотоаппарат - сюжет был бы классическим и роль хита была бы ему обеспечена. Это ж рулезьная картинка получилась, сумрак ее подери...

Да, пожалуй паренек, впервые нацепивший на себя Mаску древнего бога ночи и почувствовав при этом нечто подобное, превратившись в реале в мультяшку, не чувствовал себя столь радостно, сколь я сейчас от этой милой выходки Архивов.

Ладно, отдохнули - и хватит. Опробуем такой трюк на чем-нибудь более серьезном. Пора и побороться с местной магической преступностью. Но сначала...!!!

Слегка отхлебнув из бутылки старого мельника, наклонить которую стоило мне неимоверных, между прочим, усилий (ну не пропадать же накасченому добру!) я отошла от этой вдвойне живописной сцены так, чтобы все-таки увидеть свежезавешенный кубик грязи в его полном обьеме. Как там было? "И создал он зверей и птиц, и всякую другую живность"? Ну со зверями мы покамест повременим, а вот птичка не помешает. Летные качества этой штуковины уже показали хороший результат, так пусть теперь полетает и по своей воле немножко...

Перелистав небольшую библиотечку из предложенной мне готовой живности, созданной, по видимому, не одним поколением подобных Богов, я остановилась на одном очень даже подходящем экземпляре и ввела соответствующую команду.

Грязь пришла в движение и начала медленно и неохотно, совсем как медленно плавящийся пластилин, обретать обтекаемые формы. Формы, которые любит небо...



11



Старый и очень черный маг пришел домой и тут же завалился спать. Вчера он в очередной раз попытался выполнить старый и древний Договор, в котором и он имел свой неплохой приварок, но что-то, еще ни разу на его памяти не посещавшее этот мир, на сей раз вступило в ЕГО игру так неожиданно, что даже он сам не ожидал такой внезапный поворот событий. Такого не было уже давно. Жертва всегда заканчивалась однозначно. Либо Избранные уходили к Хранителю добровольно, и тогда можно было считать дело завершенным, а год - крайне неудачным, потому как кроме случайных путешественников, заблудших слишком далеко к лесу, которых слуги Хранителя отлавливали сами, никакой дополнительной силы ему просто не светило. Либо, прозевав одно из основных правил и все-таки избрав кого-то из этих до омерзения милых и идиотски-наивных влюбленных, Совет, сам того не подозревая, устраивал на Жертве светопредставление. И в этот год он, самый древний из здешних магов, получал почти абсолютную власть - право карать и миловать, устранять свидетелей и конкурентов, и плодить себе подобных, которым, впрочем, никогда не достичь в черной магии его высот. Они были крайне полезны, но когда кто нибудь из них начинал о чем-то догадываться или пытался вылезти выше его самого, он тут же рекрутировался к Хранителю и служил ему верой и правдой до первой же своей встречи с Солнышком. Маг не боялся солнечного света, но, как и все Темные, его не любил из чисто идейных соображений. Поэтому было только два дня в году, когда он выходил из вечно укрывающей его тени на открытое и яркое солнышко. Это был День Выбора и День Жертвы.

Маг уже давно подозревал неладное, но теперь он мог упрекать лишь себя в собственной недогадливости и недостаточной прозорливости. Еще год назад он как то умудрился не заметить эту жудко вредную малявку, которой вдруг вздумалось увязаться за процессией, традиционно идущей раз в год к Жертвеннику и рискнувшей не отстать по дороге. Ей угораздило увидеть то, о чем знать было в этом мире смертельно. Она видела практически весь процесс до конца, даже как-то не обратив на себя внимания Хранителя. Ее надо было сбыть Хранителю сразу же следом, но у него тогда было и так достаточно более важных дел. А потом уже было немножко поздно.

Радовало только одно: Ее возраст уже был достаточен для того, чтобы стать Избранной. И тогда он совершил, похоже, самую страшную ошибку в своей магпрактике: он решил во что бы то ни стало ее Избрать (что впрочем означало "убрать", но никому до этого не было дела). Вот с этого то момента и пошло все как-то не так. И остановить этот стремительно нарастающий ком неприятностей было уже не под силу.

Дальше что-то усиленно не вязалось. Знавшая досконально свою участь вновь Избранная не стремилась избежать ее, как должна была бы хотя бы из желания собственного самосохранения. Она не стремилась и оторваться, испытав все прелести последнего месяца человеческой жизни. Она просто ждала. Как будто зная, что произойдет потом...

Но близился час жертвы и назревала так вовремя не замеченная буря. Что-то готовилось, но что - он не мог предположить. А надо было бы. Дальше события развивались гораздо стремительней, чем должно было быть, и это было уже очень плохо. Приведенная на Место, так до сих пор и сохранившее свой первозданный вид после той самой стычки много много лет назад, и не имеющая возможности убежать по земле Жертва, отрезанная стоящими в противостоянии им и Его Величеством Хранителем, замкнутая в пространстве всеми возможными средствами охранной магии, избрала вдруг неожиданный, но очень эффективный ход. Не имея возможности перемещаться ни в какую сторону (защита была поставлена на совесть!) она, конкурируя по скорости даже с самим Хранителем взмыла высоко в воздух, да так резво, что даже сам Хранитель не успел совершить обещанное. Но это же было невозможно! Сам, являясь магом, он доподлинно знал: ни одному смертному такой фокус был бы не по силам. Но опять таки по странному стечению обстоятельств он не обратил на это внимания.

Тогда не обратил.

Погоня не дала результата. Когда, наконец, от неожиданности слишком поздно трансформировавшись, традиционно в большого и черного ворона, Хранитель взмыл в воздух, Жертва растаяла в облаках, произнеся что-то на языке, которого он ни разу не слыхал в этих краях. Хранитель тоже исчез прямо в воздухе и больше не вернулся. Что-то было не так в этот раз. Слишком НЕ ТАК... Если до сих пор все, что происходило во время Жертвы, было вполне понятным и традиционным, а главное, вполне понятно было, что ждать после, то такой облом (а это именно облом. Сотня мальчиков не стоят одной девочки. Он знал магическую энергетику не хуже Хозяина.) Великого не посещал еще никогда. В игру вступила некая сила явно магического характера, причем явно не здешняя. Он знал о ходившем среди жителей его деревни предсказании о Пришедшем Извне, но так никогда и не решался выложить все что знает Хранителю. Раньше не решался. А теперь уже, похоже, не имело смысла.

Одно было ясно: Против этой безобидной девочки обычная магия не действовала. Так и не дождавшись возвращения Хозяина с Жертвой в клюве, маг, как покинутый птенец, побрел обратно, не зная, что же ему еще ожидать, и главное - что ждать теперь после таких фокусов от Хозяина. Он решил пройтись вдоль реки, но спокойно ему этого сделать не удалось.

Подходя к реке, он увидел недалеко от Жертвенника небольшой холмик, над которым разгоралось яркое золотистое сияние. Подойдя поближе, он заметил внутри этого сияния его столь уж недавнюю знакомую, почему-то внимательно за ним наблюдающую...

- Сдается мне, ты не ожидал меня здесь увидеть? - голос был вкрадчивым и до озверения мягким. Над ним настолько изящно издевались, что это невыносимо было терпеть. - По крайней мере так быстро?

- Но ты же должна...

- Многие в этом мире кому-то чего-то должны. Тебе народ то хотя бы не жалко?

Никто! НИКТО И НИКОГДА! Не осмеливался обращаться с НИМ САМИМ столь панибратским образом. Да еще и так издеваться над делом его жизни. Это было очень сложно терпеть. Но прозрачная золотистая граница не предвещала ничего хорошего.

- Ты знаешь, против чего ты идешь?

- Да уж, догадываюсь... - ее мысли что-то тормозило. Что-то отвлекало ее, невидимое в этом мире. И это было неплохим шансом. - А ты не предполагаешь, что ожидает тебя?

Вопрос был неожиданным и зловещим. В ее руке медленно раскручивался маленький полосатый шарик. С таким оружием ему встречаться пока не приходилось. Под ней находился небольшой земляной холмик. Он сконцентрировался на нем и холмик начал медленно и аккуратно подниматься обнажая резкие границы рыхлой земли.

- Чего ты хочешь?

- Будешь долго смеяться - справедливости.

- Кто ты?

- Ты слишком много хочешь знать. И ничего не предложишь взамен?

Это было бредом. В деревне он был уважаем. Никто и никогда, ни при каких обстоятельствах не стал бы ему так хамить. Потому как знал, чем ему это грозит. Однако холмик уже поднялся на достаточную высоту, чтобы его нижний край приподнялся над землей. Ловушка была готова.

- Ну чтож, не хочешь - не надо. Умри безвестной...

Пространство, в котором стояла девочка, вместе с золотистым контуром и куском выдернутой земли перевернулось, как свойственно песочным часам и тут же начало падать. Землю в последний раз пронзила яркая фиолетовая вспышка и на ней остался лишь безжизненный и одинокий холмик.

- Не доставшись нам - не достанься никому! - завершил он свою мысль, теперь уже непонятно к кому обращенную. И зашагал прочь.



100



Но это было вчера. А сегодня начали происходить какие-то странные вещи. Утро начиналось весело. Добрая половина деревни была раненько так разбужена пронзившей небо ярчайшей вспышкой, силы, которой не встречалось в этих краях уже давно. Молнии, конечно, падали иногда на землю, но это было в основном осенью и не столь прицельно. И не среди ясного же неба! Да и не могли они так слепить... Да еще и так долго... Тут что-то было определенно не так. Жители конечно потребовали от него обьяснений. Как будто он должен отчитываться за все - даже за изменения в погоде. И конечно же все знать...

Впрочем, небо вскоре стало не столь уж ясным, каким было в начале. Кто-то похоже стягивал все тучи из местной округи к Черному Замку. Облака образовывали над ним странный, как бы вра=щающийся вихрь, нанизанный на тонкий, но очень яркий луч света... идущий из ниоткуда... и почему-то тоже золотистый. Это явно не были проделки погоды и это было странным. Это было еще более непонятным и не предвещало ничего хорошего. Белый вихрь. Ему чем-то знакома была эта картинка. Но он в упор не помнил, где же в ЭТОМ мире он мог такое видеть. Кто-то явно собирал силу. Но Хозяину то она не могла понадобиться. У него ее и так хоть отбавляй. И даже не делится, гад! Значит, происходило что-то, что не поддавалось логике. И это было очень плохо. Добро есть добро. Оно понятно. Зло есть зло. Оно даже приятно. Но неясность - хуже всего. Никогда не знаешь, что от нее ожидать. И это пугает.

Спустя некоторое время вихрь рассеялся, и выглянувшее солнце вдруг припекло с такой силой, с которой ему просто не положено в это время года. Вот это уже было действительно невыносимо. Он вернулся в дом, и тут, в четырех стенах, являвшихся его крепостью как в физическом так и в магическом смысле, за плотно зашторенными окнами и жесткими капитальными стенами, пожалуй единственными в деревне, за многократно наложенной и проверенной системой охранных духов и заклинаний, его внезапно настиг страх. Беспричинный, животный страх. Как профессиональному магу со стажем, ему уже давно это чувство было неведомым, и он даже забыл, как оно выглядит... Но чувству, похоже, было на это глубоко плевать.

Неотвратимое и смрадное дыхание надвигающейся смерти... Так чувствуют обычно начало конца, но источник его был неведом и это пугало еще больше.

Он сам мог наслать какой угодно морок на кого угодно и это ему было раз плюнуть. Он мог выловить и источник чьего-либо чужого морока и сделать так, чтобы и его автору жизнь малиной не показалась. Но у этого чувства не было никакого источника и оно просто парализовало его мысли, лишая его воли. И, похоже, произрастало изнутри. Был неотвратимый, животный страх, но не было его источника. Была проблема, но не было ее решения. И это пугало. Был единственный способ, решающий сразу все проблемы. И нужно было то всего ничего. Расслабиться и забыться. И, при особой на то удачливости, решение приходило само.

Употребив для лучшей дороги к решению перед сном пару капель настойки из ни разу не виданного им в живую некоего кактуса, которую ему одолжил некий небезызвестный маг, успешно умерший в магическом поединке, и которую он берег только для особых случаев, он завалился в как-то так не прибранную еще со вчерашнего утра постель и почти тут же отключился.

Маг спал традиционно днем. Ночью в деревне творилось самое интересное и просто чес-слово не стоило терять столь драгоценное время на такие пустяки как сон. Днем же брожение по деревне под невыносимо ярким солнцем и общественные загрузки молодежи вековой мудростью, которая им, впрочем, и без того была нужна как Назгулу - двуручный меч, не доставляло ему никакого удовольствия.

Маг сам не успел заметить, как его реальная комната совершенно незаметно сменилась такой же, только в его сне. Ничего вроде бы не изменилось, но что-то было не так. Небольшая комната, шаткая кровать. Настенные полки, заполненные горой всяческих пузырьков и пробирок, древние книги заклинаний, доставшиеся от одной ведьмы, так бестолково сменившей (не без его, кстати, помощи) свой колдовской наряд на тигриную шкуру. Где она теперь? Лучше уж пожалуй и не знать. Главное – подальше отсюда. Книги на полке выставлены так, что образуют рельеф. В полосочку. Странно знакомую полосочку. Еще не осознавая смысла, он пытается разглядеть корешки... Но тут полосочки дергаются, и все сооружение начинает вращаться. Все быстрее и быстрей. Вокруг него появляется странное золотистое сияние. И вдруг кровать под ним куда-то проваливается...

Кровать медленно уходит под пол. Под ним скребутся мыши. Но как-то странно скребутся. Причавкивая и перегрызаясь между собой. Странно. Кровать ушла, но он с нее не упал. С трудом отведя взгляд от неустанно и бешено вращающегося, уже равномерно серого предмета, он поворачивает свой взгляд вниз... И видит, что лежит уже не на кровати, а на розовом и шершавом языке. Открытый рот и в нем два аккуратных ряда зубов. Сверху и снизу. Кошачьих, между прочим, зубов, ограниченных с краев нехилостных размеров клыками. Его охватывает все тот же, звериный и не подкрепленный ничем, ужас. Ужас близкого конца. Но тут со стороны, бывшей когда-то окном раздается какой-то настойчивый стук. Очень настойчивый. Как будто кто-то долбит колотушкой в ставни. Или клювом? Этого еще не хватало!

Он разворачивается к окну, но, не рассчитав движения, быстро соскальзывает с языка. И падает внутрь. Стремительно падает. В пасть неизвестно откуда взявшейся, но довольно прожорливой кошки.

- Не лучшая форма пробуждения, не так ли? - голос слышался откуда-то снаружи. - Нешто опять кошмары мучают?

Потирая ушибленный от не совсем уместного скатывания с кровати, бок, маг с кряхтением попытался усесться. Ноги поднимать его почему-то не хотели, а во взгляде, где-то со стороны бокового зрения, так и норовило на него кинуться что-нибудь из не вовремя оживших элементов обстановки. Однако пол оказался полом, как и положено, деревянным. Кровать тоже стояла довольно безобидно и вроде уже не напоминала оскаленную пасть с не одним десятком зубов. Однако голос действительно шел из за плотно закрытых снаружи ставен и, похоже, в нем прибавилось настойчивости.

- Может быть ты наконец пустишь своего старого знакомого? Не век же мне здесь прохлаждаться у тебя за окошком?! Или мне зависнуть на твоем домишке вместо флюгера до прихода ночи, а ты потом сам обьяснишь это все народу?

- Иду, иду. Сейчас открываю.

Встреча с Хозяином была, конечно, сейчас крайне неуместной и не обещала ничего хорошего. Но попытка откосить от этой встречи хорошего обещала еще меньше.

- И что это за бандура у тебя стоит во дворе? Пытаешься от меня Старым Мельником отгородиться? Блажишь, однако! Не выйдет!!!

Ничего уже окончательно не понимая в происходящем, Маг открыл окно. Последним, что он успел заметить перед появлением великих разрушений в своем доме была чуть чуть недостающая горлышком до крыши исполинских размеров бутылка пива и стремительно слетающая с горлышка, юркнувшая в окно, черная тень...





Я прилегла на травку и закрыла глаза. Птичка уже сформировалась и устроившись на горлышке бутылки как на удобной жердочке занималась утренним туалетом. Я свернула основной обзор где-то так до половины и сейчас справа от него наблюдала небольшенький такой пультик, разделенный сверху на два экрана, показывающих картинки с ее глаз, а снизу имеющий кучу полезных функций. Мне чес-слово лень было создавать всю управляющую структуру этой птички, придавая ей полную самостоятельность, поэтому она сама знает только основные инстинкты (и те, предусмотрительно, не все) и не может своими действиями управлять самостоятельно. Вернее все, что она может сделать чисто механически, она делает, но вот, боюсь, обьяснить смысл своих действий вряд ли сможет. Когда-то эта технология была кем-то раскрыта и в моем мире. После чего много сотен поколений пугались страшного и навевающего природный ужас слова Зомби, по сути, слабо понимая, что же это такое на самом деле... И даже не замечая таковых, мирно живущих среди них самих и тихо выполняющих чью-то волю...

Само собой, нашего Великого имело смысл подставить. Причем подставить как-нибудь поглобальней. У него уже, моими отчаянными усилиями в прошлом воплощении (до того как меня ЗДЕСЬ НЕПОДАЛЕКУ похоронили), было достаточно неприятностей с Призраком из Замка, да и с остальными, как чувствуется, его отношения просто не могли носить особо дружеский характер. Но с жителями деревни, похоже, пока было все гладко. Конечно, можно было бы просто заявиться к нему и побеседовать с ним о загробной жизни... Но это же слишком просто... И слишком скучно. Не хватает веселости. В общем, нужна идея, но ее пока нет...

Приоткрыв один глаз я с интересом посмотрела на птичку, уже похоже закончившую чистить свои смолянисто-черные перышки и теперь просто сидевшую нахохлившись на горлышке бутылки. Бутылка и птичка... птичка и бутылка... Что-то непреодолимо живописное было в этом сочетании. А что делать? Оставлять в лесу эту стеклотару в корне неприлично. Да, оставь такое в каком-нибудь лесочке в МОЕМ мире, вот бы у каких-нибудь бичей был бы праздник... Хотя... А что если?... Нет! Эту зверскую идею мы лучше пробовать не будем... Или все таки?... Нет, глобальный запой народу обеспечен... Ну ладно, пусть у народа будет хоть раз настоящий праздник...

Тем более что мне, в общем-то, очень даже не помешает забрать и кой-какие свои вещички из столь дружелюбной и радушно отправившей меня с одним маньяком к другому деревни и сделать это тоже лучше всего под шумок, потому как в свой собственный дом я тоже пока не смогу пробраться, даже в виде птицы. Черный ворон, пакующий мои вещи, даже для моих родных выглядел бы слегка ммм... странновато. А мне еще надо будет с этим и смыться... И лучше всего еще более незаметно...

Не знаю для проверки ли или просто так, я переключила свое зрение на зрение птички и осмотрелась с высоты горлышка ее глазами. Посмотрела на холодный, мертвый лес, на речку, на могилку... На себя, наконец, со стороны - потрепанную и чумазую, прилегшую и томно растянувшуюся на солнышке. (Надо будет взять еще и пару тройку своих вещей. Чего-нибудь из одежды.) На весь этот простор леса, неба и манящего к себе поднебесья...



Но пробил час...

Пора лететь...

Мне стала тесной

эта клеть...



Ну что, птичка, полетаем?

Я переключилась на панель дистанционки и ввела координаты. Большой черный ворон взмыл в небо с горлышка бутылки и на автопилоте полетел по направлению к деревне...

Делать чес-слово было покамест нечего, и пока птичка, преодолевая воздушные потоки, как неотвратимый ужас, летящий далеко не на крыльях ночи, стремительно приближалась к явно указанному ей на виде деревни сверху дому, я занималась увлекательнейшей задачей продумывания посвящения всего этого всей деревне. А также неизменным предвкушением последствий своих же действий. Конечно помнить там после этого мало что будут, но чисто из моральных соображений ошарашить их таким вот подарочком лучше с утреца. Так. Значит, чтобы не было лишнего шума до поры до времени прикроем все безобразие мороком и разберемся с Великим по-свойски. Потом оставляем бутылку и к утру морок снимаем. А как же птичка? А что если наш подопытный будет от нее же бутылкой и закрываться? Круто? Круто. Но тогда оно должно появиться раньше, чем туда вылезет Великий. Интересно, а долго он будет за это оправдываться? А что если он же народу ЭТО и поставит? По-моему это будет наиболее рулезьно.

Однако птичка уже почти подлетела к дому. Как, все-таки удобно перемещаться по воздуху и как медленно по земле! Ладно, пора готовиться...



101



Театр абсурда. Дубль четыре.

>>FullScreen Control

Теперь я вижу и слышу глазами и ушами птицы. Правда предусмотрительно не пересылая туда свое сознание. Ну чтож, будем готовиться. Так. Вначале морок. Запись... Установка... Все. Таймер на утро... Теперь для всех, кто бы ни смотрел в сторону дома, картинка не будет меняться. Если таковой, конечно, не осмелится сам, без приглашения, пересечь ограду... Но, надеюсь, здесь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так чтут традиции и незванные гости нам в ближайшее время не светят.

Теперь бутылка. Так, если я не ошибаюсь... спят в ЭТОЙ комнате. Значит ставим перед этим же окном. Так. Закрыть ПОЧТИ ВЕСЬ дом... Вылезла? Вылезла, родимая... Полная. На этикетке, значится напишем:

"Я, Старейшина Рода, ставлю сей рулезный бутыль за упокой души всех Избранных, включая и свою собственную".

Так. Не мелковато ли? Ладно, не прочтут издалека - подойдут поближе. Нет, рано я его все-таки упокоиваю... Может он мне еще пригодится? Ох и темную же энергию излучает этот Старейшина во сне... Или ему тоже иногда снятся кошмары? Ну что, по-моему пора и постучать...

А зачем вопить то? А? Да, однако же...

- Не лучшая форма пробуждения, не так ли? Нешто опять кошмары мучают?

Как же все-таки был похож этот вопрос на заданный мне же сегодня утром. Но как говорил мне один мой бывший знакомый, главное - вовремя наехать...

И главное, судя по невнятному постаныванию, опять - в точку.

- Может быть ты наконец пустишь своего старого знакомого? Не век же мне здесь прохлаждаться у тебя за окошком?!

Старого знакомого? Откуда взяты диалоги этой птички? Из ее собственного образа. Еще более непонятно. А откуда образ? Из моей же памяти. Женской. Но почему о себе и так однозначно?

Так, похоже нас отчаянно игнорируют...

- Или мне зависнуть на твоем домишке вместо флюгера до прихода ночи, а ты потом сам обьяснишь это все народу?

Конечно, черная ворона на крыше дома и сама равносильна проклятью. Но даже если я это сделаю - мною же возведенный морок меня же и прикроет. Правда тот, кто внутри, об этом пока не знает...

- Иду, иду. Сейчас открываю.

Да, похоже меня наконец-то решили удостоить вниманием... Или все же приняли за того, за кого ДОЛЖНЫ были принять? В любом случае, как говорил один мой знакомый BOFH: Dumb Mode ON, что в переводе означает: Ну ты, дядя, и нарвался...

- И что это за бандура у тебя стоит во дворе? Пытаешься от меня Старым Мельником отгородиться? Блажишь, однако! Не выйдет!!!

Конечно это пиво здесь не выпускают. Но, свет и тьма, какая ему сейчас разница то?

Из за окна послышались какие-то странные шорохи и что-то очень похожее на очень даже крепкие ругательства на неизвестном мне языке. А не забрал бы ты, дядя, свои проклятья обратно?

Но мне, похоже, все же решили открыть. Нет, тебя уже ничто не спасет. Это не лечится...

TimerAx>> 6:1

Time expansion enable...

Картинку перед моими глазами будто бы поставили на очень замедленный просмотр. Нет, хорошо, конечно, если просто откроют. А если в меня оттуда сразу же полетит файрбол или какая подобная мерзость? Откуда я знаю, что есть в запасе у этого ходячего раритета, не поддающегося черной магии и что из этого он может пульнуть с перепугу по непрошеным гостям? Лучше перестраховаться...

Так... Открыли? Открыли... И похоже оценивают подношение... Ты бы лучше свои шансы так оценил! Ладно, влетаем...

Так... Прямо... ниже ... ниже. Еще бы чуть ниже - и оставила бы лапами косой пробор. Совсем уже разучилась управлять птичьими крыльями. Так. Это что его комната? Обширно, обширно... И как всегда - жудко аккуратно прибрано. Ну чтож, думаю это ненадолго. Такие недостатки исправляются легче всего.

Борясь с воспитанным не одним поколением, чисто инстинктивным желанием птички утащить что-нибудь блестящее, я решила сразу же быстро изучить обстановочку. Так. Что здесь есть. Ну вот, даже приземлиться негде... Его мракобольчество повернется еще где-то секунды через полторы так что за это время можно и оглядеться. Так, спинка кровати, за ней некий белый куб, напоминающий... ХОЛОДИЛЬНИК???... ОТКУДА ЗДЕСЬ ЭТО? Я глючу или где? И в каком я вообще веке? Напротив стена с кучей навесных полок... Изобретенных, между прочим, всего лишь на пару сотен лет раньше! Колбы и пробирки... Это конечно нормально. Для МОЕГО мира и МОЕГО времени... Но кто протащил все это сюда... как... и зачем?

Ниже-книги. Старые фолианты в древних плетеных обложках. Рукописные. В моем мире таких уже не сыщешь. Очень интересное сочетание - древние книги и современные колбы, стоящие на соседних полках... И в довершение конченного анахронизма - холодильник на котором уже сижу...

Или у этого старичка где-то в подвале запрятана машина времени или меня в конец глючит... Или птичку...

Одна из книжек привлекла меня странно знакомым корешком. Две пентаграммы - одна вверху, другая - внизу. И руны - между ними. Так... Что написано? Po..Li... Niel. Poliniel ???

Не совсем понимая чему я больше удивляюсь - тому что я знаю эльфийский или собственно прочитанному я попыталась осмыслить увиденное. Судя по корешку, так оформляют личные магические книги. Но там обычно пишут СОБСТВЕННОЕ имя хозяина книги или его руны. Имя оканчивалось, конечно, в эльфийском стиле, но если окончание убрать... получалось слишком уж знакомое имя... Это что ее ТЕ САМЫЕ книги? Хочу эту полочку!!! Что бы здесь ни произошло - ни одна книга отсюда пострадать не должна.

Так, однако же меня наконец удосужили вниманием. Ну что, каркнуть ему здесь что-ли, чтобы осознал происходящее?

- Ты кажется меня не ждал? Или думаешь что это тебе ТОЖЕ приснилось?

Слова давались мне с трудом, Ну не умею я говорить ТАК медленно.

- О нет, мой повелитель! Заклинаю тебя...

- Прибереги свои заклинания для более подходящего повода. - Нет, ну какое сразу раболепие то... - Ты все видел?

Нет, иногда я все-таки бываю слишком жесток. С него бы хватило и одного только появления того, ЗА КОГО он меня принял... Но вот не знаю почему, ну не внушает мне это мерзкое существо ни капли жалости...

- Да, мой господин. Я все искуплю...

- И что ты думаешь по этому поводу?

С Хранителем ты разговор про это, конечно, подготовил бы... Но как ты выкрутишься экспромтом? Особенно если я знаю об этом значительно больше тебя? Но что ты сам то знаешь?

- Она... я... я не знаю, откуда она... но я не мог этого предположить...

Надо было мочь. Теперь выкручивайся...

- Так ты что, все это время знал О ПРЕДСКАЗАНИИ???

- Д-д-да...

- И ты молчал ???

Ну, теперь ты, как классическая шестерка выболтаешь мне все. Сколько я повидал тебе подобных за свою магпрактику? Для вас же нет хуже зла, чем отчитываться за пакости перед своим правителем... даже если это умело сработанная его копия...

- Ну откуда? Откуда я мог знать, что ТАК все обернется то? Откуда я мог знать что она - ТА САМАЯ?

- И даже после того как отпустил ее на все четыре стороны прошлой весной?

Здесь я уже явно переигрываю. Хранитель не мог знать таких подробностей. Но для этого жалкого существа это сейчас лишь придаст значимости всем свалившимся на него неприятностям.

Я включила инфракрасное зрение, и глаза ворона подсветились изнутри не предвещающим совсем ничего хорошего красновато-серым блеском.

- Но... Ты же ее тоже тогда не заметил...

- Или оставил тебе? Ты не находишь... Или ты меня просто унижаешь?

- Нет! Ни в коем случае! Никогда!!!

- Скажи, а ты помнишь наш договор?

- Д-д-да... а что?

- Напомни мне его...

- Я получаю половину энергии в обмен на организацию Жертв и делаю в деревне что хочу.

О! Дарагой! Так ты не только классически темный. Ты еще и нахал...

- А там ничего про странности творящиеся в деревне часом не говорилось?

- Я должен сообщать о всех странных событиях в деревне тебе лично или через твоих посланников и не должен никого посвящать в суть ритуала.

- Ну так какого же, собственно говоря, ты не делал ни того ни другого? Да еще и вырастил у себя под носом ведьму вне классификаций, угрожающую всем нам?

Я себя не перехвалила?

- Но я... Но мне...

Классический ступор. А как тебе это?

- Кстати, ты так часом не предполагаешь, что может ожидать за это тебя?

Да... Этот вопрос он уже слышал, но пока еще слишком напуган... Достаточно напуган, чтобы так быстро не вспомнить где, когда и главное ­от кого. Впрочем, если вспомнит - ему же хуже...

- Но я старался! Можешь сам убедиться! Ее тело осталось там, совсем рядом, под землей. Ей никогда оттуда не выбраться.

- Да??? И что ты ей пожелал на прощанье? Ты хотя бы имя ее догадался узнать? Или проводил ее в подземелья фразой "умри безвестной"?

- Но я же... ЧТО???

- И ты думал я просто так умру? Знаешь, я тоже так думала.

Как все-таки забавно наблюдать за этим процессом... Когда раболепное оцепенение перед боссом медленно сменяется вначале ничего в происходящем не понимающим отупением, а затем, столь же медленно ­- яростью и абсолютным озверением. Впрочем, пружина уже оказалась взведенной до предела и уже была отпущена... Теперь оставалось только наблюдать за превносимыми вырвавшейся силой разрушениями и немножко в таковых поучаствовать лично.

X-pdv>> 0 -> 100% (Fog) _lock:=var(inpower)

Ну не люблю я в эти игры играть по-честному! Кроме того, что время для меня идет в 6 раз медленнее чем для него, так еще и все, что только может полететь в меня пролетит абсолютно проницаемое тело как воздух. Впрочем, небольшой огненный шарик от пальцев мага уже оторвался и очень даже не медленно полетел в мою сторону. Ага, ЩАЗЗ! Я только и ждала что меня тут поджарят первым же файрболом. Эт-то вам не куриные окорочка в микроволновку пихать! Чуть чуть взлетев (буквально на свой рост) в нужный момент птичка летящий шарик перепрыгнула и он взорвался уже уткнувшись в ближнюю стену. Кусок стены и половина холодильника с грохотом и искрами ушли в историю. В воздухе запахло фреоном и кирпичной пылью.

Ну а теперь немножко полетаем. А в нас немножко постреляют...



110



Да, в последние пол часа маг, к которому так случайно залетела нежданно негаданно в окно мало кем замеченная черная птичка в чем-то очень сильно напоминал котенка, в конец доведенного до озверения и отчаянно пытающегося все-таки наконец поймать собственный хвост. Комната уже не выглядела столь аккуратно. Почти во всех стенах дома уже зияли нехилых размеров дыры с еще дымящейся от файрболов штукатуркой. С потолка местами свисали далеко не маленьких размеров сосульки от не совсем прицельно примененного фриза. По дому летало уже нехилое количество всяких боксерских перчаток, молотков, утюгов, скалок и прочих достаточно увесистых предметов хищно ищущих кого бы поблизости расплющить или укатать и иногда натыкающихся на собственного автора. Картину абсурда довершил внезапно появившийся посреди комнаты ящик с ярко-красной надписью TNT на боку и какой-то квадратной штукой с ручкой, напоминающей автомобильный насос, неподалеку. Когда маг таки додумался надавить эту ручку птичка уселась на, по странному стечению обстоятельств, единственной уцелевшей полке с книгами и произнесла:

- Ver anno spire transmitten!

Яркая белая молния вторично пронзила небо на доли секунды раньше, чем вся деревня содрогнулась от достаточно мощного взрыва, оглушившего многих в округе и донесшегося откуда-то со стороны дома Старейшины. Люди, сбежавшиеся на вызванный светопредставлением шум обнаружили вместо дома старейшины груду развалин и уцелевшую, как будто в издевательство над законами физики, поставленную Старейшиной же за собственный упокой бутылку пива размером с стоявший там дом. Вначале была произнесена заупокойная речь, а потом, когда бутылку, немалыми усилиями с помощью веревок, наконец-то завалили на бок и обнаружили в ней сей чудодейственный напиток, праздник возобновился с небывалой силой, и мог продолжаться еще неделю, покудова таковое там не кончилось.

По прошествии всеобщего праздника, плавно переходящего в опохмел и обратно, кто-то наконец вспомнил про прилетавшую к дому старейшины черную птицу и исчезнувшую там накануне того самого взрыва. Затем тот самый, уже довольно немолодой человек как то так сам собой стал Новым Старейшиной Рода, а деревня стала поклоняться, вопреки всем, некоему странному божеству в образе Черного Ворона, спасшего их род от некоей Великой Напасти и охраняющего его по сей день. Никого из жителей деревни уже не интересовало, да и не могло интересовать то, что же было дальше, а главное - куда делся Черный Замок, и что произошло с Кольцом. Ибо верна была пословица: Пока гром не грянет…

Однако и мне еще нужно было все-таки как-то вернуться в свой собственный мир. А для этого нужно было завершить начатое, да еще и найти какой нибудь из обходных путей, идущих из этого мира в мой собственный. И, естественно, ВЕРНУТЬСЯ. Как ни странно вопреки тому самому Предсказанию.




Часть 2. Чужая реальность. (То, что НЕ попало к Полинеa1">[1])



Одинокий Волк.



0



Интересно все-таки быть мишенью. Но только лишь тогда, когда сама определяешь правила игры. Маг, очевидно, был достаточно хорошо обучен ведению магических поединков, но как раз именно поэтому, доведя это умение до автоматизма, был крайне предсказуем. Внезапно свалившийся на него, как снег на голову, занебесный подьем боевого духа (вызванный, естественно, моими над ним издевательствами), как-то так помешал ему догадаться уйти в сумрак поглубже, где бы наши шансы были бы хоть немного ровнее. Нет, конечно, птичка, порхающая по его дому и с завидным мастерством уворачивающаяся от всякой магической пакости, в нее летящей, находилась вне сумрака. Но когда для управляющей ею системы время идет в шесть раз быстрее, траектория полета файрбола обычно оказывается просчитанной еще до того, как он успевает быть сотворен. А от "непопадания чуть чуть" азарт обычно нарастает. По себе знаю...

Однако я уже видела к чему мог привести такой поворот событий, да и птичка уже достаточно налетала по дому, чтобы можно было восстановить его трехмерную планировку, поэтому некоторое время спустя мне уже надоело заниматься этой грязной и неблагодарной работой самой. Птичке была передана программа, а у меня самой был, как оказалось, и еще один интерес в этом доме. Как бы ни развивались события в этом доме из него не должно пострадать только одно: Ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах ничто не должно разрушить полку с магическими книгами! Так, программа активирована... Разделение...

Не знаю успел ли это заметить маг, но птичка сделала резкий вираж около ближней стенки и ее тень на ней раздвоилась. Однако увлеченный борьбой уже на фризах, и пребывающий уже в глубочайшей стадии дип-психоза маг не заметил столь странного поведения тени и, похоже, слишком был занят этой вредоносной птичкой, чтобы не обращать внимания на такие мелочи. Если верить биоспектру, маг уже начинал немножко уставать (в его то годы!) и в ход пошел уже молоток побольше и самонаводящиеся боксерские перчатки. С потолка уже упало несколько утюгов и это уже что-то до жути и коликов в животе очень сильно напоминало. Да, сдается мне у этого дедочка здесь еще и телевизер с видиком имеется. Да и, наверное, нехилое такое количество кассет с "Томом и Джерри", "Койотом" и прочими садомазохистскими творениями братьев Уоррни и раннего Диснея. Вот, значит, как он тут "медитирует"... Если не ошибаюсь, то скоро в ход пойдет и ТриНитроТолуол. Так что пора смываться пока тут мою птичку тоже стенами за компанию не привалило. Обидно ж будет...

Так, вот и комната. А вот и искомая полка. Тяж-желая!!! Да, птичке, наверное за раз такого и не унести. И обернуться во что-либо более массивное не успеет - поджарят или расплющат. Опять что-ли применять телепортацию? Не слишком ли много ослепших за один день? Так...

Portal frame>>dX, dY, dZ

Захватываем полочку... и немножко оставим для птички...

Вобще-то изначально птице предназначался билет в один конец. Ворона все таки не Феникс, но мне ее, улепетывающую сейчас от озверевшего мага, вооруженного довольно таки неплохими боевыми заклинаниями, почему-то стало жалко. Тем более что телепортацию все равно должен кто-то активировать и, таким образом, хотя бы один живой обьект там должен быть. Вот и будет...

Ой! Мы все-таки забыли про свойства своей же магии и таки решили попользоваться динамитом? Дядя! Ты кажется забыл, что в твоих любимых мультяшках от динамита больше всего достается как раз тому, кто давит на рычаг его взрывателя? Впрочем... это твои проблемы. Птичка, ко мне! Сюда!! И быстро!!!

Птичка моментом спикировала на меня, пролетев при этом, по забывчивости, сквозь кусок еще оставшейся целой стенки буквально в сантиметре от зияющей в ней сквозной дыры вполне подходящих для этого размеров. Интересно, какие ослиные уши выросли у мага если он успел ЭТО заметить? Впрочем, уже даже поменявшийся вектор гравитации не остановит его, всем весом надавившего на рычаг. И хорошо, что я вижу это уже глазами птицы... Вижу, как медленно разбухает и наполняется огнем не маленьких таких размеров ящик посреди комнаты...



- Ver anno spire transmitten !!!



Совершенно машинально я вышла из контрольного терминала птички и отключила морок вокруг дома чуть раньше чем птичка успела произнести эту фразу до конца. Канал был уже создан и птичке оставалось только его запустить, не задумываясь даже о том куда она перемещается.

Сеанс озверевания был завершен и теперь я по прежнему была той самой девчонкой, тело которой еще так недавно валялось в могилке, здесь совсем неподалеку. Я открыла глаза, приподнялась и, предусмотрительно плотно прищурившись, начала наблюдать за другим концом перехода.

Замедленное кино. Проявление. А это все-таки красиво!

С неба в землю, почти вертикально, уткнулся тонкий и ярчайший луч и начал разбухать в некое подобие мыльного пузыря. Золотистого мыльного пузыря на ярко-бело-слепящей соломинке. Когда пузырь разбух до размеров, определенных мною недавно в доме у Старейшины, он вдруг начал как-бы наполняться снизу вверх, как наполняется обычно чаем стакан. Но вместо чая сюда "наливалась" вначале полка с увесистыми книжками, а затем и сидящий сверху на ней черный ворон, еще даже не успевший сложить крылья от длительных полетов в не очень то подходящем для этого по размерам помещении.

И тут пузырь лопнул. Столь же стремительно, как и появился. Птичка внутри ожила, сложила крылья и нахохлилась. Чувствовалось, предстоял разбор полетов. Но тут со стороны деревни наконец донесся ощутимый и, несмотря на все усилия леса, не столь уж и сильно приглушенный грохот. Птичка наверное тоже поняла, чем он был вызван и ее передернуло.

- Ну вот. - говорю - Сейчас ты стал большой летающей котлетой.

Птичка моргнула в мою сторону своими, кажущимися в видимом спектре серо-стальными глазами с инфракрасной подсветкой, которую я так и не успела отключить в доме у Старейшины, и каркнула в ответ что-то не очень цензурное. Я опять заметила, что ИХ РОДНОЙ язык я тоже почему-то понимаю. И почему меня это не удивляет?

- Ладно, ладно, не сердись. Все уже позади. Ну что, трофеи осматривать будем?

Птица, деловито сидевшая сверху на полочке, явно была гораздо менее словоохотлива чем другие обитатели леса. И категорически не желала беседовать... Впрочем, при создании ее в ее функции это и не входило.

Однако птица вела себя крайне неспокойно. И это настораживало.

Зачем нужен был весь этот цирк - в общем то понятно. Но зачем я утащила чью-то библиотеку? Да еще и с такими спецэффектами? Мне же это даже ставить некуда. Хотя... Меня интересовала отсюда магическая книга. Если не ошибаюсь Полины.

Я подкатилась к этому всему сооружению, прихватившему по чистой случайности еще и кусок стены, на котором росло, и который случайно попал в зону перехода, напоминавшему чем-то тут, посреди полянки, древние афинские развалины (ох и потрепали же меня там!), и вытащила книгу с корешком, испещеренным пентаграммами и рунами. На обложке, как и положено, красовался большой кабалистический знак, призванный защищать книгу от глаз непосвященных, а с другой стороны от корешка красовался маленький, но очень зубастый замочек, чем-то напоминающий струбцинку. Это - охранное заклинание, не дающее открыть книгу без согласия ее хозяина и само закрывающее ее страницы при появлении посторонних. Нужно знать ключевое заклинание или иметь согласие Хозяйки, чтобы его открыть.

Я коснулась замка, чтобы хотя бы оценить увесистость творения и подумать, как же его вскрыть. Но вместо привычного для подобных штук холода, защелка была теплой. В ней что-то щелкнуло и я, скорее чисто инстинктивно, зная хищные нравы подобных штук, резко отдернула руку. Но вместо того, чтобы ее ухватить или обжечь, защелка засветилась приятно-золотистым светом и книга открылась на первой странице. Не успев удивиться или задуматься о том, где и у кого я могла получить на это права доступа я посмотрела внутрь. Страница была испещрена рунами неизвестного мне языка. По неясно откуда взявшейся у меня привычке я стала читать. Привычно, справа налево...

"Я, ведьма Полина, начинаю сею Книгу Заклятий такого-то числа месяца и года. Надеюсь, что тот, кому предназначаются эти строки будет гораздо удачливее и способнее меня, нежели мне предсказано. Надеюсь, тот, кому суждено прийти в этот мир не будет совершать моих ошибок, довершит начатое до конца и не остановится ни перед чем даже..."

Но дочитать мне не дали. Меня прервало отчаянное и отчасти даже перепуганное карканье ворона, практически вертикально взмывающего в воздух.

- Мрр... Интересуешься моей биографией? Или моей библиотекой?

Голос был слишком знакомым, чтобы я его не смогла узнать сразу. Но этого же не может быть! Они сами говорили что не могут выйти наружу!

- Но откуда ?...

- Странный вопрос, Пришедший Извне. Кстати, прости, что не признала сразу. Наверное все-таки старею. Мое почтение тебе, раз уж ты взялся, наконец, за эту грязную работу.

- Откуда ты про меня знаешь?

- Это Предсказание. Ты оживил свое тело. Практически на моих глазах. Ты умеешь создавать животных и управлять стихиями. Ты умеешь перемещаться по воздуху со скоростью недостижимой никому из нас. Даже Хранителю Замка. Ты не можешь быть одним из нас, хоть и пребываешь здесь в рожденном здесь же теле. Ты и только ты можешь нам помочь. Первый шаг уже сделан, поэтому отступать уже поздно. Никто кроме тебя не может идти по предсказанию так уверенно и точно.

- Но те свойства, которые я знаю от тебя, могут принадлежать кому угодно. Мало того, я могла заставить себя выполнить то, что было предсказано...

- Я сказала тебе не все. Да и не все может быть известно жителям моей родной деревни. Ведь полный текст Предсказания есть только в той книге, которую ты держишь в руках. И то не весь. Ибо он утерян.

Прерогатива бога? Но что-то мне не по себе от этой всей предначертанности и предопределенности. Что-то мрачное заключено в этой предопределенности быть спасителем всех. Ведь Спасителей обычно разглядывают исключительно посмертно...

- Но откуда он взялся то ? - (если он был, конечно)

- Этого не знает никто. Просто среди древних писаний и манускриптов, доставшихся мне по наследству от моих предков, как впрочем, и моя сила, в одной из книг, я совершенно случайно, как закладку, нашла тоненькую белую книжку с непонятно как начертанными в ней символами непонятного языка. На обложке была нарисована греческая буква "Омега", в круглой разноцветной рамочке, а странно-белые страницы были испещрены непонятными и очень мелкими знаками, образующими строчки. Лишь только после долгих лет постижения Магического Искусства, изучения разных языков и наработки немалого магического опыта я смогла прочесть то, что было написано в сием писании. Там описывались похождения некоего Странника, который, не найдя ни покоя, ни счастья, ни понимания в своем мире решил заняться нелегкой задачей - решения проблем чужих миров в отместку своему собственному. В последней истории говорилось о какой-то деревне и каком-то замке, отрезавшем к ней путь. Там говорилось и обо мне. И о некой девочке, в теле которой Странник должен был прийти в этот мир. Правда тогда мне уже не у кого было спросить о происхождении сего писания и о путях, которыми оно попало в нашу семейную библиотеку. Но только когда написанное там начало с неимоверной точностью сбываться прямо у меня на глазах я наконец поняла, ЧТО это такое. История была почему-то не дописана до конца, потому как последние листы были девственно-чистыми, и имели какой-то странный, переливчатый оттенок. Как будто видишь на бумаге текст, или рисунок, который там еще только должен появиться.

Темпоральное поле, как всегда, в своем репертуаре. Ну как можно видеть текст, который еще не написан? Хотя... я собственно это описывать и не собираюсь. Но если текст здесь всплыл - то что-то здесь не так. Кто-то, кому он попал в руки, должен был попасть сюда раньше меня, попасть ФИЗИЧЕСКИ, прихватив с собой СТОЛЬ ЖЕ ФИЗИЧЕСКИ и эту книжку. Откуда? Если из моей реальности - это радует. Значит возвращение все-таки как-то возможно. А если откуда-то еще?

- Но книжка то не могла исчезнуть бесследно?

- В том то и дело, что позже я хотела ее найти. Но книги к тому времени уже нигде не было. И не было ее следов. Ни в прошлом, ни в будущем. Она просто исчезла бесследно.

Чего-то я не пойму. Передо мной ведьма первой степени или просто размазня, потерявшая доку ее жизни и не сумевшая ее найти? Надо было хоть замаркировать догадаться.

- А кто написал то ее?

- Не знаю. Но там довольно часто странника называли "Одинокий Волк". Если тебе это что-то может сказать.

Так. Ну это уже совсем плохо. Если ТАК засвечен основной скин, то тут и до меня в реале добраться - много ума не надо. А если у сбоя Омеги ноги растут ИЗ ЭТОГО МИРА? Ох, не нравится мне все это... Ох как не нравится...

- Так кто АВТОР?

- Этого я не помню.

Врет. Однозначно. Но зачем?

- Я бы вспомнил. И не только вспомнил...



1



Всякий раз я попадаю в Историю по чьей-то вине. Просто у кого-то набирается достаточное количество энергии и воображения, чтобы создать свой собственный мир. Но когда в этом мире что-то начинает идти не так, то зовут оттуда почему-то меня. Или кого-то из МНЕ ПОДОБНЫХ. Но я опять таки впервые вижу, чтобы книжка с Историями попала в тот самый мир, про который она написана.

- После того, как я оставила надежды, я попыталась восстановить эту книгу по тому, что помнила сама. Но я не могу помнить все. И не могу знать то, чего там просто не было.

Так, понятно. Раз уж возникший здесь оригинал темпорально неустойчив, с него здесь сделали копию. Но копия то не может меняться так же, как это присуще оригиналу. Да и сам оригинал как-то так странно исчез. И где он еще может всплыть - пока не понятно.

Или меня просто дурачат, пытаясь нагрузить миссией, которую мне ой как не хочется выполнять? Хотя... А какой у меня здесь есть выбор? Да собственно, уже никакого... А в чем тогда разница?

Нет, в происходящем нет ничего, абсолютно ничего сверхьестественного. Глубокими усилиями не одного поколения магов в мозги простых и смертных людей вдолбили одну истину. Очень полезную истину. О том, что чтобы создать какой-то мир нужно быть магом вне классификаций, с неограниченным запасом магической силы и прочими магическими наворотами, доступными очень немногим. Свет и тьма! Если бы это было так! Насколько жизнь была бы проще... И скучней...

На самом деле любой мир создать значительно проще. Даже проще, чем мы думаем. Для этого всего лишь навсего достаточно сесть, отвлечься от всего окружающего, взять чистый лист бумаги и взяв ручку, или же, положив руки на клавиатуру своего любимого ударного инструмента, называющегося пишущей машинкой или компьютером, у кого как, со словами "Да будет так!" изложить на бумаге все то, что рисует собственное воображение...

А потом дать прочитать все это безобразие кому-то с воображением не меньшим. Кому-то, кто способен нырнуть в этот мир и наполнить его существованием. Кому-то, кому столь же надоел тот самый мир, который мы обычно называем Миром Реальности, сколь и его автору. Кому-то, кого в Мире Реальности практически ничего не держит. Кому-то, для кого куда лучше из такого вот путешествия просто не вернуться... Тому, кто может занять место главного героя...

Как? Опять НЕ ВЕРНУТЬСЯ?

А может это и была моя миссия на этот раз?

Что происходит с теми, о ком мы читаем или пишем тогда, когда мы закрываем книгу на ее последней странице? Ведь созданный мир продолжает жить по тем же законам, которые для него и были определены...

И в один, далеко не прекрасный момент, на такой вот мир сваливаются все возможные и невозможные для него неприятности.

И кому-то приходится платить за чужие ошибки и недочеты...

И кому-то приходится отправляться туда по Омеге.

Исправлять все огрехи и возвращать мир обратно в состояние столь же призрачного благополучия.

Чтобы больше никогда туда не вернуться.

Это адская и абсолютно неблагодарная работа. Работа... которую, впрочем, тоже кому-то приходится делать. Работа, с которой не уходят по собственному желанию. От которой нельзя откосить, уволиться, уйти на больничный или что-то еще. Работа, с которой по своей воле уже не уходят...

Испокон веков человечество делилось на Людей и Иных. И так до сих пор никто и не знает, кем же из них быть лучше. Нет ни одного Простого Смертного, которому бы ни разу не хотелось стать Иным. Читая о всяческих магах, колдунах, ведьмах, пророках и прочих представителях этого искусства они искренне мечтают о по истине безграничных возможностях, предоставляемых Иным. О поистине всеобщей шаре, которую дает магия, управляемая иностью... И никогда не поймут Иного, говорящего об этой своей способности как о тягчайшем проклятии. Проклятии, от которого нельзя избавиться ничем. Даже смертью. Ибо только смертным дано не помнить своих предыдущих воплощений.

До Иности всего один маленький шаг. Но лишь немногие решаются его сделать.

Теоретически любой Человек может стать Иным. Но ни один Иной, как бы ему этого ни хотелось, уже не сможет стать СОВСЕМ человеком. Даже если он действительно захочет отключить (и отключит!) все свои "магические" способности, он никогда не сможет стать человеком. Он никогда не сможет не услышать ложь, не отличить реальные чувства от выставленных напоказ, обмануться наконец. Он никогда не будет счастлив, ибо если вы счастливы, значит от вас что-то скрывают. Но трудно скрыть что-то от того, кто видит тебя насквозь, кто слушает твои слова, слыша твои мысли, и смотрит на твое тело, видя твою душу... И трудней всего самому обладать такими способностями. Ибо весь реал, каким бы он ни был, строится на миражах реального мира и очень трудно в нем тому, кто, не видя самих миражей, видит лишь тех, кто за ними стоит... Он уже не принадлежит ЭТОМУ миру. Он - уже Иной. Мир может принадлежать ему, но тот эфемерный призрак, называемый Счастьем уже не находится в его власти. Ибо он уже не способен его видеть...

Это - плата. Другая сторона медали. Темная сторона Иности, если ее конечно можно так назвать. Это - проклятье, от которого нельзя избавиться. Это - способность, которую нельзя отключить. Которую нельзя забыть или отодвинуть на второй план. Способность, которой глубоко плевать на чувства владеющего ею, все-таки в чем-то еще человека...

И все-таки это - способность. Редкая способность нырнуть в ДРУГОЙ мир. В мир того человека, который что-то создал. В мир, кажущийся ДЛЯ НЕГО реальностью, и, только поэтому, уже существующий. Существующий уже не зависимо от его желания и не менее, между прочим, реальный. В мир, в котором что-то происходит. Даже если этот мир его автором уже благополучно забыт. Как давно пережитое чувство...

Но даже Иной, как правило, не может ТАМ ничего изменить и способен лишь наблюдать за другим, созданным кем-то миром. И поступает так... Покуда кто-то или что-то не толкнет его что-то в этом мире поменять, кого-то спасти или что-то исправить. И именно тогда это становится его работой. Работой, за которую никто никогда и ничем не заплатит, за которую он не несет ответственности ни перед кем и ни перед чем, кроме, впрочем, разве что собственной совести, но от которой он никогда не сможет избавиться, потому как сотворив ЭТО единожды, он вселяет надежду во множестве других миров. Миров, в которых ТОЖЕ не все так гладко... Не знаю, как они связаны между собой, но информация о нем по ним распространится быстро. Слишком быстро. И руководствуясь аналогичными причинами, он просто не сможет отказаться от очередной Миссии. И не сможет этого прекратить. Никогда. Ибо он уже не будет принадлежать ТОЛЬКО собственному миру. Он уже будет нужен и другим. И он не сможет избавиться от этого никогда. Даже после собственной смерти. Ибо любой, кого постигла ФИЗИЧЕСКАЯ смерть его тела, возвращается в свой мир в другом воплощении до тех пор, пока он хоть кому-то нужен. Но в отличии от простых смертных, которые потому и простые, что не помнят своих предыдущих воплощений, ни один иной никогда не забудет КТО он и ЗАЧЕМ вернулся в этот мир. И никогда от этого не избавится.

Да, когда-то я тоже считал это высшим предназначением, редкой способностью... Даром, наконец. Вернее, когда-то давно мне эта способность помогла выжить. Неужели сейчас как раз таки и настал за это час расплаты? Что-то фатальное есть во всей этой Истории. Но вот что, ­мне покамест, видимо, не понять.

Что вызвало меня в этот мир? Только ли Заклинание Взаимопомощи, умело подсунутое этой девчонке? Какая сила заставила меня выбрать именно эту миссию тогда? И, похоже, ее просто провалить... Какая сила заставила меня перепроверить все, идущие ко мне, в мой мир, связи и найти вторично потерянную и ничем не отображаемую Омегу? Только ли желание развязаться со всеми долгами ТОГО и ЭТОГО мира... Чтобы меня в моем реале больше ничего не держало... Чтобы ничто не мешало мне в случае чего спокойно из него уйти... Уйти... чтобы НЕ ВЕРНУТЬСЯ? Какие силы направили меня сюда вторично, чтобы, как я понимаю, довершить начатое до конца. Поставив меня здесь в конечном итоге в такую ситуацию, что в случае вторичного провала я не вернусь отсюда никогда, а в случае завершения миссии - моя судьба здесь вообще в полной неясности. В ситуацию, где выбирать просто не из чего. В ситуацию, где даже принудительное возвращение по Омеге невозможно, потому как сама Омега просто мертва...

Да уж, воистину "бойтесь тех, кому нечего терять"... В данной ситуации терять мне ни здесь, ни там уж поистине нечего. А тогда какая мне, собственно, разница, пойти поинтересоваться жизнью жителей того самого Замка или просто отлеживаться здесь на травке, беседуя "по душам" с местной ведьмой, так глупо обретшей тигриную шкуру...

Однако просто и бездумно наехать - смысла видимо тоже не имеет. Третьего шанса мне, похоже, в этом мире уже не дадут, так что сначала надо все хорошенько обдумать и взвесить, прежде чем направиться в замок, став там столь уж непрошенным гостем...

Если у Старейшины не было ничего кроме, разве что, сильно завышенных амбиций, сильно пошатанных нервов и некоторого запаса местами боевой магии, то у Хранителя, насколько я понимаю, есть своя, и довольно таки не маленькая армия... Армия, которая, конечно боится света, но которой, как я понимаю, регулярно пополняемой жителями моей же родной деревни, гораздо больше. А что имею я? Так... Имеем целый замок профессионально натасканных на живое мясо зомбей против... очень веселенькой троицы, из девчонки, вороны и тигры... Магия конечно у всех троих имеется, но у меня очень даже нет уверенности, что в замке ее не станут применять и против нас... Так... Нахрапом здесь явно не получится... Шансы СЛИШКОМ не равны... Придется попадать туда хитростью. Если не ошибаюсь, то днем весь народ сидит в замке и никуда не выходит. У границы, очевидно, есть программа задерживать всех входящих до наступления ночи, когда их можно будет поймать (не даром же Старейшина всегда водил сюда народ ближе к вечеру). Уже лучше. Как я понимаю, днем этот народ отсиживается в замке, а ночью - охотится. Стало быть на ночь замок должен практически опустевать. Главное только ­как-нибудь не столкнуться с жителями Замка во время их выхода. На преодоление сумеречной границы у меня конечно уже есть довольно-таки проверенная, почти что троянская методика, так что добраться до замка не составит труда. Сумеречный лес впустит любого, пребывающего в том же или большем уровне сумрака.

Вызывает беспокойство только сам Хранитель. Во первых оно не боится света и, стало быть, может появляться где угодно и когда угодно. Во вторых, держа такие изменения ландшафта оно обладает довольно таки не маленькой магической энергией, подпитываемой, очевидно, за счет деревни усилиями Старейшины. За что на меня УЖЕ должны быть в обиде, потому как порешав Старейшину я так вот слегка перекрыла этот источник энергии взяв Хранителя за живое - за жизненно необходимые ресурсы. Теперь ему тоже придется значительно экономить энергию. Как впрочем и мне, потому что без поддержки по Омеге мне ее тоже брать неоткуда. По тем же, кстати, причинам. Значит что получается? Дисматч с последней жизнью??? Да... Звучит, однако, невесело.

Нет, можно, конечно, пользуясь Архивами накастить себе тоже неслабенькую такую армию... Но это же покушает все мои запасы магической энергии и шансов у меня тогда будет еще меньше. Архивы - штука конечно полезная, но до энергии жудко прожорливая. Поэтому, кстати, всякому, к кому попадала полная версия Архивов Творца, просто приходилось создавать СВОЮ религию в этом мире. Ибо Вера - это тоже энергия. Самая мощная энергия из всех, которые только существуют в магии. Отдающий кому-либо свою Веру, фактически подписывает безграничную доверенность на использование ВСЕЙ своей магической энергии, которая ему предназначается. А любая религия, во что бы она ни заставляла верить, как раз таки и призвана выкачивать эту самую энергию из тех, кто ею не может (или не хочет) распорядиться самостоятельно. Своего рода призма силы, мягко и незаметно изымающая энергию у многих и концентрирующая ее в одном Сверх-Человеке. И, по сути, питающая ЕГО архивы, в обмен на его же сверх-способности. Это безграничный ресурс. И именно борьба за него никогда не даст подружиться между собой никаким из религий, как бы сильно некоторые их представители этого не хотели. И именно она испокон веков была причиной всех религиозных войн.

Вариант конечно возможный. Но на то, чтобы создать здесь Единую Веру нужно немало времени. А его у меня здесь просто нет. И еще. Для того, чтобы заставить во что-то верить, нужно что-то совершить. А для этого, опять таки, нужно воспользоваться теми же Архивами. Замкнутый круг, из которого нормальных и закономерных выходов просто не существует...

Но вот только в последнее время у меня в этом мире возникли значительные проблемы с нормальностью и закономерностью...



10



- Так ты все-таки решилась на это?

- А что мне еще остается?

- Ну чтож, тебе решать. Видимо, я все же в тебе не ошибалась. Жаль, что я никогда не смогу узнать кто ты на самом деле.

- Ты это узнаешь. И очень скоро. К сожалению, я не могу оставаться слишком долго в каком-либо из миров. И у меня слишком мало времени. Поэтому я должна знать о Хранителе все. Все, что здесь только о нем знают. Конечно моя профессия - решать подобные загадки. Но даже мне при моем опыте не хватает информации.

- Ты решила идти в замок?

- Пока нет.

- А как?

- У меня есть и кое-какие свои методы.

- Понимаю, это не мое дело. Но можно на ЭТО хотя-бы взглянуть.

- Нет проблем. Смотри. - (если конечно сможешь увидеть).

Я обратно переключилась на пристроившийся к "видимому" изображению пультик. На нем, под экраниками, показывающими бешено вращающийся вид на нас сверху, горела яркая красная надпись:

DANGER: Угроза жизни. Упр:Инстинкт 1

>>Смена статуса:

Обьект>> Тигр

Картинка перестала вращаться а вокруг видимого сверху полосатого обьекта зажегся тонкий золотистый ореол.

Статус>> Друзья.

ERR:Класс обьекта не сопоставим со статусом.

Применить изменения к КОНКРЕТНОМУ обьекту (y/N)?

Ы !!!

Запись индивидуальных характеристик...

Готово.

Отчаянное каркание откуда-то сверху само собой прекратилось, Черный ворон спикировал вниз и успешно приземлился между нами.

- Позволь представить тебе моего шпиона.

Будто пропустив "шпиона" в свой адрес, ворон осмотрелся, больше не обращая особого внимания на разлегшуюся рядом полосатую кошку не маленьких таких размеров, которой, чисто по роду своейspan style== деятельности положено было охотиться и на его сородичей, прошелся к полочке с книгами и начал по-хозяйски высматривать там что-нибудь блестящее или сьедобное.

- Это телепатия ?

- Не совсем.

- Но эта птица подчиняется тебе ?!?

- Да. Она создана мной. И своей воли просто не имеет.

- То есть ... СОТВОРЕНА ???

- Можно сказать и так.

- Но она же живая...

- Ну... Жизнью я бы это назвала с натяжкой. Лучше все-таки сказать существующая.

- И это возможно?

- А что этому мешает? Единственный ее недостаток - она не имеет души.

- Это как? Она же существует?

Похоже на сей раз ослиные уши растут уже у меня.

Может, пользуясь местным телом и его мозгом, я и знаю все местные языки, но по структурной лингвистике мне надо ставить двойку. Мысля на своем собственном языке и заставляя мозг своего здешнего тела переводить все это на ЗДЕШНИЙ язык, я до сих пор совершенно не задумывалась о качестве такого "перевода". Интересно же звучат мои ответы, если у них здесь совершенно не разделяются понятия "душа", "тело" и "сознание". И звучат, по видимому, тоже одинаково. Да, кстати, "жизнь" и "существование" - тоже. И это еще более забавно. Да... Трудно будет...

А самое то забавное... Я и сам толком, пожалуй, не смогу обьяснить, в чем же между ними разница. Ведь в своем собственном мире я давно уже не "живу" а "существую", и живя там постоянно "телом" и пребывая половину жизни в полном "сознании" редко захаживаю туда "душой". Но разницы тоже никто кроме меня самого не замечает. Вернее никому до этого просто нет дела. А тогда какой смысл в этом разделении?

- Ладно, проехали. Видимо особенности здешнего языка не позволяют мне обьяснить этого. Вполне достаточно того, что тело этой птицы в точности повторяет один из скинов Хранителя.

- То есть ты можешь становиться волком так же как он - вороной?

Нет, похоже предсказание все-таки было. Иначе откуда бы этой деревенской ведьме в тигриной шкуре знать так много нюансов моей РЕАЛЬНОЙ между прочим биографии. Откуда ей знать то, что в этом мире знать никому просто не положено? Меня в моем реальном мире отделяют от нее почти тридцать тысяч лет. Даже очень великие пророки, как мне помнится, не рисковали заниматься предсказаниями на столь далекий срок. Да еще и так точно. Хотя... после виденного в доме у Старейшины разнообразия всякой техники меня уже это почему-то не особо удивляет. Есть что-то в этом мире, фатально связанное со мной. Что-то, что грозит прежде всего МОЕМУ РЕАЛУ. И это мне в этой Истории меньше всего нравится.

- Почти так. Единственный нюанс: Я не могу появляться здесь в своем базовом скине потому как события в ЭТОМ мире как-то завязаны на мой собственный. Я пока не знаю как, поэтому предпочитаю не светить ни собственного вида, ни собственного имени ни в одном из миров. Видеть меня в этом обличии суждено лишь тем, кто унесет эту тайну с собой. И даже не в мир мертвых - из него, как ты уже наверно видела, существует и обратная дорога. Тот, кто знает меня ТАКИМ, должен исчезнуть. Только потому, что он не должен, НИКОГДА не должен попасть в МОЙ мир.

- А что в этом такого?

- Ну... Понимаешь, есть одна старая легенда. - (родившаяся правда тысячелетиями позже здешних событий... Но зачем ей это знать?) - Легенда о пареньке, отправившемся в прошлое и чего-то там изрядно наменявшем. Не знаю уж, каким таким сложным образом это было связано с его предками, но когда он вернулся, то не обнаружил ни своего мира, ни упоминания о своем существовании в нем. Вернее он просто НЕ ВЕРНУЛСЯ в свой мир. И с тех пор он по сей день бродит по Мирам Вероятности в поисках своего собственного. Некоторые зовут его Человеком Ниоткуда, но чаще - просто Невозвращенцем. Он знает сотни и тысячи разных Миров и может перемещаться по ним куда захочет и когда захочет. Он не стареет и не умирает, ибо в этом списке присутствует и Мир Мертвых. Да и как может умереть тот, кто никогда не рождался? Но ни один из нас не хотел бы оказаться на его месте. Ибо страшно быть Человеком Которого Нет...

- Да... Страшная история. Но тебе же она вроде не грозит...

- Как сказать... Зная кто я и откуда, с моим прошлым такую шутку может сделать любой. Любой, кто знает, ЧТО нужно изменить и КОГДА. И главное - как попасть в МОЙ собственный мир. Информация имеет свойство просачиваться, и даже сказав это тебе я не могу быть уверена, что мои слова не дойдут до ушей Хранителя (или чем он там на самом деле слышит?), а мое Имя - до какого-нибудь моего врага в МОЕМ ЖЕ мире. Я знаю, что произойдет с моим телом, если я вдруг вздумаю не вернуться отсюда. Но что произойдет со мной, если мне просто НЕКУДА будет возвращаться?

- Ты думаешь я знаю об этом больше? Волею случая, не имеющая СВОЕГО тела вообще?

- Я не хотела тебя обидеть. Мне просто искренне не хотелось быбыть тем пареньком.

- А ты что-то можешь изменить?

- Нет. Поэтому и меняю все подряд и где угодно. Поэтому и берусь за самую грязную работу в этих мирах. Нет, конечно, я не теряла своего тела и своего мира. Мой мир реален и существует. Только вот правда меня там никто не ждет. Кстати, будет большая просьба. Если можно, не упоминай ТАК больше Случай. Он нам еще может не раз понадобиться.

- У тебя есть план?

- У меня нет на него времени. Поэтому придется, наверное, изобретать что-нибудь наименее мерзкое из того, что есть.

- А что у нас есть?

- А вот об этом как раз то и предстоит подумать. И еще о том, ЧТО было в твоей книжке такого жизненно важного, что никоим образом не должно было всплыть в твоем мире. Причем настолько, чтобы твою библиотеку пришлось постепенно похищать, а тебя - изолировать подальше от жителей твоей же деревни и от твоего же собственного тела.

Полина задумалась. Видимо вопрос был задан слишком уж "в точку". И, похоже, как раз с той стороны, где он был менее всего ожидаем. Я ее понимала, ибо и мне не раз приходилось оказываться в ситуации, когда подошедший почти что случайно и не имеющий никакого представления о сути вопроса человек одним своим вопросом решает проблему, над которой бьешься годами. Но похоже, что у нее просто не было ответов на мой вопрос, ибо ответы были в книге, а как раз ее то ей, похоже и не удалось сохранить...

Кстати, о книге! Если не ошибаюсь, то все, что ей здесь известно я держу сейчас в собственных руках. Я начала бегло просматривать книгу, сверяясь с тем, что уже произошло со мной, и что еще должно было произойти. Слишком уж это все напоминало те самые события с Башней Красного Камня. Но здесь было другое. Это был пересказ. Причем очень уж явный пересказ... Того самого источника, части из которого мне уже приходилось... писать некоторое время назад. Еще до того, как меня угораздило влипнуть именно в ЭТУ Историю. Но мне же чес-слово даже и в голову не приходило кому-нибудь давать даже и демок того, что здесь было описано! Как могло попасть в этот мир то, что не появлялось даже в моем?

"Я описала здесь все, что помню. И не тебе, Странник, меня судить, если хоть что-то из того, что было начертано там пропущено. Я не могу знать больше, чем знаешь ты, ибо я - всего лишь жительница этого мира. Не знаю, жива ли я сейчас, когда ты читаешь эти строки, поскольку чувствую я, что за мной уже начата охота. И кто-то очень не хочет, чтобы хоть какая-нибудь информация о тебе просочилась в этот мир. Ну а сейчас прощай, мой дневник. За мной пришли. Если не вернусь - не поминай лихом."

Ну откуда она знала, что это был ее последний день в деревне? Или то, что происходило потом было тоже по ЕЕ сценарию?

- Ты дочитала?

- Да.

- Теперь ты знаешь обо мне все?

- Пока еще нет. Но свет на оставшееся может пролить только Та Самая Книга.

- Ты знаешь где ее искать?

- Пока нет. Но примерно догадываюсь.

- Ну чтож, тогда иди... Не смею тебя больше обременять. Это - твой путь.

Да, похоже последние единомышленники в этом мире покидают меня. Мне что САМОЙ все это распутывать как всегда?

- Но ты же не для того покинула Круг Жизни чтобы просто так уйти и отсюда? Или мне одной нужно справляться со всей этой мертвячатинной оравой?

- А кто тебе сказал что я его покидала? Пока не снято заклятье ­это мой дом. И моя семья. Как гласит Предсказание - ты сама должна с этим справиться.

- Но это же...

- Мягко говоря некорректно? Не знаю. Но Странник сам справился с этим. Так написано в Предсказании.

Не люблю, когда читают мои мысли! Особенно в самый для этого не подходящий момент.

- Здесь этого нет...

- Да, вот еще что. Совсем забыла. Ты видишь у меня на шее амулет?

- Да...

- Сними его. Мне он больше не нужен.

Тигра пододвинулась поближе. Ее шею действительно обвивала тоненькая веревка с маленьким предметом, нанизанным на нее и слегка напоминающим странно искривленную желтую сосульку.

- Но что это?

- Это - зуб. Зуб Хранительницы. Он принадлежал первой, появившейся в Круге Жизни кошке. Легенды гласят, что когда только образовалась Проплешина, туда не брезговали наведываться и Слуги Хранителя и сам Хранитель Замка. Это очень странная история, но легенды предпочитают, чтобы в них верили. Так вот. Между кошками и нежитью частенько возникали всяческие потасовки, в которые Хранитель не вмешивался. Но вот как-то раз в Круг заявилась молоденькая ведьмочка, которую, в общем то, никто в Круге в серьез не принимал. Тогда еще лес не был столь темным, и она (как и ты, кстати, тоже) КАК ТО изловчилась и, найдя единственный тонкий проход, начала наведываться в круг туда и обратно. Сама того не подозревая, она была единственной надеждой для жителей Проплешины и единственной, хотя и призрачной, но все же связью с внешним миром. Благодаря ей, те, кто был снаружи узнавали о том, что те, кого они так не могут дождаться живы. Но тем не менее тоже проходили этот путь...

- То есть, как я понимаю, тот, кто попадал в Круг так "вызывал" оттуда свою вторую половину?

- Ты правильно поняла, но ты неправильно перебиваешь историю. Для тех, кто живет в Круге, это было единственной, последней надеждой. Так и было бы и по сей день, не случись с нею одна печальная история. Не знаю уж, как могли дойти слухи о Ведьмочке до Хранителя, но в один, далеко не прекрасный момент, близ единственной точки перехода, отделяющей Проплешину от внешнего мира в самой тонкой точке леса, ее просто ждали. Двое из замка. Парень и девушка. Довольно-таки не мертвецкой наружности, чтобы не заподозрить неладного. Они, видимо, как раз только тогда и были принесены в жертву, а в этом случае даже мы не можем определить живы ли они или уже мертвы. Они попытались схватить Ведьмочку. Но на защиту ее выступил весь, имеющийся к тому времени в наличии прайд. Парню не повезло. Он стоял ближе. Но как только Ведьмочка оказалась в круге, от девушки отделилась странная, ползучая тень, и материализовалась в сторонке в некоего неясного вида старца, наблюдающего за всем поединком. Когда Ведьмочка оказалась плотно прикрытой от этой парочки не маленьким количеством тигров, готовых вцепиться и в этого врага, Старец остановил поединок и предложил пари. Он предложил простой бой. Один на один. Если он одерживал победу - Ведьмочка уходила с ним. Если же побеждали его, ­он готов был забыть обо всем, что происходило в Круге и считать отныне Круг - собственностью Тигров. В поединке назначалось сражаться только голыми руками и не применять никакую магию. А также не использовать ничего, кроме того, что находилось при себе. Не знаю уж почему, но на бой вызвалась самая старшая и самая опытная тигрица. Та самая, которая первой попала в этот Круг. Та самая, которая была на этом основании его Хранительницей. Ей никто не посмел возражать.

- Жизнь прайда против жизни Ведьмочки? Не слишком ли много поставлено на карту?

- Не перебивай. Ибо ты не можешь знать, кем была Ведьмочка для этой тигрицы. Поединок начался с того, что у Старца из руки вытянулся странный, длинный меч из светящегося оранжевого тумана. Но ему не хватило времени, чтобы замахнуться им, потому как именно в этот момент в его руку бешено впились клыки. Меч как-то странно вывалился из его рук и сложился в тоненькую серебристую трубочку, тут же втоптанную в землю. Оставшейся свободной лапой она процарапала ему по лицу... И, сняв его, как никому не нужную тряпку, обнажила под ним густой, искрящийся туман, в котором, как угли, торчали две ярких красных точки. Старец не стал ей противиться и лишь поймал свободной левой рукой свое падающее лицо. Он скомкал его и кинул в тигру получившимся маленьким серым шариком. И тут произошло что-то странное, что невозможно обьяснить.

К тому времени были уже жертвы и среди тигров и прайд знал, что когда кто-то из них погибал, он в последний раз, на несколько секунд, обретал свой первоначальный человеческий облик, перед тем как истлеть навсегда. Здесь же было иначе. Шарик коснулся шкуры тигры и растекся по ней слабым синеватым ореолом. После чего шерсть, лоснящаяся до этого, как ни в чем не бывало, начала стремительно седеть и истлевать прямо на глазах всего прайда. Тигра захрипела и повалилась на бок. Из глаз, рта и всех частей кожи, ставшей почему-то пергаментно-тонкой, с шипением вываливались внутренности и тут же, сопровождаемые бурым дымом, стремительно истлевали. Не прошло и минуты, как от Хранительницы Круга остались лежать на земле одни белые кости. С тех пор многое изменилось, но на том месте так и не выросла трава, а кости так и лежат, напоминая Тиграм о событиях, случавшихся с их предками.

- А что же с Ведьмочкой? Она ушла к Хранителю?

- Погоди. Не все так просто. Да, она согласилась идти с ним, но сначала захотела попрощаться с Адрией. Она присела над тигрой и вроде бы заплакала.

- Да, невеселая история...

- Дальше все произошло молниеносно. Выхватив какую-то кость из оставшихся от головы Хранительницы, она вонзила этот импровизированный кинжал в старца. Старец осел и начал характерно задыхаться. "Ты выиграл этот поединок нечестно и я тебе никогда этого не забуду" – сказала Ведьмочка, довершая свое дело. "Ну чтож, ты выиграла. Но я еще вернусь..." - пообещал ей старец. После этого его тело, не меняясь ни в чем, стремительно исчезло. Вот с тех самых пор Нежить и не решается пересекать Круг, ибо кости напоминают и им и нам о тех минувших днях и тех самых жертвах. Среди костей Хранительницы не хватает одного клыка, но никто ни в деревне ни в Круге не знает, кому же сейчас принадлежит сея реликвия. Отныне она принадлежит тебе. Да, еще. Кроме остроты кинжала, в нем еще есть две дырочки. Не знаю, сделано ли это природой или человеком, но если подуть в одну из них, то получается свисток. Если ты сама не сможешь с чем-то справиться - подуй в него. И будь ты от нас хоть на другом конце земли - мы услышим этот зов и придем к тебе незамедлительно. Но помни. Позвать на помощь ты можешь только один раз. Ибо сила этого артефакта присуща ему лишь оттого, что он до сих пор хранит на себе кровь Хранителя Замка. Ходят и легенды о том, что убить его можно только этим. И лишь кровь к крови приведет к его смерти.

- Но как зуб оказался у тебя?

- Это - реликвия. Она передавалась по наследству. Это талисман, из которого черпали силы все поколения Ведьм этой деревни. Ибо статус ведьмы в этой деревне тоже наследовался как и этот артефакт. Правда с тех самых пор лес стал гуще и чернее, так что никто из нас так и не смог проникнуть в Круг. До тех пор, как мне не "посчастливилось" оказаться там вот в этой самой шкуре.

- А как же ты теперь? Ведь это - твой талисман.

- Никто не знает, что он у меня был. Никто не узнает и о том, что его у меня теперь не будет. Мне он больше не нужен. А у тебя еще может быть шанс применить его по назначению. Так что забирай его себе и не поминай лихом старую ведьму Полину, так глупо сменившую свой колдовской наряд на тигриную шкуру. А теперь - прощай. Может быть, еще когда-нибудь свидимся. Но чуется мне - уже не в этой жизни.

Досказав это, она чинно удалилась в направлении Сумеречного Леса.



11



Одинокий Волк опять остался один. По старой доброй привычке. Ему вспомнилось это и безудержно захотелось завыть на так уж очень кстати вывалившуюся на небосвод луну. Звериные инстинкты тела все же начинали преобладать над человеческими. Но этого делать было ни в коем случае нельзя. Наступало Время Темной Силы, и обнаруживать себя здесь таким вот крайне нестандартным образом было весьма и весьма нежелательно.

Нырнув в Сумрак, в котором, благодаря его серости, сейчас было все-таки светлее, я отправилась вслед за Полиной, принудительно запихав в Свой Сумрак и ее. Мне пришлось сделать это настолько незаметно, чтобы она, несмотря на всю ее магическую проницательность, так и не поняла, как же Пространство Леса ее так беспрепятственно пропустило. Дождавшись, пока она войдет в круг, я снаружи отсоединила "пуповину" своего сумрака, и, лишившись поддержки извне, ее тень растаяла на ней как воск в жаркую погоду. Если бы на это смотрел человек, то он увидел бы медленно проявляющуюся из ниоткуда большую красно-полосатую кошку. Но там не было людей, и никто не заметил какого-то странного появления Полины прямо в круге. Тигры - это все-таки кошки. И их зрение устроено так, что они не различают уровней сумрака. И в этот раз это было мне на пользу.

Я опустилась на четвереньки. Я никогда не любила этот процесс, но чтобы стать своей это ночью и в этом лесу, мне ни в коем случае нельзя оставаться здесь человеком. Только зверем. Имея немалый опыт, мой взгляд без труда отыскал ближайший пень, а ноги направились к нему. Зуб ­конечно не кинжал, но насколько мне помнилось, его уже в такой роли применяли. А значит - для этой цели он тоже сгодится. Ну чтож, начали !



Силами, данными мне пространством этого леса...

Заклинаю...



Нет, конечно для того, чтобы перейти в свой основной скин мне совсем не нужно этих формальностей. Мне достаточно просто запустить основной скин и трансформироваться. Не знаю. Может быть это и проще. Но что-то есть в этом старом и древнем обряде. Старый трухлявый пень, с воткнутым в него ножом, полная луна, и прыгающий через него человек, касающийся земли уже волком... Что-то романтическое есть в этом старом обряде. Может быть потому, даже в точности зная, что происходит при этом с моим телом и чем это на самом деле вызвано, имея возможность стать волком мгновенно и в любой момент, как только мне потребуется эта боевая трансформация, я все же предпочитаю, если представляется такая возможность, отдать должное этому старому древнему ритуалу. И только тот, кто прошел это до конца знает, ЧЕМ этот ритуал ему за это платит. Может быть, именно потому Оборотни так консервативны...

Вроде бы ничего не изменилось. Тот же лес, та же полянка. Тот же трухлявый пень. Тот же зуб, воткнутый в него точно посередине. Только вот на мне уже нет платья, а вертикальное положение мое тело больше не считает наилучшим из предназначенных для ходьбы. Я прислушался. Я знал, ЧТО мне нужно услышать. Этого нельзя передать. Про это нельзя рассказать. Это можно только УСЛЫШАТЬ, а точнее ПОЧУВСТВОВАТЬ. Это не звук, не запах и не какое-либо из понятных чувств. Я стремился услышать... дух ЭТОГО леса.

Это - не чувство и не знание. Это - что-то совсем иное. Что-то, что позволяет всем его жителям делиться между собой знаниями и чувствами, ничего не произнося и не выкрикивая. Это - что-то не менее живое, чем любой человек или зверь. Но это - не то и не другое. Это - идеальная коммуникационная среда, покинутая человеком еще давным давно, когда у него только родилась идея взять палку, примотать к ней булыжник, и вооружившись сиим нехитрым инструментом, отправиться на путь покорения всего живого, что его окружает... И с тех пор ни разу не задумавшегося о том, а нужен ли всему живому столь радетельный хозяин. Но сразу же выяснившего все плюсы от введения такого хозяйствования самому... Он отрекся от всего этого, и Дух Леса просто перестал ему подчиняться. И человек перестал его слышать. Единожды и навсегда.

Находясь на приличном расстоянии от Круга, я слышал, как нехорошо потрескивают сучья очага, как тянется заунывное и совсем чужое пение со стороны деревни, изредка перемежающееся чьим-то тихим плачем, как совсем недалеко, где-то в полукилометре отсюда они не дают заснуть какому-то маленькому животному, ворочающемуся в своей норке и никак не могущему согреться. Я слышал как где-то, еще совсем далеко, прошелестела ветка, случайно сдвинутая чьим-то очень осторожным движением... Вспугнутый приближением чего-то неизвестного в дупле неподалеку кто-то недовольно завозился... Но только получше устроился и начал еле заметно посапывать. Журчал ручей. В нем кто-то плескался. Слегка потрескивая, медленно остывала от внезапно припекшего солнца земля. Шелестела трава и листья деревьев. Это уже были проделки вовсю гулявшего по лесу ветерка, которому, наверное, доставляло удовольствие бродить по лесу и шелестеть свежей листвой. Лес жил своей, едва заметной жизнью. И только Сумеречный лес был по прежнему мрачен и молчалив. Он был почти мертв. Но что-то в нем все-таки жило.

Я начал принюхиваться. Где-то здесь был не маленький такой развал костей на абсолютно безжизненном пространстве. Там же был и меч. Так и не изобретенный в моем мире Плазменник... Несущий на рукояти Запах Врага. Интересно другое: Если в моем мире его так и не изобрели, то кто же продал эту технологию Назгулам?

Итак, мы ищем запах Врага. И запах тех самых костей, одна из которых... кстати... торчит сейчас в том самом пеньке.

Я подошел к пеньку и потянул из торчащего в нем предмета носом тонкий и еле уловимый, но несмотря на все усилия его бывших владельцев еще сохранившийся там, на грани уловимости, запах. Запах внутренностей... давным давно убитой кошки... вступившейся за кого-то из предков моего первого полосатого гида по этому миру.

Запах упорно ускользал. Его стремился забить собой другой. Более резкий и более вызывающий... Запах... Давным давно запекшейся крови, доносящийся с острия импровизированного лезвия.

Я запомнил ту и другую, неповторимую гамму запахов и оттенков, присущую как Крови Врага, так и Останкам Друга. Все равно они мне должны встретиться вместе в этом лесу. Тем более что мне здесь все равно нужно оружие. А плазменник для этой миссии подходит как нельзя более лучшим образом. Его нельзя перерубить, он легок и компактен. И как раз наиболее подходящ для такого не особо накачанного тела, какое досталось здесь мне. На него при всем желании не удастся кастить заклинания, потому как заклинания-на-меч ложатся в основном на его лезвие, а у этого творения лезвия вообще не имеется... Наконец он удобен тем, что может появиться неожиданно... Правда и атомные батарейки у него могут кончиться в любой момент. Но надеюсь, что до этого не дойдет.

Вынюхав достаточное количество интересующих меня запахов для того, чтобы отличить их от любых похожих даже в холодном бреду, я оставил пенек в покое и, отбежав на достаточное расстояние, чтобы не вернуться к нему обратно по своим же следам, прижав свой нос почти к земле начал искать что-нибудь похожее.

Не многие верят в эту легенду, но это так. Волк всегда находит своего обидчика по запаху. Где бы он ни был, и сколько бы лет ни прошло. Может быть, именно поэтому нас так пугает страшный призрак человека с головой волка, заставляющего вспомнить все свои ошибки и пригрешения за всю свою жизнь. В последний раз. Ибо это - последний страж Мира Мертвых.

Здесь ходили многие люди. И не люди. Их следы переплетались и путались, куда-то упорно стремясь или от чего-то отдаляясь. Плутая по всей округе и приходя, в конце концов, к чему-то постоянному. К Своему дому. И Своему Миру. Миру, которого у Одинокого Волка просто не было. След не находился и его начинала медленно одолевать тоска. Он уже начинал жалеть о том, что рассказал эту легенду Полине. Он конечно не был тем самым Невозвращенцем, но эта легенда к нему почему-то больше всего подходила. Как, впрочем, и его Имя. Он уже почти совсем отчаялся что-либо найти... Как вдруг... слабый, но очень резкий запах буквально резанул его по носу. Здесь БЫЛО ЧТО-ТО. И это что-то он помнил.

Запах... Запах! Один из имеющихся! Доносящийся со стороны проплешины, но идущий чуть левее. Запах, разносящийся по всей округе, но доступный только кошкам и волкам. Ветер. Несущий ТОТ САМЫЙ запах. Запах с жертвенного ножа.

Ветерок заставил прогуляться совсем недалеко. За ближайшим кустарником нашлась полянка, изрядно поросшая травой. Полянка, посреди которой виднелся черный и обугленный, блестящий в лунном свете, словно стекло, силуэт скрючившей лапы и лежащей на боку кошки.

Ретроспектива? Восстановление обстоятельств давно свершившейся смерти? Или что здесь передо мной?...

Но я же точно помню, что не входил в более глубокий сумрак! Да и трансвременное поле здесь никто не трогал... Значит это все здесь лежит В РЕАЛЕ??? Это ж какой надо было кинуться энергией в тело, чьи кости лежат здесь же, поверх этого страшного силуэта, чтобы убить здесь все, даже саму возможность жизни... На столько лет... Оставив все здесь с того дня совершенно неизменным.

Реликвия. Живая реликвия Круга Жизни лежала передо мной. Если ее конечно можно живой назвать... Кошка, отдавшая свою жизнь за свободу прайда и свободу какой-то Ведьмочки... Только лишь для того, чтобы ее дальний потомок в конце концов все равно попал навечно в этот круг. В столь же тигриной шкуре.

За двойным кругом деревьев с характерным шуршанием пролетел файрбол. Тигры вновь собирались к очагу и их, похоже, не очень-то интересовало некое большое и серое животное, копающееся в костях их же реликвии. Так. Наружный осмотр трупа завершен и пора приступать к вскрытию. Если голова здесь, то меч должен был вывалиться неподалеку.

Вооружившись, традиционно, когтями на передних лапах и помогая span style=font-size:12.0ptfont-size:12.0pt себе не упасть хвостом, я начал раскопки. Вначале осторожно и стараясь не особо шуметь. Пару раз под лапу попадались мелкие камушки и с характерным шумом улетали в траву. От прайда так никто и не отделялся, и только луна медленно и незаметно ползла по небу, с маниакальным упорством стремясь в зенит. Раскопав уже пару локтей вглубь, я уже хотел бросить эту грязную и пыльную работу, когда лапа, наконец, зацепилась за что-то твердое и железное. Маленький серебристый предмет лежал на дне небольшой ямки и издавал Тот Самый Запах. Запах крови. Не Совсем Человеческой. Крови врага, так и не успевшего применить эту штуку по назначению. Моя пасть начала наполняться слюной, а на языке появился знакомый соленоватый привкус. Но это не был Враг. Это был лишь его Меч. Который он, как я надеюсь, не откажется преподнести мне в подарок, вместе с покоящимися здесь же давно сгнившими останками его руки. Я чисто инстинктивно оскалился и посмотрел в сторону Проплешины. Там, как и вчера, мирно беседовали на своем языке кошки. Я нагнулся, взял аккуратно зубами железку и выложил на поверхность земли. Никто так и не пошевелился.

Тиграм было уже на все глубокомысленно плевать... А вот этим похоже нет...

Краем глаза я заметил, как от ближайшего дерева со стороны леса отделилась бледная тень в темном балахоне. Потом еще одна. И еще. А потом в их руках сверкнула сталь.

Слуги Хранителя. Если я конечно не ошибаюсь. Вооружены мечами и, возможно, доспехами. Мое оружие валяется на земле и я пока не могу им воспользоваться. Вроде бы ситуация ясна. Будь я человеком, я бы однозначно ушел с ними. Или бы меня просто унесли. Но я же Не Совсем Человек...

Люди в чем-то беззащитны. Ведь только людям, для того, чтобы истреблять себе подобных, нужно носить с собой эти заостренные по краям палки и махать ими направо и налево. Только людям приходится носить на себе многие килограммы мелких, сплетенных друг с другом стальных колец, чтобы защитить свое тело от смертельных ран, наносимых им их же оружием. Только людям приходится вечно носить с собой для этого всякие разные дурнопахнущие и невкусные штуки, чтобы их раны заживлялись быстрее чем им положено природой. И, будто в насмешку над всеми остальными, ходить на двух ногах.

Да, я не имею сейчас при себе оружия. Это так. Но мне вполне достаточно того, что имеет мое собственное тело. Когти, зубы, клыки, хвост наконец... Может и самая бесполезная часть тела... Но очень уж трудно подойти ко мне сзади об него не споткнувшись. Мое тело не позволяет мне держать в лапах меч... Но оно позволяет мне очень даже далеко, и главное, метко, прыгать. Ребята явно не сталкивались еще с ТАКИМ врагом и поэтому начали обступать меня вокруг, окружая и беря меня как бы в кольцо. Где-то я уже это видел. Нет, зря вы так, все-таки однозначно зря...

Выделив для себя того из них, кто оказался дальше от других, я повернулся к нему. Мои задние лапы сжались, как мощные и таящие в себе немалую энергию пружины, а длинный и заостренный нос превратился в некое подобие прицела. Но я никогда не стал бы завидовать тому, кто попадал в такой прицел. Я оскалил зубы и парень, защищаясь, замахнулся мечом. И тут гравитация перестала быть постоянной...

Парень очень удачно упал. Уткнувшись затылком в землю, он пытался свободной рукой отбиться от внезапно придавившей его туши, успевая при этом как-то еще и корчиться от боли. Его рука с мечом валялась здесь же, неподалеку. Но вот правда она ему уже не была нужна. Буквально в милиметре от моего носа воздух распорол блестящий клинок. Я еле увернулся от не совсем ожиданного удара сбоку. Парень, который лежал подо мной оказался немного менее изворотливым. И эта редкая возможность позволила ему больше не мучаться от болевого шока и бесконечных страданий по потерянным конечностям.

Ребята, а на вас что плазменников не хватило? Зря вы так... Оружие надо любить как единственного верного друга. А не махать им с навеса, как хозяйственным топором! Оно ведь может и обидеться!

Меч уткнулся в слишком сырую землю и там основательно увяз. Паренек лежащий на земле еще больше расстроился, правда теперь уже по поводу потерянной головы. Похоже, что существо, которое так уверенно махало мечом, в прошлой жизни было гномом. Или палачом. Но уж никак не великим воином. Махавший попытался выдернуть из земли меч, но вместо этого только повалился набок и захрипел. Да и, поистине, трудно что-то выдергивать из земли с перекушенными обоими сонными артериями и вырванной с мясом гортанью. Его кровь вообще не имела вкуса, а мясо было противно-сухим и по вкусу чем-то напоминало хорошо высушенный пергамент. Фу какая гадость! И как оно еще умудряется быть живым? Ума не приложу.

Третий заметил, что дело пахнет клярасилом и попытался было бежать.

Эй! А поговорить? Обижусь! Ну все. Ты сам нарвался.

В два моих прыжка парень скрылся за деревом. Правда к этому времени уже не досчитавшись куска кожи на затылке и нескольких шейных позвонков. Но он по-моему не обиделся. Или промолчал. Или скрыл свою обиду в себе. Во всяком случае, претензий по этому поводу я из-за дерева так и не услышал.

Отплевываясь от хрустящих на зубах костей, имеющих едкий привкус гнили, я начал осматривать остальные деревья. Но из-за них почему-то не стремились появляться похожие черные тени. Это настораживало. Неужто здесь больше никого нет? Что-то маловато сегодня народу гуляет по Сумеречному Лесу.

На поляне по прежнему было тихо и спокойно. Тела лежали неподвижно и даже не жаловались на качество предоставленных им услуг. И тут на пареньке, которому досталось самым первым, я УВИДЕЛ ЭТО. Сначала ничего не произошло. Синеватое тело лежало под мертвенно-белесым светом восходившей луны. Слегка оплывшее, но не потерявшее форму. Но тут кожа на теле начала вздуваться пузырями и лопаться. Из нее начала лезть едкая бурая слизь, разьедая все, что попадалось на ее пути. Затем начало той же слизью осыпаться мясо и оголять хрупкие и изьеденные временем кости. Не прошло и минуты, как от парня остался один аккуратно сложенный на земле скелет в луже зеленоватой, источающей бурый дым, грязи. Меч, торчащий в его шее, так и остался нетронутым, зацепив на себя несколько его позвонков. Сталь на нем даже не потускнела.

И тут до меня наконец-то дошла масштабность происходящего. То что я увидел, было прокрученным с неимоверной быстротой процессом нормального разложения нормального же человеческого тела. Но на это же требуются годы! Годы... которые это тело, очевидно прожило после того, как успело В ПЕРВЫЙ РАЗ умереть.

Так. Значит Хранитель - на самом деле некромансер, умело оживляющий всех, кого ему приносят в жертву. Если это так, то души тех, кто превращается здесь в лужи грязи и груды костей, должны были вернуться к Хранителю. И уж по меньшей мере сообщить о том, кто их убил и как. Но это же недопустимо! СТОЯТЬ!!!

Mode>> Trassing in-died

acq pnt: #1 #2 #3

Картинка покрылась слабым синеватым слоем. Но кроме потухших скелетов в лужах грязи на ней ничего не было... Что за шутки? Этого не может быть! Они не могли ИСЧЕЗНУТЬ БЕССЛЕДНО!

Ладно. То что не доступно моему зрению, должно быть доступно тому, кто разбирается в этом больше меня. А для этого призовем-ка нашу птичку. Может она что увидит.

Спустя несколько минут над моей головой пролетела черная тень и приземлилась на одном из ближайших деревьев. Теперь я уже видел картинку с двух точек. Но даже в спектре вОрона телА (или то, что от них осталось) не были ни живыми ни мертвыми. Они были вобще никакими. Мертвыми были только кости кошки, вплавленные в стеклоподобную землю. Маленький блестящий предмет, чем-то напоминающий самый маленький фонарик, лежал неподалеку от небольшой ямки, вырытой возле черепа. Это был отвоеванный меч. Хотя здесь народ уже потерял три настоящих железяки, не оставлять же мне здесь собственно то, за чем я сюда приходил. Это было бы глупо. Тем более что этот плазменник стал уже своего рода трофеем. А таковые обычно не оставляют.

Одним прыжком перемахнув через меч и кости двоих, я оказался около головы кошки. Взяв в зубы фонарик, и собираясь уже уходить я чуть было не замер в глубоком оцепенении...

Это же невозможно! Не может быть два одинаковых глюка в один и тот же день.

Чуть выше загривка лежащей здесь, как я понимаю уже не одну сотню лет кошки мерцал, то наливаясь знакомо красным свечением, то почти затухая, маленький уголек. Я посмотрел глазами вороны. Точки не было. Значит то, что я вижу, предназначено только для меня. Или существует только в моем мозге. Волку может привидеться все что угодно, но только не лазер! Значит то что я вижу существует. Или нет? Во всяком случае эта точка на что-то здесь указывает. И указывает именно мне. Странно это все, однако.

Не выпуская меч из зубов, я подошел к странно мерцающему предмету. Мерцание не прекращалось и не сдвигалось, а наоборот, стало ярче и заметней. Ворона же по прежнему ничего не видела. Странно это, однако, странно.

Я начал расковыривать лапой землю и обнаружил под ней странный квадратный камень, светящийся в темноте. Поддев его когтем я начал вытаскивать из земли столь странную штуку. За камнем потянулась прочная серебристая лента и этим сооружение вроде не кончалось. Отложив ненадолго рядом меч, я взял камень в зубы, и потянул на себя.

Когда извлеченный из земли предмет уже лежал на ней рядом с трофейным мечом я уже находился в глубокой задумчивости. Случившееся требовало более глубокого осмысления и на более свежую (да и уж далеко не на волчью) голову. Рядом с обычным плазменником лежала очень странная штука. Только единожды я слышал об этом рубине и то легенду от одного старого некроманта. Это была странная легенда о предмете, следы которого в истории теряются давным давно. У него было много названий: "Мертвятник", "Корона Мертвеца", "Колечко-Возьми-Человечка". Это только то, что навскидку помню. Большой красный квадратный рубин, забирающий в себя душу убитого и передающий своему хозяину всю его энергию и знания. Но что он делает здесь, вшитый в Серебряный Хайратник и лежащий в таком вот неприглядном месте? И что здесь делаю я?

А самое то интересное... Такие вещи обычно имеют в себе достаточное количество душ, чтобы обладать весьма и весьма неглупым собственным интеллектом. Поэтому они, как и Кольца, умеют сами выбирать своих хозяев. Чтобы потерять такую штуку нужно быть конченным неудачником. Чтобы найти - обладать силой, способной покорить Магический Кристалл. Эта штуковина лежит здесь уже давным давно и ее мог бы подобрать любой. Но найти ее здесь мог только тот, кого выбрал Кристалл. Для остальных он просто невидим. И судя по тому, что он больше не светится в темноте и не моргает, выбор был сделан весьма однозначный. Но почему он выбрал именно меня?

Во всяком случае отказываться от практически полного условного бессмертия и такой вот шаровой энергии просто глупо. Так что, взяв в зубы то и другое, я уже собрался отправиться восвояси... Но, бросив случайный взгляд на тигру и не досчитавшись одного клыка, я чуть было не выругался на себя же за дырявость собственных мозгов.

Свет и тьма! Ну как же можно было забыть то? Превращенный в волка согласно Ритуалу может превратиться обратно, лишь прыгнув обратно через тот же самый пень! Это засада! Конечно ножик из пня никто вынуть не сможет - он закрыт этим же заклинанием, но вот обнаружив такую штуку в лесу туда могло подтянуться нехилое такое количество народа, которое мне так же просто, боюсь, не одолеть. А ждать рассвета оч-чень не хочется. Оставивший ножик до рассвета в пеньке может остаться волком навечно. От найденных артефактов мне в этом теле толку мало. А драться с добычей в зубах поистине крайне неудобно. Да, надо быть осторожней. И теперь - на подходе к своему же пеньку...

Так... Вот за этими кустиками, насколько я понимаю, как раз тот пенек и стоит. Странно другое. Поидее лес должен сейчас кишмя кишить жителями замка. Но что-то ни один из них мне по дороге пока не встретился.... ррр.... и на полянке тоже. Что-то здесь не так... Но сначала вернуться в свое человеческое тело.

Разогнавшись посильнее я прыгнул через пенек...

Ой!!!

Да, прыжок получился очень удачным. Волк может, конечно, прыгать как угодно, но человеку не очень-то приятно приземляться с такой высоты! Особенно довольно-таки хрупкой девочке, в которую мне здесь пришлось вселиться. Кажется я основательно подвернула ногу. Ай! Это больно!

По другую сторону, в метре от пенька, лежали предусмотрительно не взятые с собой в полет артефакты. Красивая серебристая ленточка для волос и железяка, чем-то напоминающая маленький карманный фонарик. В пенек был воткнут тот самый Зуб Хранительницы. Похождения в шкуре волка казались слегка странноватым и угрожающим сном. Но не могла же я заснуть на несколько часов перед этим пеньком? Да еще и во время Ритуала... А даже если и так, то откуда взялись эти две странные штуки, одна страннее другой.

Я выдернула из пенька ножик и повесила себе на шею. Он аккуратненько так исчез под платьем, и веревочка стала практически невидимой. Неужели складка у меня на груди действительно предназначена для того, чтобы прятать подобные предметы? Обползя пенек (восстановление включать было пока лениво и на это пока не было лишней энергии) я подползла к артефактам и начала проводить магические испытания.



100



Следующие несколько минут посвятились решению сложного вопроса, граничащего с постижением законов мироздания. С чего же мне начать? Женскую мою часть (собсно мое тело) больше всего привлекала ленточка с рубином. Имея исконно природную склонность ко всяким красивым побрякушкам, истинно женский взгляд стабильно притягивался к большому красному камню на серебристой ленточке, чем, на правах тела, очень сильно мешал изначально все-таки мужскому сознанию с той же (а может и большей) силой тянуться к лежащему там же оружию. Перепирательство могло бы продолжаться бесконечно, если бы мужская часть (тратящая собственное время-сознание более оптимально) не предложила проверить, насколько идет эта ленточка к моим волосам по первой реакции первого же убитого мечом, для чего женской части сознания было предложено пройти хотя-бы краткий курс фехтования, на что хитрое женское сознание предложило начать уроки фехтования уже с хайратником на голове и начало играть на самолюбии мужского, умело выудив из него полное название артефакта: "Серебряный Хайратник Мастера Мертвых" и начинать свободной рукой прихорашивать свои волосы.

Да уж, поистине, нет ничего хуже перепирательства на темы приоритетов в пределах одного мозга! Ощутив на себе всю мощь ведения мысленной полемики, на которую уже женское сознание тратило большую часть своего время-сознания и стремясь предотвратить возможность взрыва, вызванного при этом закипанием общих мозгов, мужское сознание таки передало инициативу женскому, не забыв при этом свалить на него всю ответственность за возможно некорректные последствия применения артефакта. Тогда женское сознание, ссылаясь на отсутствие при себе такого артефакта как зеркало, предложило непременно дождаться дня и прогуляться к ближайшей речушке (оставленной уже в добрых полутора километрах позади) дабы посмотреть, как же все это выглядит СОБСТВЕННЫМИ глазами (предложенные глаза ворона и консоль отмелись начисто, как не представляющие достоверности и имеющие плохую цветопередачу). На что мужское сознание резонно ответило, что по лесу в такую погоду бродит всякая нечисть и не умея пользоваться мечом до речушки можно просто не дойти. Чего женское сознание сильно перепугалось и потеряло контроль над собственным телом на достаточное время, чтобы мужское сознание сумело наконец перехватить полное управление общим телом и выставить женскому значительно меньший приоритет.

Однако зерно ущемленного самолюбия, умело закинутое хитрым женским сознанием в самые корни мужского, начало при этом со стремительной силой прорастать, и поэтому рука, потянувшаяся за мечом, остановилась все-таки на хайратнике. Он был взят и наиболее корректно повязан. На всякий случай камнем внутрь, на что, медленно и с трудом разбирающееся в выставленных себе пониженных приоритетах женское сознание предпочло в первую очередь обидеться, перевернуть хайратник прямо на голове камнем наружу, после чего, выправив камень точно по центру гордо заявить о том, какая из меня получилась индийская красавица, на что мужское сознание... почувствовало как два боковых камня с холодом коснулись висков... на что... оба сознания сказали ОЙ!!!... и потонули в потоке нахлынувшей извне информации...



101



Когда поток жизнеописаний, свойств и знаний, так или иначе, раньше или позже, но все-таки убитых поблизости от этих странных камушков слегка схлынул и мысли, хотя и с трудом, но начали наконец неохотно приводиться в хоть какое нибудь подобие порядка луна уже приблизилась почти к зениту. Что-то было не так в этом мнимом окружающем спокойствии. Если сейчас Время Темной Силы, то где же все Темные из замка? И почему на меня так подозрительно никто до сих пор и не наткнулся? Что-то здесь не так. Вывихнутая нога больше не беспокоила, как будто недавнего приземления с полутораметровой высоты не существовало в природе. Я взяла в руки меч и встала в полный рост. Маленькая железяка легла в руку аккуратно, как будто там и росла. Что-то не похожа эта штуковина на столь грозное холодное оружие. Да и не холодная она совсем. В такую погоду железка, пролежавшая на земле столько времени должна была обжечь мне руку холодом. Если она конечно железка. Но эта штука, как будто издеваясь над законами физики, была приятно-теплой. С одного торца она была совершенно гладкой и почти что блестящей, как будто в нее вмурован был какой-то камень, сидящий там заподлицо. С другой же стороны торчала довольно таки мощная гайка, навернутая на не менее мощный болт с каким-то подобием очень тоненькой дырочки посередине. Сбоку от гайки на рукоятке угадывалась маленькая коричневая кнопка, сделанная как раз там, куда смотрел мой оттопыренный большой палец. Блестящая никелированная ручка. И больше ничего. Ни дать ни взять - фонарик. Мне тоже так сначала думалось... покуда в одной из Историй таким вот "фонариком" изрядно не порезали кучу моих хороших знакомых, а меня - чуть было не лишили головы. Или все-таки лишили? Лишили... Но стоп! Это же НЕ МОИ ВОСПОМИНАНИЯ!!!

Забавный хайратничек, ничего не скажешь...

На всякий случай, вытянув подальше от лица руку и поставив меч горизонтально, я нажала на кнопку. Из, до сего момента абсолютно гладкого торца высунулся коротенький хвостик базальтового стержня, а из центра гайки, с характерным шипением, вырвалось светящееся в темноте и слегка дымящееся от обжигаемого вокруг воздуха, оранжевое лезвие, состоящее из полупрозрачного, но очень очень горячего тумана. Не отпуская кнопку, я перевернула меч вертикально и, немного покрутив гайку у лезвия, сделала его цвет золотистым и более приятным глазу. Да, иногда полезно, когда цвет меча можно точно подстроить под цвет волос.

Хвостик был коротеньким, хотя сам базальтовый стержень был такой же длинны как и рукоять меча. Значит, заряжен он был почти что до отказа. Это исключало всяческие сюрпризы со стороны этой железки, но наводило на мысли о том, ЧЕМ же его могли так зарядить. Элериума-115, которым заряжаются подобные штуки в природе просто не существует! Да и представить себе в таких вот доисторических условиях кварковый синтез у меня воображения пожалуй тоже не хватит. Но что делает свежезаряженный плазменный меч в периоде эвилизации, да еще если здесь им умеют пользоваться - крайне непонятно.

Правда один сюрприз, как я помню, все-таки был. Если в бою против воюющего таким вот мечом как-то так исхитриться и выдернуть из него базальтовый стержень как раз таки за этот самый хвостик, то беднягу через секунду испепелит на месте его же собственным оружием! Правда и ближайшие метра три вокруг него - тоже. Но поэтому как раз то, вырвав стержень нужно успеть с ним вовремя от такой вот живой свечки отскочить. А это уже - навыки боя, выработанные годами...

Исключительно по привычке человека, не державшего оружия в руках уже долгие годы я сделала в воздухе несколько разных "восьмерок", рубящих движений и выпадов и хотела уже спрятать меч до лучших времен. Но тут со стороны деревни, до сих пор подозрительно притихшей раздался истошный и душераздирающий крик. Затем еще один. И еще...

Что происходит? Ведь ТАК обычно не кричат...

И тут до меня, меденно, как в хорошем, в очень хорошем кошмаре, начинает доходить суть всего происходящего. Троица, которую я встретил около костей Адрии не ждала меня. И погибла, похоже, совершенно случайно. Или не случайно... Ведь камню, висящему у меня на лбу нужна была кровь. Кровь поединка, чтобы проверить того, кому он должен был попасться в руки. Это была последняя проверка. Но лежащим на той полянке от этого, по видимому уже не легче. Они не сторожили лес. Они шли из замка... В одном единственном направлении... Как и все... эти трое тоже стекались к деревне. Вот только их путь был прерван мною немножко раньше. Но остальные то похоже дошли...

Конечно Замок сейчас практически пуст, потому как остался без охраны. Ну кому захочется сидеть и сторожить в темных и холодных стенах, когда тут представилась такая вот удачная возможность полакомиться свежим мясцом и тепленькой кровушкой в таком обильном количестве, да еще и совершенно бесплатно? Я конечно могу сейчас со всеми шансами на успех заявиться прямо в замок и под шумок всеобщего пиршества быстрехонько установить там свои порядки... Но если я сделаю так, то этот замок достанется мне ценой моей же собственной деревни... И мне опять НеКУДА БУДЕТ ВОЗВРАЩАТЬСЯ??? Я что вечно обречена переживать раз за разом один и тот же кошмар, в котором меняются лишь миры и тела, но суть всегда остается постоянной? "Надеюсь, ты не совершишь моих ошибок и доведешь начатое до конца...". Не совершу. И доведу. Но вот только не такой ценой!

Надо спасать положение. Но как? Бежать - я уже не добегу. Левитировать тоже смысла не имеет. Хотя... Кое у кого здесь есть крылья. А мне достаточно всего лишь точки перемещения, чтобы там оказаться. Вот только этот кусок элериума я бы так переправлять все-таки не сталa...

Ворон спикировал опять откуда то сверху и буквально выхватил у меня из руки блестящий предмет. Неся его в клюве, он полетел со всей скоростью, только возможной для его крыльев, к деревне. В воздухе птичка пару раз наткнулась на свою Настоящую Тень и творящееся на земле для нее практически замерло. Крытые крыши деревни стремительно приближались, а на полянке вокруг меня стремительно запахло озоном...

110



Птица приземлилась в деревне как раз к самому интересному моменту, когда изрядно отдегустировавшее Старого Мельника местное население, усиленно трезвея, удирало от настигшей деревню нечисти, стремясь скрыться в домах. И как раз тогда, пролетая буквально в полуметре над землей, мое, почти полностью уже переместившееся в эту точку, сознание, заставило ворона каркнуть. Выронив на землю меч. Очень громко каркнуть. Одно единственное слово.

- Измена !

Слово совсем ничего не означало и было вроде как бы даже и не к месту. Но это не было простое слово. Это был ярлычок. И тут все Темные оцепенели от прорезавшей всю округу, но на сей раз упавшей не с неба, а, похоже, произведенной самой вороной ярчайшей вспышки.

Нет, все-таки интересная штука - сознание Простого Смертного. Оно доподлинно знает (или же догадывается) о существовании иности, но везде, где только можно, с упорстом и маниакальностью стремится ее отрицать. Видя же реально что-то магическое, оно обращивает это событие множеством странных подробностей, совершенно не относящихся к произошедшему, но добавляющее ему еще больше загадочности. И совершенно при этом не замечает сути, которая предельно проста.

Вот и сейчас, очевидцы будут рассказывать, что ворон прилетел в деревню с кинжалом в клюве и ударившись оземь превратился в Воина с Огненным Мечом и Кровавым Третьим Глазом (или Звездой На Лбу - как кому приглянется). На самом же деле выронив меч и произнеся Ключ Заклинания, Ворон оказался там, где только что стояла я. Мы просто поменялись телами в пространстве. Это самый быстрый способ для тех, кто боится опоздать. Но люди видели Ворона... Потом видели вспышку... а потом меня... И могу держать пари на любой из имеющихся у меня артефактов, что они даже не заметят, что я то по сути не воин, а просто девчонка, вооружившаяся обычным плазменником, и просто знающая о их врагах и о магии немножко больше их самих... И что в отличии от них мне просто в этом мире уже нечего терять.

Ни один Темный не любит света. Ибо Настоящий Свет, исходящий от лучей местного Солнца способен их мгновенно испепелять. Свет же магический, исходящий от выбросов энергии во время некоторых обрядов и заклинаний, им не страшен. Но по старой доброй привычке Мертвые цепенеют, когда видят любой яркий свет. И довольно надолго потому как свет такой не трогает их тело, но обжигает то, что заменяет им их душу. Понятно, что не для того ворон принес сюда этот плазменный ножик, чтобы он просто так валялся на травке у моих ног. Поэтому особенно рьяные охотники до чужой кровушки, погнавшиеся за забившейся за ограду маленькой девчонкой лет семи, не досчитались голов сразу же. Тот, кто ими руководил - тоже.

Хайратник работал четко и, похоже, знал свое дело. Как только третья голова испустила свой дух я уже знал, что большая часть зомбей сосредоточилась возле остатков дома Старейшины, потому как их тоже привлекла, правда уже лежащая, но еще не совсем до конца допитая бутылка со Старым Мельником. Хранителя с ними нет, потому что он остался в замке и чего-то там замышляет. Весть об исчезновении Старейшины его почему-то сильно не обрадовала (в отличии от остальных, почувствовавших появление очень даже неплохой вакансии на очень даже непыльную работу) и он решил не выходить из замка этой ночью как бы чего не вышло.

Деревня была полностью отдана на разграбление нечисти с наказом, не оставить от нее камня на камне не позже рассвета. Темный Народ кинулся почти весь на шару, которая бывает только раз в жизни. Но наткнулся на бутылку Кормы и решил перед сеим процессом вначале немножко забутылироваться. Ну чтож, немножко так немножко...

AT> Захват обьекта "бутылка".

Параметры: Содержимое:= пиво --> Чистый спирт+Кола.

Применить с ретроспективой:2 часа.

Я почти почувствовала как у кого-то сейчас земля резко ушла из под ног, а вектор гравитации начал почему-то вращаться в произвольном направлении. Жидкость послушно изменила свои свойства... И даже в крови тех, кто присосался к этой самой бутылочке меньше чем пару часов назад... Кому-то, наверное, стало жудко хорошо. Кому-то - не очень. А у кого-то сейчас глаза усиленно стремятся вылезти из орбит от внезапно возросшего десятикратно похмельного синдрома...

С полянки, в середине которой находилась еще живо мне помнящаяся груда камней и развалин донеслось жудко развязное и абсолютно пофенистское пение. Кто-то жалостливо буравил воздух заунывными куплетами, в том числе и про Хранителя и про Смертных и про все все все... что могло только прийти на ум и тут же провалиться до языка изрядно захмелевшей нечисти. Обидчики маленьких девочек уже начали до жути однообразно разлагаться. И тут я скорее почувствовала, чем увидела, как из окон близлежащих домов, минуя стены, которых для них просто не существовало, ко мне потянулись тоненькие зеленые нити. Нити... видимые только в спектре энергий, но от этого не менее реально существующие. Несущие самую сильную из всех магических сил - человеческую Веру.

Начинался тот самый процесс. Рождения Сверх-Человека. Или Легенды, что, впрочем, мало чем отличается. Те, кто видел поединок, пусть, конечно, гораздо менее честный чем там в лесу, начинали ВЕРИТЬ в меня, как в спасительницу. И, сами того не подозревая, давать мне силу, которую в сумме ни одному простому смертному или даже Иному лишь своими собственными силами просто не накопить! Это почти то же самое, что призвать на помощь одну из Высших Сил (Свет или Тьp text-align:justify;text-indent:1.0cmму - не важно). Но если призванная Высшая Сила к тебе же потом и вернется в самый-не-подходящий для этого момент, то Вера есть сила безвозмездная.

Я открыла одну из менюшек Архивов. Там весело так один за другим, снималась блокировка с все большего и большего количества пунктиков. На это ТЕПЕРЬ ХВАТАЛО энергии. Но мне нужно завершить начатую подрывную деятельность у дома Старейшины.



111



Народ к бывшему дому Старейшины все пребывал и пребывал. Темный народ, похоже сошелся в мнении, что ночи еще много и снести деревню, а уж тем более долакомиться живущими в ней Смертными времени еще хватит. А пропустить по кружечке-другой трофейного пива перед этим процессом очень даже не помешает. Пиво было слабоватым и его нужно было много. Однако после нескольких кружек повеселев они решили наконец собраться и таки идти в деревню потому как лежащая неподалеку закуска как-то так слишком уж быстро кончилaсь. Но тут случилось что-то странное.

Кто-то случайно заметил, что стоящее в кружке пиво как-то так странно слегка почернело и начало покрываться самопроизвольно какими-то пузырьками. Совершенно неожиданно все предметы начали основательно так двоиться, а земля - почему-то качаться. Заподозрев глобальный пьяный берсерк, некоторый особо сведущий народ попытался покинуть как-то так очень даже быстро построенное кем-то из закуски на развалинах Дома Старейшины питейное заведение под навесом, но иначе чем пластом им этого сделать так и не удалось. Вернее никому из пытавшихся так и не удалось доползти до его выхода. Никто даже и не додумался посмотреть на небо, которое вдруг сменилось жудко похожим, но абсолютно неподвижным мороком... с застывшим в нем силуэтом пролетавшей далеко вверху черной вороны...

О, сколько раз твердили миру! Не умеешь петь - не пей! Особенно такой вот ершик и в таких вот количествах. Народ вдруг как-то странно оказался до такой степени мертвецки пьян, что даже не заметил так жудко не вовремя наступившее утро... А вот взошедшее солнце заметило всех...



1000



Но это было потом. А сейчас все, кто хоть немного отхлебнул в последние пару часов из этой добрых размеров бутылки, якобы поставленной Старейшиной за собственный же упокой вволю испытывали на себе всю тяжесть "немножко не там поставленной запятой". И похоже, были не очень-то расстроены этим фактом. К свежеиспеченному "трактиру" можно было уже не торопиться. Там уже подходила к закономерному утуханию тихая попойка. В то время как для оставшихся ТАМ почему-то еще трезвыми "столовальцев", для которых во внутреннем мороке перестала двигаться даже луна, у меня над этим всем безобразием на двух черных крыльях летала довольно-таки неплохая видеокамера, на уровне собственной физиологии умеющая отличать живое от мертвого, даже если эти мертвые живут и двигаются не хуже, а то иногда и лучше живых. Правда сейчас уже давно перегнившее мясо, обильно пропитанное накасченым так вот недавно чистым спиртом от истинно-мертвого ничем по сути не отличалось. Да и гореть оно утрецом получше будет. И уж основательно получше. Поэтому, заставив ворона слегка полетать по округе, поосмотреться и поискать оставшуюся еще бродячей мертвячатинку, я отправилась по своим делам.

В ближайшее время планировалось основательно так прогуляться в так вот слегка подопустевший Замок. И стоило там весьма и весьма основательно произвести весьма и весьма глубокое впечатление. Тем более что, не знаю как (телепатия у них здесь ЕЩЕ развита что-ли) народ в деревне уже так основательно поосмелел, вытащил из старых своих запасов изрядно подзапылившиеся остатки еще оставшегося с давних времен холодного оружия и, похоже, основательно и быстро повспоминал, как же им пользоваться. За них можно было не волноваться - отчаянные трудоголики и спиртофобы в окружении Хранителя встречались редко. А те, кто и встречался, достаточно быстро поняли К ЧЕМУ идут дела здесь, в этой самой злополучной деревне. И главное - чем все это пахнет. Некоторые пытались вернуться в замок... Но были остановлены невдалеке от деревни видом... такой знакомой черной птицы, пикирующих точно на них. Ведь сверху видно больше. А ворону была задана программа НЕ ВЫПУСКАТЬ никакую нечисть за пределы деревни, не попадаясь однако, по возможности, на глаза местным жителям.

Еще способных держать в руках меч жителей замка накрывал в деревне медленный берсерк, уже начинавший перемешиваться в какой-то такой не очень то хороший, но очень уж взрывоопасный коктейль, с осознанием неизбежности всего происходящего. Все это живописно так сочеталось с тянущимся как вязкий кисель нечленораздельным бормотанием наподобии ставшего уже классическим "ты меня уважаешь?" со стороны дома Старейшины и странными звуками, доносящимися со стороны леса. Моя помощь здесь уже была не нужна и поэтому мне здесь оставалась лишь самая простая задача - ­хоть здесь, хоть в этом призрачном мире, созданном кем-то и когда-то и даже непонятно зачем... Вернуться... просто и незатейливо... всего лишь навсего вернуться... к себе домой.



Возвращение.



0



Я свернула за угол. Вот она и моя улица. Перекрываемая другими. Не очень длинная и не совсем ровная. Вот он и мой дом. По прежнему третий с краю. Да и что могло измениться то за время, пока меня не было здесь? Это лишь людям свойственно меняться, проходя через всяческие казусы свершения и лишения, и редко оставаясь при этом самим собой... Вещи же неизменны. Они могут хранить, и хранят, тепло. Они могут создавать эффект чьего-то присутствия. Они могут даже гораздо больше сказать любому о повадках своего собственного хозяина, чем он сам... Но вот только без нас они мертвы...

Я открываю калитку и захожу во двор...

Ну чтож, привет и тебе, мой дом... Не ожидал ты меня уже увидеть? Оттуда не возвращаются, да? Ну чтож, не спорю... Это почти так... Но я вот решила над этим миром слегка пошутить и оттуда, откуда традиционно уже, как известно, не возвращаются, решила вернуться. Прости меня, но пережив смерть, кучу пост-инкарнаций и все, увиденное мною за последние дни мне еле хватило сил, чтобы вернуться сюда. Но вернуться уже другой...

Пережив обиду и боль, смерть и предательство, обман и подлость... и наконец вернувшись туда, откуда и начинался мой здешний путь...

Вернувшись... к своему собственному дому.

Ах как хочется вернуться! Ах как хочется ворваться В городок

На нашу улицу в три дома. Где все просто и знакомо. На денек

Где без спроса входят в гости. Где нет зависти и злости. Милый дом

Где рождение справляют... И навеки провожают... Всем двором...

Когда-то мне тоже хотелось верить в эту сказку. И сказка была явью. Безоблачной явью, которую нужно было ценить, но которая была слишком обыденна в этом мире, а посему незаметна. Рано лишившись родителей и оставшись практически одной, я была, как и лежало в традициях здешней деревни, взята на воспитание всеми, кто только находился в округе. И округа даже была ко мне достаточно добра, чтобы как можно дольше продлить иллюзию безоблачного детства маленькой девочке, оставшейся в одиночестве в четырех стенах. И она верила в эту иллюзию... безропотно верила... покуда однажды ее же собственная деревня не решила и ее... навеки проводить всем двором. С глазами, такими добрыми-добрыми... доподлинно зная, что оттуда, куда уйдет эта вечно одинокая девчонка уже не суждено никому вернуться...

Но не прошло и недели, как я вернулась. На страх или на радость, но все же вернулась наконец домой. Вернулась... Став однако совсем другой. Лишь внешне похожей на ту девчонку, не имеющую близких людей и поэтому безропотно играющей с окружающей природой. Животными и растениями. Будучи к ним, почему-то ближе, чем к людям. Изучив все языки практически всей живности, бродящей по лесам в округе. Единственную, не разучившуюся еще общаться с тем, что было по сути Духом Здешнего леса.

И даже внешне я уже была не та. Я вернулась. Или не я? Или я лишь подобие той беззаботной девчонки, не выпускающее теперь из рук плазменный меч, нося на лбу странное украшение, не дающее оторвать от себя взгляд, зачаровывающее, но смертельно опасное... и храня за пазухой Зуб. Имея Зуб на врага, как и любая уважающая себя ведьма. Во всех смыслах.

Я прошла в прихожую. Здесь все так и оставалось нетронутым с того дня. Из под обеденного стола испуганно выскочило маленькое ушастое существо и чуть было не шмыгнуло обратно. Но вовремя признав хозяйку, уже почти инстинктивно тянущуюся большим пальцем к кнопке своего плазменного меча, остановилось в нерешительности. Ну чтож, привет и тебе, Гремми. Спасибо, что приглядела за домом, пока меня не было...

Маленькое ушастое существо, чем-то с виду напоминающее лисичку, с такими же длинными ушами и остреньким носом, но носящее на голове маленький платочек и почему-то предпочитaющее ходить на задних ногах и походить на свою хозяйку в одежде вылезло из-под стола и начало подозрительно принюхиваться. Я конечно догадывалась, что же ее так перепугало и чьего появления она ждала вместо меня. Но это же было подло! Неужели же меня УЖЕ успели и здесь произвести в ранг столь же мертвых... чтобы посчитать также и здесь что мертвым вещи не нужны... и ломиться в мой собственный дом в надежде там никого не обнаружить...

Гремми была единственным живым существом в этом доме. Нет, конечно, домовые не были редкостью в этом мире - люди здесь не очень-то любили сами заниматься работой по дому и поэтому частенько сваливали хозяйственные обязанности на домовых. Поэтому таких существ в доме имел каждый. Маленькие и незаметные для чужаков, они одновременно были и охранниками и хозяевами своего дома в отсутствие собственных хозяев. И, будучи преданными своему хозяину, они могли содержать свой дом до его возвращения в целости и порядке. И занимались этой работой в свое удовольствие, потому как не могли вынести непорядка в доме или отсутствия чистоты. Физиологически. Хотя... Бывали случаи и когда от особо неопрятных хозяев домовые просто сбегали. И тогда дому очень быстро приходил конец. Вначале он зарастал синим мхом, потом сей мох окончательно досасывал последние силы своего хозяина и тот в конечном итоге просто умирал от невесть откуда навалившейся на него тоски. В такой дом переставали наведываться гости и вобще желающие просто зайти, поэтому на смерть его хозяина всем было уже просто плевать, а сам дом начинал ветшать и разваливаться. Или же его заселяли привидения... И тогда дом просто сжигали.

Гремми тоже была домовым. Но не простым, а особенным. У нее тоже не было никого кроме своей хозяйки. Но она не стремилась быть невидимой для окружающих. Так уж случилось, что в этот дом редко захаживали посторонние. Еще не зная тогда почему, но люди просто побаивались заходить в дом к маленькой девочке, которая жила в большом доме одна и про которую ходили по деревне весьма странные и противоречивые слухи.

Сюда частенько захаживала когда-то лишь Полина - старая деревенская ведьма. Но от нее прятаться было просто бесполезно. И Гремми это знала.

Потому, собственно и не пыталась.

Гремми обладала очень редкой особенностью. Особенностью, в которой, может быть, была как раз таки виновата ее хозяйка. Являясь все-таки домовым, Гремми не умела говорить. Но она умела слушать. А как раз таки именно этого иногда бывает вполне достаточно для одинокого и практически не имеющего друзей человека. Ибо настоящую дружбу (которую остальные весьма справедливо считали очень даже странной) ее хозяйка водила только с Полиной, которая уже давненько не появлялась в здешних краях. Поэтому Гремми знала все самые сокровенные секреты своей хозяйки. Но никому бы о них не рассказала. Даже если бы умела говорить.

Но сейчас этот маленький, но домовитый, живой комочек был напуган до смерти. Люди, окружавшие этот дом и его хозяйку заботой, будто бы знали, что ей однажды придется отсюда уйти. Уйти навечно. Уйти... чтобы никогда не вернуться. И может быть, потому и были столь приветливы и радушны, что предвкушали свою собственную долю во времена большого передела. Мертвым вещи не нужны. Так зачем же такой вот дом этой девчонке? Особенно если она все равно стала Избранной? А оттуда... как известно... никто и никогда не возвращался. У нее не было в этой деревне ни родных ни знакомых. Она жила в этой деревне. И тем не менее была одна. Уже тогда одна. Уже тогда она была способна довериться любому животному или растению. Но человеку - никогда. Она была здесь Иной. Причем УЖЕ иной, еще до инициации... и задолго до того, как впервые потревожила мой, чем-то до жути похожий на ее жизнь покой... в моем реальном мире. Покой... От которого хочется иногда лезть на стену... Хотя... все равно не поможет.

Гремми знала это. И знала, что ее хозяйке не суждено вернуться. Но прожив в этом доме гораздо дольше ее и помня не только ее родителей, но и многие поколения до них, у которых, кстати, тоже были свои тайны, ей было обидно и до жути не хотелось так глупо обретать нового хозяина. Ибо слишком много воспоминаний было связано у нее с этим домом и с жившими в нем людьми. И только она, теперь единственная в этом мире, знала, почему нельзя отдавать этот дом никому, кроме его хозяйки... которая даже и не догадывалась о том, где она живет. Уж лучше было призвать на помощь ее знакомых Призраков и попросить их найти в мире Мертвых свою хозяйку, чем прислуживать этим добрым и приветливым, но почему-то местами тщеславным и алчным "соседям" и "друзьям". Ведь многое, по сути, можно скрыть от хозяйки, уединившись в ее же собственном доме... От хозяйки - да. Но не от ее домового. Ибо в отличии от людей в любом хорошем доме и стены слышат. Слышат... ушами домовых.

В дом уже пытались ломиться. Но правда пока только случайные охотники до чужих благ. От них конечно пока спасала и крепкая дверь... но на их смену могли прийти и другие... которые бы не стали ломиться в дверь, поняв КТО им не откроет, а просто начали бы применять магию...

Но Хозяйка все же вернулась. Гремми не спрашивала как. И не спрашивала почему. Хозяйка вернулась... но была уже другой. Как и было предсказано...

Имея в своей крови что-то от гремлинов и частенько любя пошалить (за что, собственно, и получила столь странное для домовых Имя), она как-то чуть было не стащила у одной из знакомых хозяйки - Полины ­тоненькую белую книжицу, написанную на непонятном языке. Гремми еще помнила эту книжку, но никак не могла понять, как же она в конечном итоге оказалась у Полины. Ибо еще давным давно она знала, ЧТО это такое.

Ведьмами не рождаются. Ими становятся. Только потому, что настоящая ведьма не может разделить свою жизненную энергию ни с кем, и потому просто не может иметь детей. Разделенная энергия - есть энергия потерянная. Забывший эту древнейшую формулу невозвратимо теряет ее навсегда. Поэтому любая ведьма, хотя бы раз за всю свою долгую жизнь совершает эту кражу. Совершает хотя-бы тогда... когда выбирает себе наследницу.

Обладая неизмеримой магической силой, ведьма живет дольше людей. Значительно дольше людей. Но, будучи все-таки рождена от смертных, она тоже смертна. И именно это заставляет ее задуматься о том, кто займется этим древним искусством после нее... и унаследует всю ее энергию и даже ее репутацию.

Ведьмами не рождаются. Ведьмами - становятся. Но для того чтобы стать ведьмой совсем не достаточно простого желания постичь сие тайное искусство. Нужно обладать особой способностью, управлять любыми из доступных в природе энергий. Не исключая и такие, как человеческая Воля и человеческая Вера.

Неизвестно кто и когда додумался построить здесь дом (Гремми появилась здесь гораздо позже и не знала об этом), но тот, кто это все-таки сделал, был довольно-таки сведущим в магии человеком. Дом стоял на Источнике. Одном из двенадцати Источников Магической Силы. Живущие в доме простые смертные могли этого и не замечать... но... в точности, как часы, ровно один раз в три поколения в этом доме рождалась девочка. Девочка, ничем вроде бы не отличавшаяся от других детей... но вот только какая-то не такая, как все остальные. Какая-то уж больно странная и задумчивая. Предпочитающая одиночество и природу миру людей. Умеющая разговаривать с животными и понимать растения. Окружающие замечали, что в ее присутствии с ними начинают твориться странные вещи, которые они не могут себе обьяснить. И так продолжалось, пока... девочка не вырастала и не становилась Новой Деревенской Ведьмой. Ее судьба была предначертана ей еще до рождения, но она об этом блаженно не подозревала. Она просто жила здесь... покуда ей не приходил черед стать Наследницей здешней ведьмы. И тогда она исчезала из мира людей... на шесть лет... Чтобы вернуться к ним вновь. Но уже не беззаботной девочкой, запросто болтающей с силами природы, а непоколебимой, и местами даже немножко жестокой... заступницей для людей перед Миром Иных Стихий. Или просто ­ведьмой.

В семье обычно были и еще дети. Но никто больше не обладал такими способностями. Эта судьба была уготована лишь Рожденной Первой... и именно она рано или поздно из этого дома и похищалась.

В доме был подвал. Очень глубокий. Но никто, кроме Гремми о нем не знал. Просто участок пола в одном довольно-таки неприметном месте имел способность сам собою уходить глубоко под землю. В доме было два подземных этажа, соединенных этим странным колодцем. По одному из них шел тайный подземный ход к Дому Деревенской Ведьмы (ставшему после пропажи Полины по странному стечению обстоятельств новым Домом Старейшины), а второй вел собственно к самому Источнику. Источнику, который никто из живых никогда не видел. Но про который легенды ходили по деревне еще давным давно. Говорят, как раз на нем то и строили деревню. Был и третий, совсем не известный этаж. В нем находился магический кабинет самой ведьмы. Просто комната, выдолбленная в скале и обставленная самым невероятным образом. Сейф, способный скрыть свою хозяйку от любого доступа извне... и хранящий все сокровенные тайны ЭТОГО мира.

Там частенько любила работать Адрия - самая старая деревенская ведьма, которую Гремми помнила еще столь же маленькой девочкой. Тогда еще не было Замка, Сумеречного Леса и Проплешины и жизнь была спокойной и тихой в этом мире и за его пределами. Адрия часто любила заглядывать в этот дом, уже став ведьмой. Заглядывала в те времена, когда никого не было дома, и потревожиться таким визитом никто не мог. Видимо по старой памяти ей хотелось иногда почувствовать себя простой и беззаботной девчонкой, которая живет в свое удовольствие и вволю повелевает окружающей природой, еще считая это всего лишь своей забавной игрушкой, и блаженно не ведая, куда же эта дорога ее ведет.

Но вот однажды Адрия в очередной раз пришла в этот дом сильно озабоченной. Что-то было не так. Гремми не стала ей докучать, но как хитрый и незаметный зверек, увязалась за своей хозяйкой под землю. И, спрятавшись там среди нагромождения всяческих магических вещей, чувствуя себя маленьким, но очень уверенным в себе шпионом, стала ждать пока еще не зная чего.

Когда Адрия наконец удалилась из кабинета после бессонной ночи, проведенной за переводом некоего странного манускрипта, представляющего из себя маленькую и абсолютно белую тетрадочку со странным знаком на обложке, обведенным радужным кольцом и тонкими страницами, напоминая своим видом не вовремя разбуженного мертвеца, Гремми наконец решила пробраться к столу поближе и слегка порыться в бумагах своей бывшей хозяйки, не забыв, однако, вернуть все на место в точности как и было. Это было профессиональной привычкой домовых, и в собственном доме им это обычно с рук сходило. Но Гремми пока еще не знала что такой фокус домовым удается лишь в собственном доме.

Рядом с манускриптом лежал перевод, из чистейшей забывчивости собственного автора открытый на последней, недописанной странице... Любознательная Гремми не знала, что некоторые тайны магов знать смертельно опасно и поэтому начала читать:

"К тому времени были уже жертвы и среди тигров и прайд знал, что когда кто-то из них погибал, он в последний раз, на несколько секунд, обретал свой первоначальный человеческий облик, перед тем как истлеть навсегда. Здесь же было иначе. Шарик коснулся шкуры тигры и растекся по ней слабым синеватым ореолом. После чего шерсть, лоснящаяся до этого как ни в чем не бывало начала стремительно седеть и истлевать прямо на глазах всего прайда. Тигра захрипела и повалилась на бок. Из глаз, рта и всех частей кожи, ставшей почему-то пергаментно-тонкой, с шипением вываливались внутренности и тут же, сопровождаемые бурым дымом, стремительно истлевали. Не прошло и минуты, как от Хранительницы Круга остались лежать на земле одни белые кости. С тех пор многое изменилось, но на том месте так и не выросла трава, а кости так и лежат, напоминая Тиграм о событиях, случавшихся с их предками.

- А что же с Ведьмочкой? Она ушла к Хранителю?

- Погоди. Не все так просто. Да, она согласилась идти с ним, но сначала захотела попрощаться с Адрией. Она присела над тигрой и вроде бы заплакала.

- Да, невеселая история..."

Будто споткнувшись на упоминании об Адрии, Гремми решила перечитать историю сначала. Аккуратно и бесшумно она перевернула страницы перевода и начала читать историю... Историю, как оказалось потом, значительного куска ее дальнейшей жизни.

Насмерть препуганное прочитанным сознание Гремми уже было со мной в моем сне, пережило перерождение и почти что было готово поймать вместе с вороном файрболл, когда почувствовало на себе легкое, но оттого еще более пугающее прикосновение. Взмыв в воздух чуть ли не до потолка она чисто инстинктивно развернулась в полёте и увидела стоящую у себя за спиной, сонную, но от этого лишь более пугающую своим неожиданным появлением фигуру.

- Ты этого не видела. - просто и спокойно сказала ведьма. - Мне бы и самой хотелось, чтобы все, что написано здесь было всего лишь плодом воображения того, кто называет себя Одиноким Волком. Или Странником. Когда как. Но если все-таки старый маг прав и это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО должно случиться в НАШЕМ мире, то встретив Странника в своей жизни, ты должна будешь рассказать ему обо всем, что знаешь о нас. И отдать эту книгу. В которую ты не побоялась заглянуть...

Гремми потупилась, как мелкий нашкодивший зверек.

- Ты должна будешь это сделать, если это так. Пока не знаю как, ведь, насколько я помню, ты не умеешь говорить... Но ты должна предупредить Странника о том, с кем он имеет дело. И привести его к этой книге. А главное - позволить сработать заклинанию, вызывающему Странника в наш мир. Запомни его внимательно. Но не пытайся воспользоваться им сама. Вспомни его лишь при крайнем случае. Если тебе удастся, конечно, дожить до встречи с той, В ЧЬЕМ ЛИКЕ странник должен сюда прийти.

Она дала Гремми трижды прочесть маленькую бумажку, после чего сожгла ее в пламени свечи.

- Ты хорошо запомнила? А сейчас иди. Возвращайся к себе. Я не держу на тебя зла. Кто знает - может быть ты и есть наша последняя надежда? Твоей легкой прогулки сюда просто не было. Ты забудешь и то, что ты видела здесь. Но о нашем разговоре не забудешь никогда. Я тебя отпускаю. Иди с миром.

Гремми хотела что-то сказать или показать, но тут очертания магической комнаты вокруг нее как-то сами собой растаяли, а она так и осталась стоять на полу около потайного люка, просто пройдя по нему насквозь. Воспоминания притуманились и были похожи на сон или странный морок. Был по прежнему ясный день, но Гремми почему-то, будто глубокой бессонной ночью, потянуло на сон. Она свернулась клубочком и уснула тут же... И, впервые в своей жизни, проспала приход хозяев...

И сейчас этот маленький живой клубочек, почти так же как и тогда свернулся у ног собственной хозяйки. ТОЙ САМОЙ хозяйки. Которую так необходимо было дождаться. И видел все тот же сон, что и на протяжении всех пережитых веков. Как и зависший над ней, неизвестно куда исчезнувший после появления Замка одним из первых, призрак старой ведьмы Адрии...

Только она знала, заходил ли на самом деле к ним в дом некий странник Глай из Эррена, или это было имя одного из знакомых ей призраков. И только она знала о своей хозяйке больше, чем та знала о себе сама. Все неожиданности и неприятности были уже позади, и можно было, наконец, за эти пять страшных дней и бессонных ночей вволю отоспаться. Но стук в дверь, очень настойчивый и нахальный, заставил бедную Гремми вскочить на ноги практически мгновенно.

- Волею данной мне и правом Нового Хозяина открой дверь! - донесся громоподобный голос снаружи.

Кто-то похоже был более сведущ в магии, чем предыдущие гости.

Гремми в испуге забилась под стол.

- Не бойся - сказала я ей, перемещаясь поближе к дворовому окну, чтобы разглядеть таки нового претендента на свое жилище. - Он не может быть Новым Хозяином, пока в доме живет старый.

До боли знакомый паренек ломился в дверь моего дома достаточно увесистым кулаком. Вроде как мы недавно расстались, а он уже здесь... Вторая жертва что так и не состоялась?!!

Тем временем из-за двери продолжали.

- Властью данной мне Правом Избранного и на основании Решения Совета я, владелец этого дома, заклинаю духа этого дома впустить меня и подчиняться мне как своему новому хозяину. Такова моя воля и да будет так!!!

Может что-то в этом мире и изменилось, но по-моему в таком заклинании обычно упоминают Имя Духа. Ну хотя бы для уважения, что-ли...

Кстати, по-моему, парню очень даже пора напомнить, что у меня тоже, на основании того же самого есть кой-какие права. Да к тому же еще и право Держащего Оружие и Защищающего Свой Дом. И право Первого Удара тоже не на последнем месте...

- Открывай, Гремми - прошептала я домовенку настолько тихо, чтобы снаружи не услышали так требуемого для магической силы Имени. - Похоже здесь пришли нас выселять.

На меня уставились два больших и круглых глаза. Гремми была еще слишком перепугана, чтобы оценить мой столь уместный в данной ситуации чернейший за всю эту Историю цинизм. В дверь продолжали колотить.

- Открывай и ничего не бойся. __ВСЕ__БУДЕТ___ХОРОШО___ - прошептала я, одной рукой успокаивая домовенка, а другой - доставая из рукава прищелкнутый на запястье плазменный меч. Уже подходя к двери, Гремми услышала у себя за спиной щелчок и слабое шипение. Оборачиваться она почему-то не стала...

- Силами данными мне... Так. Открыли, наконец. Ну чтож. Слушай теперь меня. Я твой хозяин и не люблю, когда меня не слушают. Так что во-первых, я голоден и потому приготовь мне обильно поесть, а во вторых ­выкладывай все тайны своей бывшей хо...

Он не успел договорить. Он уже попытался пройти в дверь из сеней, но тут в его грудь уткнулся светящийся золотистый клинок. Под ярко-желтым лучом его рубаха задымилась где-то слева около уровня сердца. Едкий запах паленой кожи медленно растекся по комнате.

- Ты не меня, часом, искал в этом доме? Да уж, давно не виделись. Ничего не скажешь.

Из-за косяка медленно вышел воин, держащий нашего героя на острие меча, как держат обычно мясо на вертеле. Правда пока туда еще не наколотое. Воин был грозен, держал меч на полусогнутой руке, что уменьшало шансы уйти от лезвия. Воин имел на голове роско=шные золотистые волосы, перевязанные серебряным хайратником с большим красным камешком на лбу. Нехорошо так наливающимся красным светом камешком... И был почему-то в платье. Странно знакомом платье...

- Неужто начинаешь вспоминать? Да, я это, я! Неужели так изменилась, что меня так трудно узнать?

- Но ты же м-М-МЕРТВА !!!

- Я тоже так думала. А ты, никак, узнав это из первых рук, ринулся хватать вовремя освободившееся имущество? Достойную же пару мне выбрал Старейшина. Ничего не скажешь...

- Он не выбирал! Так решил Совет.

- И ты в это веришь. Твой папочка имеет покровителей в Совете. Думаешь он бы не отмазал своего сынка от верной гибели, не будь последний голос за Старейшиной?

- ОТКУДА ты об этом знаешь?

- Не твое дело. Ты бы лучше о себе позаботился.

- Ведьма!

- Может все-таки дождешься солнышка и выясним кто из нас кто? Будь это оскорблением - ты был бы уже трупом.

- Выясняй сейчас.

- Не люблю драться с безоружным.

- Так дай мне оружие.

- Ты пришел в чужой дом и еще что-то требуешь? - Я медленно вытянула меч подальше, чем заставила его отклониться, и чуть было не упасть. Чувствовать у себя на коже пятнышко с температурой в несколько тысяч градусов все-таки не очень приятное занятие. - И даже считаешь это не высшей наглостью а высшей справедливостью?

- Но...

- Проваливай отсюда, пока цел. И передай остальным желающим заявиться ко мне в гости с подобными претензиями, что Ворон взял под свое покровительство этот дом и его хозяйку - у меня уже созрела идея, но ворон пока еще сюда не долетел - так что если хотят не досчитаться костей - могут приходить. Я приглашаю.

- Да...

- И если ты, зараза, пропустишь или изменишь хоть слово в этом послании - я тебя найду везде, где бы ты ни прятался. Отныне нарекаю тебя Пророком Справедливости. Пошел отсюда!!!

Я буквально выпинала это жалкое существо за двери и тут же переслала короткую но очень емкую программку в мозг ворона. Наш новоиспеченный Пророк дождался последствий ее исполнения незамедлительно.



Сегодня утро в деревне, несмотря на всеобщее похмелье, начиналось весело. Еще до зари народ был разбужен дикими криками, доносившимися с улицы, перемежаемыми редкими, но очень уместными карканиями. Импровизированным будильником послужил свеже-Избранный паренек, с воплями бегающий по улицам деревни и кричащий что-то про покровительство Ворона. Если он недостаточно громко кричал, птица, летающая за ним неподалеку, настигала его и клевала в темячко. Если же он запыхивался и пытался перейти на шаг, то получал удар клювом сзади пониже пояса, от которого получал дополнительное ускорение и беготня продолжалась с новой силой. Ощутив на себе всю тяжесть вставания спозаранку с не совсем трезвой головой и глобальным недосыпанием по этому поводу, местные жители, присосавшиеся вчерась к общему распитию бутылки, поставленной Старейшиной, унылыми косяками начали медленно сползаться к бывшему Дому Старейшины, а ныне - местному трактиру "под навесом". Добредшие до останков Трактира же первыми с ужасом бежали обратно, обнаружив там глобальный пьяный берсерк из персонажей вчерашнего полуночного кошмара. Правда еще со вчерашнего дня мертвецки пьяная нечисть просыпаться и не думала, но вид все же имела внушительный. И страшный. А посему потребности в общении явно не вызывала.

Близился рассвет. По деревне стремительно разносился слушок о готовящемся стартовать с первыми лучами солнца светопредставлении с огнями и феерверками. Опять таки в честь какого-то Ворона. Благодаря способности местных слухов к распространению со скоростью значительно превышающей световую, кроме унылых косяков недопивших вчера, к тому же дому начали с значительно большей скоростью стекаться также ватаги зевак и народа помельче, которому пить вроде как-бы пока и не полагалось, а поглазеть на диковинку всегда хотелось. Красное зарево на небосводе осветило все то, что осталось от разграбленного нечистью трактира и напоминало нечто среднее между известной картиной Репина "Приплыли" и Мамаевым побоищем. Слишком поздно заподозрев неладное, меньше всего набравшиеся моего фирменного "пива" Темные, начали хаотично, как тараканы, расползаться из общей кучи, сами того не подозревая, только добавляя эффектности намечаемому светопредставлению.

Деревню настигало медленное похмелье в более глобальном смысле, чем можно было себе представить. Таковая вволю наблюдала на себе последствия "вчерашнего" и требовала преподать себе урок. Роль преподавателя была уже отведена собсно самому Яриле - Красну Солнышку, которое, выглянув из-за ближайшей сопочки, наконец решило осветить сей мрачный и глубоко похмельный ландшафт. И вволю приголубить всех присутствующих. Всякого ­по своему.



1



Есть некоторая разница между телом Еще Живым и телом Уже Мертвым, но еще бродящим по земле. То и другое выглядит достаточно живым. То и другое можно напоить. Но Мертвое тело уже мертво и не может быть убито стандартным способом (только потому, что уже убито). Однако при попадании Настоящего (солнечного) Света на мертвое тело в нем начинают очень быстро наверстывать упущенное время естественные процессы... разложения, окисления и в конечном итоге горения. Поэтому то мертвячатинка, собравшаяся сейчас в останках Трактира успешно горела. Причем горела, надо сказать, красиво. Давно мертвое мясо, основательно пропитанное недавно накасченным спиртом горело значительно лучше чем даже предполагалось вначале. А так как в заклинании я забыла указать, КАКУЮ ИМЕННО колу добавлять к спирту, то цвет дыма от горения тел колебался в жестоких пределах. Кульминацией представления стал окончательный взрыв пивной бутылочки, сопровождаемый радостным восторгом со стороны не пивших вчера и ответившим им вампирным воем со стороны жаждущих столь долгожданного опохмела.

Уж сколько раз твердили миру: Не умеешь петь - не пей. Народ основательно разделился на два лагеря, каждый из которых ликовал по своему. Я наблюдала за всем этим сверху, пользуясь глазами наконец-то оставившего моего новоявленного Пророка Справедливости в покое ворона, опять таки из своего, почему-то тоже отвоеванного дома. И лишь со стороны Замка веселостью явно не пахло. Над ним собирались тучи. Но было пока рано. Неужто мне наконец-то хоть раз удастся в этом мире нормально выспаться в более-менее домашних условиях? Или все-таки нет? Ну уж нет! Все! Под перинку и баиньки! Мне предстоит здесь еще один путь, и лучше если он будет на более свежую голову.



Последняя тигра - неофит.



0



Мягкая кровать. Слишком мягкая, чтобы чувствовать себя после всего пережитого в ней уютно. Теплая перинка и даже немножко беспокоящая своей мертвенной беззвучностью тишина. Только тихое посапывание Гремми невдалеке, заботливо переместившейся ко мне в ноги и уже устроившейся там поудобнее. После всего пережитого за последние дни домовенок тоже нуждался в отдыхе, и было бы просто чистейшим варварством ей этот отдых не предоставить. Нужно было набираться сил. Перед последним, решающим, поединком. Я закрыла глаза и свернула консоль управления вороном. Пускай пока сам полетает и поосмотрится в здешних краях.

Никогда! Никогда бы и в голову не пришло моей женской части сознания, что меня хоть когда-то могут обрадовать эти вечные тишина и одиночество, царящие в этом доме. Но сейчас мне предстояло здесь набраться сил. Сил... для решающего судьбу этого мира поединка.

Сон во сне? Опять??? Это уже становится нехорошей тенденцией! Правда я уже совсем не уверена, что то, что происходит здесь - всего лишь честно отрабатываемый Омегой чей-то сон. Или чей-то рассказ. То и другое было до жути обидным. Слишком уж многое мне в этом мире УЖЕ пришлось пережить.

Сон без снов... внезапно прервался. Я почувствовала, как меня будят. Это была Гремми. Не знаю, что встревожило домовенка на этот раз, но меня с безумным упорством дергали за высунувшуюся за пределы кровати руку и куда-то упорно звали. Спать еще хотелось, но призывы куда-то пройтись были более настойчивыми. Окончательно разбуркавшись я наконец-то встала и потянулась, сидя прямо на кровати.

- Ну что, что тебя опять встревожило? Ведь все уже позади! Не тревожься напрасно - после увиденного нас теперь здесь больше никто не рискнет тронуть.

Но Гремми, похоже, интересовало не это. С завидным упорством и настойчивостью она куда-то звала меня. И что-то хотела показать своей, так нежданно вернувшейся хозяйке. Вернувшейся оттуда... откуда обычно не возвращаются. Для этого нужно было вставать. Вставать, естественно, отчаянно не хотелось. Я попыталась расправить спутавшиеся от столь наплевательского ухода собственные волосы и неприятно зацепилась за острый угол камня, висящего на так и забытом со вчерашнего дня на голове хайратнике. Камень был до сих пор еще теплым от внезапно представившейся ему недавно работы по очень даже шустрому собиранию душ допившегося до рассвета Темного Войска, чьи обугленные кости так и остались лежать грудой, как воспоминание, на месте бывшего трактира... По еще более странному стечению обстоятельств покоящиеся на камнях, оставшихся как столь же легендарное воспоминание о том, кто называл себя Старейшиной Рода. И жил в единственном каменном доме на всю деревню.

Это что, недвусмысленно указываемое Случайностями место нового жертвенника?

Да, трудно все-таки прихорашиваться, не имея под рукой зеркала. Поэтому я все-таки встала и решила прогуляться до ближайшего зеркала, висящего на дальней от меня стене.

Что-то было не так. В зеркале, к которому я подошла было пусто. В нем послушно, как и положено зеркалам, отражалась такая же самая комната. С теми же самыми вещами и предметами. С теми же стенами... Но вот только зеркало напрочь игнорировало стоящих перед собой меня и что-то усиленно пытающуюся мне сказать, но только бегающую вокруг меня Гремми. В зеркале отражалась и кровать... на которой... ничего не подозревая, мирно спали молоденькая девушка... и некий странный зверек, свернувшийся клубочком в ее ногах.

"Если вы не отразились в зеркале - значит вы неотразимы" - сболтнул когда-то Граф Дракула. Но только сейчас до меня, медленно, начинал доходить смысл этих слов. Я попыталась обернуться, но была остановлена.

- Только не сейчас! - послышался со стороны Гремми. Странный, грудной голос. Нам еще предстоит кое-что увидеть до того, как ты захочешь вернуться.

- Ты?!! Умеешь говорить??? И все это время молчала?!?

- Нет. Ты слышишь мои мысли. Только лишь потому, что ты СПОСОБНА ЭТО СЛЫШАТЬ.

Гремми как-то умудрялась разговаривать со мной, совершенно не шевеля губами. Я могла бы догадаться о телепатии и сама. Но вместо этого... столько лет разговаривала со своим исключительно молчаливым другом. Надеясь услышать от нее хоть что-то... но так ничего и не услышав.

- Но почему же до сих пор...

- У нас слишком мало времени. А у меня - слишком мало сил. Ты должна увидеть это раньше, чем она - она указала на кровать в зеркале - ­проснется. Встань сюда. И держись крепче.

Она буквально загнала меня на пятачок, представляющий из себя некое странное возвышение, сделанное будто бы специально для того, чтобы смотрящийся в зеркало казался себе значительно выше. Нащупав на зеркале едва заметный кусок слегка отслоившегося оклада, она отвернула его в бок, и обнажила под ним три маленьких красных кнопки... с выгравированными на них очень древними рунами. Она нажала на одну из них, и я почувствовала, как начала стремительно уменьшаться... А точнее проваливаться. Медленно проваливаться вместе с куском пола в темный и почти что бездонный колодец...





Я проснулась в холодном и липком поту. В окно светило солнце, а Гремми, по прежнему, спокойно спала в ногах. Вот это мне примерещилось то!!! Чем дольше я здесь нахожусь, тем страньше здесь мои сны. Однако зеркало, по прежнему, висело там же, и под ним по прежнему угадывалось то самое, неизвестно когда, зачем и как сделанное возвышение... И биоспектр четко вычерчивал к нему тонкую и едва различимую... но все же вполне реальную Духову Дорожку. И даже, пожалуй, что не одну.

Я часто смотрелась в это зеркало, пользуясь возвышением лишь для того, чтобы создать у себя иллюзию взрослости и хоть на эти сантиметры, но подрасти... Зеркало было сделано во весь рост и вмуровано прямо в стену. Я часто любила прятать за его окладом всякие тайные бумажки, которые почему-то так никто кроме меня никогда и не находил... Знала я и про ту самую щель... Но мне ни разу не приходило в голову, что ее можно так отгибать.

Будто стремясь развеять последние сомнения или поймать наконец-то вечно ускользающего призрака, оказывающегося на поверку всего-лишь игрой лунного света на вывешенном не очень подходящим образом мамином платье, я очень аккуратно вылезла из-под одеяла и тихо, на цыпочках, бесшумно перебралась к зеркалу. На сей раз все было нормально. Мое отражение слегка ошарашено, но все же вполне естественно, смотрело на меня с ТОЙ стороны стекла и, в точности копируя мои собственные движения, тоже расчесывало и прихорашивало спутавшиеся и свалявшиеся от столь нерадивого обращения собственной хозяйки собственные же волосы. Нет, надо было все-таки сначала принять душ. Или еще лучше - помыться. Смыв всю эту могильную пыль, неизвестно какую грязь и все, что на меня за все эти пять (как оказалось) безумных дней успело налипнуть. Моя рука чисто машинально потянулась к правой нижней части оклада. Мне показалось? Или я действительно заметила, как Гремми, по-прежнему свернувшаяся клубочком на одеяле, совсем чуть-чуть приоткрыла один глаз, посмотрела на меня и попыталась улыбнуться? Нет. Это все - навязчивые глюки. Да и этот резной кусок дерева не отгибается здесь вовсе. Надо поменьше волноваться и побольше отсыпаться - подумала я. Но тут же слегка поскользнулась на гладком и, как выяснилось, почему-то скользком и не в пример остальному полу холодном, будто бы каменная плита, возвышении. Последним движением, чтобы не упасть, я схватилась за край оклада и попыталась удержаться. Планка, вырезанная под листики и оканчивающаяся внизу неким странным и почти круглым цветком до того упорно игнорировавшая мои тщетные усилия, нажалась вниз и послушно откинулась на бок вокруг цветка, как будто закрепленная там скрытым от глаз шарниром. Под ней, почти вмурованные в стену торчали, ничем на поверхности не выделяясь, так же, как и стержень в моем мече, три маленьких красных кнопки. На них были значки... Так... Земля, воздух, вода... Земля-Воздух-Вода. Но позвольте! Воздух же не может быть между ними! Что-то здесь не так!

Я попыталась нажимать кнопки. Ничего не происходило. Да и не кнопки это вовсе. А просто маленькие красные камешки, торчащие в стене... И почему-то набранные неправильно. Если мне не изменяет память, то воздух с землей надо поменять местами. Но как? И тут до меня, наконец, дошло.

Выставив вперед значок Виктории, я надавила двумя пальцами обе кнопки. Ощущение такое, будто суешь пальцы в розетку. Но обе кнопки успешно нажались и начали вокруг общей оси медленно и с заметным сопротивлением поворачиваться. Раз... Два... Три... Кнопочка замри!

Теперь вроде все нормально. Но реакции пока никакой. Я вынула пальцы. Верхняя кнопка последовала за пальцем. Но нижняя то - нет!

В ней зажглось так знакомое мне красное сияние. Я достаточно быстро сообразила, что сейчас произойдет, и отдернула руку. С хищным щелчком веточка встала на место, чуть было не оставив меня без кончиков двух пальцев. Под ней что-то щелкнуло повторно... и я не успела опомниться, как твердая поверхность просто ушла у меня из-под ног.

Но это было не падение. Меня не тормозило и не раскрывалось, как парашют, мое платье и я больше не чувствовала уходящей из-под ног земли. Просто, судя по стремительному отдалению я очень быстро перемещалась вместе с платформой куда-то очень очень глубоко.



1



Алиса все-таки упала в бездонный колодец вслед за Мартовским Зайцем. Вот только я не Алиса, а Мартовский Заяц, отправив меня в путь, как хороший сталкер, остался ждать наверху. Если верить этой легенде, то там, куда я еду, меня вроде-бы должна ждать та самая Страна Чудес. Вот только чудеса как-то уж больно не торопятся встречаться мне на пути.



Путь кончился так же быстро, как и начинался. Меня слегка вдавило в плиту, когда из щели под моими ногами забрезжил тусклый, желтоватый и в чем то даже приятный для глаз, призрачный свет. Свет... идущий прямо из стен древней колдовской лаборатории. Как только моя плита поравнялась с здешним полом, дыра наверху, еще пропускающая сюда из комнаты остатки солнечного света, как стремительно убывающая луна, закрылась. На стене небольшой ниши, в которой я сейчас оказалась, что-то столь же характерно щелкнуло и затихло. Путешествие как-то само собой закончилось, и пора было осматриваться, куда же я на самом деле то здесь попала.

Подвал был будто скопирован с дома и разделялся на те же самые три комнаты. Только вот здесь не было окон, а роль заглядывающего в них солнца выполняли странные плоские пластины, которыми сплошь и рядом были обшиты все стены и потолок. Под пластинами угадывался гладко вышлифованный, или же оплавленный, но сплошь монолитный камень. В гостинной стоял, внушительного вида, магический алтарь. В сенях угадывалась оружейная. В ней странным образом сочеталось, висящее на стенах холодное и плазменное оружие, всякий разный огнестрел и лазеры соседствовали с внушительных размеров арбалетом. Даже увесистая пачка ниндзютских звездочек валялась здесь неподалеку, сваленная стопочкой в неизвестно как здесь оказавшейся двухлитровой банке от Нетскейпа. Было и еще достаточно большое количество более мелких предметов, назначение которых мне было покамест неизвестно. Кто-то похоже готовился к войне, но почему-то давным давно забросил эту неблагодарную затею. Или кого-то ждал в гости. И запасался весьма и весьма оригинальными предметами гостеприимства...

В "моей спальной" стоял увесистого вида дубовый стол на львиноподобных ножках, на котором была навалена куча всяких свитков и прочих бумаг. Рядом стоял не менее увесистых размеров платяной шкафчик, набитый одеждами разных людей и разных эпох. Некоторые выглядели достаточно узнаваемо, остальные - аляповато и неказисто. Часть свитков была перевязана красными и синими ленточками и скреплена сургучными печатями. Сургуч и печать валялись здесь же, неподалеку. Лампа на столе была включена. И горела до сих пор. Ощущение было таким, как будто хозяин всего этого отлучился отсюда на минуту по какой-то недолгой нужде и оставил все, как и было, в надежде вернуться и продолжить свои занятия незамедлительно. Однако густой слой пыли на всем, что лежало на столе и в оружейной говорил о том, что отлучиться ему (или ей) отседова угораздило слишком уж давно. И, похоже, так и не суждено было снова сюда вернуться. Напротив двери, строго за алтарем, угадывалась какая-то странная, почти квадратная дверь. Или экран. Или просто матово-стального цвета пластина, как будто встроенная в скалу. Справа от пластины, на высоте человеческого роста угадывался кодовый замок. На черной эбонитовой пластине торчало штук двадцать "звездочек" - переключателей, выставляющих какие-то цифры... Странно знакомым образом сгрупированные цифры. Пять-две-две, разделенные точками, затем две-две-две, разделенные двоеточиями, а затем шесть раз по три, разделенные косыми черточками. Сверху торчал маленький экранчик, показывающий, реальные, между прочим, дату и время, а снизу - три кнопки и четыре выключателя, накинутые красными пластмассовыми колпачками. И мощненький такой рубильник сбоку от всего этого безобразия.

Во всех мирах и всех вселенных есть только одна железяка, которой для работы требуются полные семимерные виртуальные координаты! Это же второй шанс... Если эта штука конечно работает...

Передо мной стоял, вмонтированный в местную стену, настоящий джампер. Машина времени, не единожды воспетая и поруганная не одним писателем-фантастом, не сравнится с тем, что висит на этой стенке. Эта штука позволяет практически мгновенно перемещать все, что только может пролезть в площадь трансмиттера в любую точку не только времени и пространства, но и в любую вероятность любого из существующих миров. Перемещать физически. Не тратя на то, зачем мне приходится перемещаться по гиперу столь долго и невыносимо, даже долей секунды... и перенося не только мысли, знания и воспоминания, но и любые предметы.

Серая пластина была размером где-то два-на-два, что означало, что это все-таки был джампер грузовой. Но что столь специфическое оборудование делает в периоде эвилизации легендарной эпохи? Непонятно. Хотя теперь начинают вставать на свое законное место все те анахронизмы, которые мне тут не раз пришлось повстречать.

Поднатужившись я щелкнула рубильник вверх. В скале что-то натужно загудело, а в глазах слегка зарябило от обилия хаотично перемаргивающей над панелью управления матрицы из кучи светодиодов. Затем на ней зажглась зеленым цветом знакомая мне надпись, состоящая из двух строчек с цифрами, а под ней - панель готовности. Так. Теперь очередь выключателей... альфа... бета... гамма... и сигма. Вроде все. Экран стал будто бы прозрачным стеклом, за которым виднелся... очень даже близкий вид на замок. Правда тогда еще пустовавший и бывший совершенно безжизненным. Но уже существующим.

Прописав на всякий случай в свободную ячейку памяти существующие координаты я набрала там еще помнящуюся мне по Омеге цифру. На экране был безжизненный ландшафт. Затем из-за ближайшей сопочки выглянула небольшенькая такая голова, и, таща за собой тело, размером где-то с саму сопочку, направилась прямо на меня.

Что-то здесь не так...

Я идиот! Чтобы попасть в свой мир мне же нужно набирать не так. Время... с минусом... и отнимается от существующего. Пространства... отнимаются от трехсот шестидесяти... и еще домножаются на какую-то мерзость вроде синусов и косинусов каких-то углов. Ни те ни другие я считать в уме не умею, поэтому поступим проще. Ставим время... ставим координаты... и начинаем его потихоньку плавно крутить.

Где-то часа через полтора я наконец-то, немалыми усилиями вогнала картинку в координаты, хотя бы примерно соответствующие моему собственному миру, городу и улице, на которой в МОЕМ мире находится МОЯ ЖЕ двухкомнатная благоустроенная нора. Загнав, наконец, неимоверными усилиями картинку на экране в область эркера собственной же комнаты, я увидела свое собственное тело, сидящее за перегораживающим эркер столом и, изрядно мучающего клавиатуру бедной несчастной Ямахи набором какого-то не видимого мне, смотрящему со стороны окна, текста.

Я открыла колпачок на красной кнопке. И нажал. Transmit.

Панель уже была не стеклом. Она уже была больше похожа на почему-то налитую вертикально в стену очень прозрачную воду. В нее можно было окунуть руку и рука свободно проходила внутрь... не встречая практически никакого сопротивления. Воспользовавшись занятостью своего двойника продумыванием и написанием чего-то ему столь интересного, я взяла у него со стола знакомое воронье перо... но спохватившись поставил обратно. Я заглянула внутрь. На стене, за монитором висел календарь 2001 года.

Я не помнила случая, чтобы у меня на столе когда-то стояла или должна была стоять Ямаха, и поэтому предпочла покрутить время еще куда-нибудь в ретроспективу.

Если сейчас там на дворе две тысячи первый, то пролетела я с координатами где-то так слегка лет на пять. Меня вдруг ни с того ни с сего начал мучать один странный вопрос: Если я нахожусь здесь, то кто же, собственно, там управляет моим телом? Вопрос наводил на очень даже неприятные мысли и недвусмысленно намекал на то, что с здешними событиями следовало бы слегка поторопиться. А то как бы чего не вышло в моем собственном мире.

Нажав FixUp я начала подкручивать время. Экран снова стал стеклом, а картинка на нем стремительно побежала в неестественно обратном направлении. Мне нужно на пять лет назад. Картинка как-то неестественно дернулась (электронике джампера видимо не понравилась столь грубая подстройка параметров при фикс-апе), но через несколько секунд установилась в нормальное, синхронизированное состояние... правда на сей раз вид на комнату был уже со стороны прихожки, а переход перегородил ее точно посередине, перед самой дверью. Пол, конечно, встал слегка кривовато... но когда я туда перейду, на меня будет действовать уже тамошняя гравитация. И тогда кривоватой окажется ЭТА сторона, вместе с ее переходом. Включив двухсторонний переход я очень очень тихо, чтобы никого не будить, шагнула внутрь.

Моя собственная комната ничуть не изменилась. Она, как всегда, отличалась весьма оригинальным и специфическим гостеприимством. Войти в нее незамеченным, а особенно ночью, для незнающего человека было задачей не легкой, если не сказать невозможной. Везде где только можно были расставлены различного вида, вмонтированные прямо в обстановку ловушки и углы. Кровать стояла очень даже удобно и прямо напротив двери. Открывший настежь дверь и входящий в нее оказывался зажатым между дверью, стулом и спинкой кровати и только чудом (или просто зная, как) мог войти внутрь не зацепившись за угол того, другого или третьего. И уж совсем невероятным было не задеть при этом висевший здесь же на стенке выключатель с тянущейся до кровати через всю стенку проволочкой - "дистанционкой". Прошедшего же успешно ждало еще одно забавное препятствие. Если он, хоть при каких обстоятельствах пытался поднять руки выше головы, или просто обладал достаточно высоким ростом, то в него сразу же втыкалась куча маленьких, пластмассовых и очень острых стрел. Люстра-самострелка свое дело знала. Без применения после этой операции обильного количества зеленки, спирта или пластыря отсюда мало кто уходил.

Осторожно и бочком, не очень-то широко расставляя при этом ноги, можно было даже добраться до стола, не перецепившись через обилие тянущихся под ним проводов. Можно было даже попытаться сесть в кресло... стоящее перед столом. Обычным таким, деревянным. С одной тумбочкой. Включить компьютер, косящий под вторую тумбочку... Но правда, вряд-ли после этого уйти отсюда живым.

Зная о том, что ночью хозяин обычно спит, а после него кресло обычно бывает теплым, это место обычно уже занимали. И пытавшийся сесть, почему-то вместо мягкого кресла под собой обычно обнаруживал... штук двадцать когтей и некоторое количество зубов, с злобным шипением вгрызающихся в его же собственное столь же мягкое место. Когти и зубы были сиамскими. Поэтому выживали обычно лишь единицы. Да и те, кто выжил, больше сюда ни за какими коврижками не захаживали.

Я прошла. Я знала все приколы этой комнаты, покинув ее еще два дня назад. Мое тело по прежнему лежало, укутавшись в одеяло, на кровати и с доступным только жестко-заданной-программе профессионализмом косило под спящее. Компучер был мертв. УПСка - тоже. На ней горела лишь последняя, красная лампочка, говорящая примерно то же самое и о двух автомобильных аккумуляторах, стоящих здесь же под столом. Я попыталась включить свет. Электричества тоже не было. В комнате характерно пованивало канифолью, и слишком уж характерно - паленой лакотканью. Система была мертва... Никто бы и не ответил на запрос Омеги, потому как некому было на него отвечать. Система бЧто-то здесь не так...ыла мертва. Что нельзя было сказать о моем, лежащем здесь и характерно посапывающем в бесконечном Сне-Без-Снов теле.

Я наклонилась к нему. Где-то над видимым изображением зажглась ярко-оранжевая выпуклая надпись:

Зона ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ЗАДЕРЖАНИЯ.

У вас есть 30 секунд, чтобы представиться

и набрать пароль

Мне в принципе плевать - я то в теле. Но почему моя же система не опознает меня автоматически?a1">[2]

В отличии от здешней электроники система задержания исправно работала. Работала только потому, что была системой магической, а не электронной, и от наличия света никаким боком, по сути, не зависела.

Я была в теле и сама система мне, по сути, ничем грозить не могла. Однако, обнаружив в комнате существо, чей биокод не опознаваем, она могла стартовать те охранные заклинания, которые наложены на контур самой квартиры. И веселого бы было мало. Эта система настроена уже на непрошенных гостей и “в теле”. Поэтому очень быстро, косясь на уменьшающееся количество секунд я набрала:

Login:Calley

Pass :**********

System rested...

Оранжевая стена для меня погасла. Но больше ничего происходить не собиралось. Странно. Насколько я помню, Гремми не дала мне смотреть на мое тело ТАМ только потому, что смотрящего на СВОЕ СОБСТВЕННОЕ (но не мертвое!) тело духа, некая сила впихивает в него обратно незамедлительно. Правда вот меня сюда угораздило припереться далеко не духом... а даже очень живым телом... хоть и восставшим из мертвых, но все же не менее живым. И отлепиться от него я здесь так просто не успею. Нет. Не сработает. Надо возвращаться сюда через Свою Систему. Иначе не получится.

С непоколебимой решимостью, даже не предполагая, какие подозрения может вызвать в соседней комнате вдруг внезапно появившаяся здесь из ниоткуда, среди ночи, довольно-таки привлекательная девушка в одной ночнушке, но с хайратником на голове, с не меньшим упорством стремящаяся выйти в коридор, я направилась из комнаты. Вышла в прихожую. И вдруг... споткнувшись на почему-то кривом и резко уходящем вглубь, полу, вывалилась из прозрачного прямоугольника прямо на каменную плиту за алтарем. Я обернулась. Сзади, как ни в чем не бывало, на панели джампера светился криво пересекающий где-то в двух локтях над полом, кусок панели, с которого меня здесь и угораздило с разгону прыгнуть.

Джамп-зона была установлена крайне неудачно. Я могу войти в свою комнату, но не могу выйти наружу. А может это и к лучшему. Потому как, восстановив всю электронику, я бы нашел способ вернуться в свое тело... никогда бы не завершив Миссию. На этом бы кончилась ПОследняя Проверка... и кончился бы этот мир. Все бы стало здесь по старому, а то и хуже... и я бы себе этого никогда не простила...

Я записала и эти координаты в память джампера. Страна Чудес оказалась, может и чудесной, но крайне бесполезной. Пора было возвращаться. Меня ЖДАЛ ЗАМОК.

Выключив рубильник и закрыв все колпачки, я начала обдумывать увиденное. Если ВСЯ электроника в МОЕМ мире мертва, то вернуться через стандартные каналы Омеги я просто не смогу. Автономного хейдрона в этом мире просто нет, а дух не может бродить через джампер. Выходов явно не прибавилось, и это было плохо. Но неясности уже не было. Я просто достоверно знала, что мне не через что отсюда возвращаться. И это, даже, как-то успокаивало.

Прихватив с собой из оружейной несколько забавных вещиц, которые мне могли пригодиться в дальнейших похождениях, я встала на плиту и нажала самую верхнюю кнопку. Здесь не было приколов, как на верху, а кнопки просто нажимались. Правда, здесь уже были Воздух-Земля-Огонь, что было еще более странным, но было пока не до этого. Я нажала "воздух" и через секунду уже с немалой скоростью взмывала вверх...

- Не ожидала тебя увидеть снова - взорвался у меня в мозгу все тот же голос. Гремми встречала меня прямо у выхода.

- Наши на войне своих не бросают - отпарировала я ей, перековеркав известную поговорку.

- Ну чтож, Странник, ты прошел последнее испытание. Теперь дело остается за малым. Ты хочешь вернуться. А для этого должен победить.

- Я что, самый неосведомленный в этом мире? Откуда ты знаешь про меня и Историю?

- Ты не поверишь... но... из ТВОЕЙ книги.

- Откуда она у тебя?

- У меня ее нет. И никогда не было.

- Но откуда ты о ней знаешь? И откуда ты знаешь про меня?

- Ты помнишь Адрию?

- Как я могу ее помнить? Она же мертва! Я сам(а!!!) видела ее кости...

- Где??? А впрочем... Какая теперь разница?...

- Вот ее зуб. Его передала мне Полина.

Я вытащила из-за пазухи ножик на веревочке и показала Гремми.

- Значит Реликвия уже с тобой? И пророчество УЖЕ сбывается? А небольшую такую книжку она тебе не передала?

- Нет. Книжка, как она говорит, была утеряна.

- Она хранилась в этом подвале много веков. И никто не выносил ее наружу. Предсказанное в ней сбывается с неимоверной точностью... Если она попала к Хранителю... это даже страшно предположить!

- Не знаю. Но ЕЕ СОБСТВЕННУЮ книгу с переводом я нашла на полке в доме Старейшины.

- Так это тоже ТВОЯ работа??? Наслышана, наслышана... "сей рулезный бутыль ставлю за упокой души всех избранных, включая и свою собственную...". А у тебя оригинальное чувство юмора. Жалко Великий его уже не сможет оценить.

- Попрыгай по мирам с мое - и не такого махрового цинизма наберешься. Кстати, не знаешь, почему все трупы в этой деревне сходятся именно к этому дому?

- Туда сходятся не только трупы.

- Что???

- То что ты назывешь Домом Старейшины всегда принадлежало ведьмам. Туда же выходит и подземный ход, и все дороги, ведущие к деревне. Под ним как раз и находится основная магическая лаборатория этой деревни. Но попасть в нее из того дома было невозможно, потому как последняя ведьма - Полина - так и не вернулась, уйдя тогда вместе с ним. Сам же Старейшина знал и о лаборатории, и о свойствах этого дома, и о том, что искать... Не знал он только о том, как же попасть в Лабораторию...

- Он что, не мог догадаться сразу?

- А ты сразу догадалась о том, что было под зеркалом?

- Нет.

- Вот и я о том же. Ему нужна была не ты, а твой дом... Вернее тот, кто знает в нем, где спрятана потайная дверца. И Хранителю нужно то же самое, потому как без Магического Источника он здесь всего-лишь маленький царек, держащий в страхе всю деревню, но... увы, вынужденный соблюдать некоторые условия, заключенные с Ведьмами еще давным давно.

- Магического источника?

- А ты что, сама не догадалась? Откуда бы рождались ведьмы раз в три поколения в этом доме, если бы под ним не было Магического Источника Силы.

- Так значит...

- Да. Все ведьмы этой деревни рождались именно в этом доме. И ты ­последняя из них. И поэтому именно тебе и придется разбираться со всем этим... А больше - некому.

- Но почему ты раньше мне об этом не говорила?

- Раньше ты бы просто не смогла меня услышать.

- Но откуда ты сама обо всем этом знаешь?

- Присядь и слушай. Это будет долгая и не очень приятная для меня история. Надеюсь ты не изменишь своего отношения ко мне, после того, как узнаешь все, что происходило в этом доме задолго до того, как ты в нем появилась.

Это действительно была долгая и душераздирающая история, которая лишь начиналась тем, как Гремми, по чистой случайности, сунула свой остренький и любопытный носик в дневники Адрии. Она помнила всех, кто когда-либо был в этом доме, помнила и то, как возник Замок, и что в те времена происходило в деревне. И откуда на самом деле появился в здешних лесах лишь для того, чтобы перемолвиться несколькими словами на эльфийском, с тогда еще маленькой и беззаботной девочкой, случайно встреченной им в лесу, некий странник по имени Глай[3].

Гремми блаженно считала, что все те, кто появлялся по ту сторону и выходил из странного, стального цвета, окна, являлись лишь духами, призраками, которым не место в этом мире. Я не стала ее разубеждать, но на всякий случай себе заметила, что Ведьмы, очевидно, достаточно скурпулезно отслеживали все странности не только этого мира, чтобы знать о Страннике достаточно много и чтобы пригласить в этот мир того, кем, как оказалось значительно позже, мне еще предстояло стать. И, видимо, откуда-то знали, как же все-таки работает стоящий в Лаборатории джампер, и что при этом происходит на самом деле. Но откуда? Пожалуй это так и останется столь же безмолвной загадкой, как и кости Адрии, лежащие недалеко от проплешины... И этой тайны мне в этом мире уже не узнать...

Она продолжала свой рассказ о живших в этом доме и о том, что хранилось под ним. А у меня из головы все не выходила картинка. Одна единственная картинка, лежащего где-то там, по другую сторону пространства и времени паренька. Еще достаточно молодого, но с уже изрядно изьеденной сединой, и оттого кажущейся действительно серой, как у волка, коротко постриженной шевелюрой. Того самого, который рискнул назвать себя Одиноким Волком и отправиться по чужим мирам, так и не найдя ни счастья, ни покоя в своем собственном... И только лишь потому считающего, что ни в одном из миров ему просто нечего терять, и потому вступающего в любую схватку с ощущением того, что она для него - все равно последняя. В любом из тел и в любом из миров... Но так и не находя покоя... Того, кто занял сейчас и с этой же целью и ее тело...

Ощутив почти физически тень, коснувшейся ее безысходности, женская часть сознания почти физически почувствовала, как что-то больно, но при этом нестерпимо приятно, кольнуло ее в левую половину груди. И как тоненькая и эластичная, но тем не менее стремящаяся всегда быть как можно короче, ниточка, протянулась от нее, через тьму времен и других измерений, к этому почти что мертвому и абсолютно безжизненному телу на другом конце перехода... Женское сознание было накрыто этой безысходностью и почти что потонуло в своем собственном одиночестве. Предоставив, однако, всю способность мыслить и действовать мужскому сознанию, чье тело как раз таки и было на том конце... Чем мужское сознание и не замедлило воспользоваться…



10



- Так ты не видела Магического Источника?

- Нет.

- Но это же невозможно. Все здешние Ведьмы, отправляясь в бой, непременно совершали омовение в Магическом Источнике. Это придавало им силы и давало возможность действовать со светлой головой и трезвой памятью. И жить значительно дольше других.

- Я не знала про эту традицию.

- Теперь знаешь. Тем более что нам как раз туда пора. Над замком сгущаются тучи. Я - конечно не ведьма, но прожив в их обществе не одну сотню лет, даже я чувствую, что Хранитель что-то затевает. А посему нам надо собираться. Пора в путь.

- Ты идешь со мной?

- Только до источника.

- А дальше?

- Дальше решай сама. Я - всего лишь дух, хранитель этого дома. И потому должна оставаться в нем и присматривать за ним, оберегая от напастей и чужаков. Но даже если бы это было и не так, я все равно не имею права вмешиваться в Ту Самую Схватку, которая предначертана Страннику в бою с Хранителем-Чужаком. Ты ДОЛЖНА победить. И должна это сделать САМА. Так предсказано и только лишь так и может свершиться. Ну а сейчас нам пора к источнику. Пошли...

Мы встали перед зеркалом вместе и так же, как и в прошлый раз, отправились вниз в магическую лабораторию. Но Гремми, в отличии от меня, нажала на окладе самую нижнюю кнопку. Источник... Вода... В общем-то, все закономерно. Но у меня почему-то не нажималась эта кнопка!

Мы стремительно проехали Лабораторию и устремились глубже. Лишь краем глаза я успела заметить в стремительно проскочившем мимо нас светлом проеме, что не забыв джампер выключить, я все же забыла вернуть стоящие на нем координаты к тем, которые там и были. Это пока не было критичным, но, похоже, заронило зерно надежды в мое женское сознание. Мы стремительно неслись вниз. И вот, когда мне уже показалось, что падать уже было вроде как-бы и некуда, нас вдруг все так же, почти что вжало в плиту и внизу в щели появился призрачный синеватый свет...



11



А это все-таки красиво. Мы приземлились почти что в самый центр островка, состоящего из сплошных кристаллов прозрачного горного кварца. Причем в отличии от стен лаборатории, здесь вокруг самих кристаллов светился призрачный синеватый свет. Сверху свисали сталагмиты из какого-то непрозрачного, но уж больно желтого камня. Но вокруг них было то же самое синеватое, и, как ощущалось, несущее немалую колдовскую энергию, свечение. Будто бы для соблюдения некоей странной, непонятно кому и зачем нужной симметрии, на задней стене пещеры, так же само вмурованное в стену, находилось такое же зеркало, как и в доме и в лаборатории.

Пещера представляла из себя, как будто, странный, кварцевый подиум, резко уходящий вниз, образуемыми на нем ступеньками, огражденный по краям торчащими во все стороны длинными и заостренными прозрачными кристаллами. Будто листья какого-то растения, застывшего и окаменевшего на берегах еще очень очень давно. Внизу была вода. Странная, абсолютно прозрачная и похожая в этом призрачном свете на какой-то мираж, но все же вполне реально существующая. Теплая, приятная и несущая какую-то странную, ни с чем не сравнимую легкость. Манящая и завораживающая, в которую можно окунуться с головой, не переставая при этом дышать, но в которой нельзя утонуть, потому как она меня все-таки исправно выталкивает. И смывает начисто всю вьевшуюся в меня грязь и могильную пыль, накопившуюся за время всего этого приключения.

- Не особо то увлекайся. - послышалось откуда-то сверху - Помни, что минута, проведенная здесь, откатывает год, прожитый тобой на поверхности.

Оценив масштабность угрозы, я, несмотря на упорное сопротивление своего тела, желающего еще хоть немного поплескаться в столь приятной и завораживающей, манящей в себя, воде, начала пробираться к берегу... по странной случайности, находящемуся на другой стороне этого маленького, но безумно приятного оазиса, неизвестно кем и когда сотворенного здесь празднества воды. Пещера была абсолютно зеркальной, и лишь выйдя на берег, я обнаружила, по отсутствию Гремми, насколько я ошиблась. Гремми стояла на том берегу и похоже чего-то ждала. Я бросилась обратно...

- Стой - послышалось с того берега. - Не иди за мной. Вышедший из Магического Источника не может вернуться тем же путем, что и пришел. Твой путь ждет тебя там. С той стороны этой пещеры. А я возвращаюсь, откуда и пришла. Моя миссия здесь закончена. Дальше уж ты сама.

- Но куда ведет эта дорога?

- Это и есть подземный ход. Ты сейчас находишься точно под Домом Старейшины. И под Великой Магической Лабораторией. Там ты и найдешь все необходимое тебе в Последнем Испытании и Последнем Пути. А сейчас иди. А я пока пойду готовиться к твоему возвращению. На всякий случай прощай. И не поминай лихом.

Гремми встала перед зеркалом напротив и нажала одну из кнопок. Пластина под ее ногами взмыла в воздух и буквально впихнула ее в идущую наверх, безумно длинную, но все же оканчивающуюся на поверхности здешней земли трубу. Я с тоской наблюдала за этим процессом. Наши пути разделились. И я опять остаюсь одна. Снова одна. Со своими надеждами и своими опасностями. И своим одиночеством. От которого никуда не деться, даже зная всю сетку здешних миров.

Я подошла к зеркалу, и уже привычным движением открыла панель управления лифтом. Здесь только две кнопки. Вверх и вниз. И даже никаких вариантов. Я посмотрела на свое розовое, обнаженное после купания тело, и тут же, но на сей раз, мужская часть моего сознания, была накрыта той же волной безысходности, которая так недавно постигла в этом же теле женскую. Что в женской части сознания, тут же, эхом, отразилось кровной обидой. В таком виде мне появляться прямо около развалин Дома Старейшины не хотелось. И посему, по аналогии, раскинув общими мозгами, наш общий палец, потянувшись к такому вот импровизированному пультику, нажал кнопку "вниз".

Вопрос конечно интересный, но почему, если нажата кнопка "вниз", мое тело вдруг с такой бешеной скоростью устремилось отсюда вверх? Опять Приколы-С-Кнопочками? Оригинальное же чувство юмора было у создателей этих всех лифтов. И не менее оригинальный вид будет у меня, появись я в таком виде у развалин Дома Старейшины на поверхности здешней земли...

Вот только до земли я, похоже, не доеду.

Мне показалось, или я действительно ехала наверх вдвое дольше? Меня опять подбросило вверх от внезапной невесомости, когда плита поравнялась со столь знакомым мне приятно-желтоватым и мягким светом. Я вышла из лифтовой ниши и, похоже, благодаря предусмотрительности тех, кто это создавал, попала сразу же в теплую и достаточно богатую костюмерную.

Здесь было все. Любые одежды и любые туалеты всех времен и народов.

Любые, вплоть до даже самых мелких вещиц, могущих потребоваться любой, даже самой изысканной красотке в любом времени. Были здесь в изобилии и парики, и накладные усы и бороды, и многое и многое другое. Из такого количества перевоплощенческого материала можно было собрать кого угодно, даже не обладая собственными Способностями К Обращению. Женская часть моего сознания тут же решила здесь и осесть. Причем надолго. На что мужская часть резонно ей напомнила о том, ЗАЧЕМ мы сюда пришли и о том, ПОЧЕМУ надо спешить. На что женское сознание обиженно сникло.

Учитывая предыдущий опыт уже пережитых в этом мире событий, и несмотря на упорное сопротивление женской части сознания, из одежды было выбрано и одето лишь самое практичное. Однако немалое предпочтение было отдано хранящимся в следующей же комнате доспехам, потому как идти к такому серьезному врагу имея из защиты лишь Хайратник Мастера Мертвых на голове было затеей слегка несерьезной и даже в чем-то опасной. Не обошлось без извратов и тут, вроде упорного желания женской части сознания выбрать кольчугу подлинней и повязать ее какой-нибудь ленточкой, на манер столь модного в моем мире мини-платья. Обьяснять почему так делать все-таки не стоит, было занятием весьма и весьма бесполезным, и поэтому на том, собственно и порешили. Под кольчугу решено было одеть жудко блестящую, странного вида амуницию, которая, вроде бы, должна была спасать от любых видов плазменного и лазерного оружия, но очень даже неплохо резалась обычной заостренной железякой. А вот с оружием были проблемы.

Будто в насмешку над моим, не очень то накачанным, здешним телом в Оружейной присутствовало в основном тяжелое оружие. Видимо обходиться мне приходилось все-таки тем, что осталось у меня с собой. А оставалось немного. Плазменник, зуб и хайратник. И весьма обильное количество магии, которой все недостающее придется усиленно заменять.

Здесь же хранились и книги. Магические книги всех здешних ведьм, когда либо живших в этой деревне. Я перелистала их все, но интересующей меня тоненькой и беленькой книжки с греческой буквой "омега" в рамочке из вращающегося спектра так и не нашла. И здесь - тоже. Значит, оставалось ожидать от поединка самых, что ни на есть, неприятных неожиданностей. Это не радовало, но не мне уже было эту ситуацию выбирать. Мне ее оставалось только расхлебывать. Одевшись и вооружившись, я вновь вернулась к зеркалу, от которого, собственно недавно и ушла и нажала кнопку "вверх", предусмотрительно не становясь на пластину. Далеко вверху что-то гулко громыхнуло и еще до того, как пластина отправилась в далекий путь оттуда начал осыпаться всяческий непонятный хлам. Хлам с грохотом встречался с пластиной где-то на средине дороги и оптом выстреливался обратно, откуда приехал, со столь же неимоверной скоростью. Интересно, что сейчас происходит наверху и как все это безобразие С ТОЙ СТОРОНЫ выглядит. Впрочем... я это очень скоро увижу. И даже, пожалуй, скорей чем я думаю.

Открыв консольку управления мотающегося где-то на поверхности ворона, занимающегося своей любимой задачей - наведения благоговейного ужаса на окружающих, я направила его к Дому Старейшины. Там, где-то в непосредственной близости от остатков бутылки начиналось настоящее пылевое извержение. Опять пыль??? А какой смысл тогда было мыться?

Ладно. Выход похоже самоочистился. Ну чтож, поехали...

Встав на вновь вернувшуюся на свое законное место панель, я надавила кнопку...

К полудню, слегка ошарашенные утренним светопредставлением, но так и не опохмеленные местные жители начали от Дома Старейшины неясными и плохоорганизрванными потоками расползаиться по своим делам в весьма и весьма разнообразных направлениях. Площадь, образованная останками дома и, после сегодняшнего, обильно усеянная обуглившимися и дурнопахнущими костями, почти опустела. Но тут, оставшихся по каким-то причинам здесь, поблизости, привлек странный, весьма запоздалый и в некоторой степени даже пугающий, абсолютно бездымный взрыв. Просто пыль, осевшая около одной из таки уцелевших стенок стоявшего там когда-то дома как-то так самопроизвольно решила с слишком уж характерным хлопком подняться, и, вместе с осыпавшимися туда костями, отправиться куда-нибудь подальше, стремительно разлетаясь в разных направлениях.

Когда пыль осела, на месте взрыва вдруг из ниоткуда возник странного вида воин, в кольчуге и с золотистыми волосами, перевязанными ленточкой с красным камнем посередине. До боли знакомым, красным камнем, еще столь живо помнящемся, как и события прошлой ночи. Воин был в кольчуге, но без меча. Под кольчугой угадывались какие-то странные округлые пропорции, смутно наводящие на не очень-то характерные по отношению к воину мысли. Однако задать такой вопрос воину считалось бы крайним оскорблением... потому никто и не спрашивал.

Тем временем воин извлек из рукава какую-то маленькую штучку и переложил ее в правую руку. Вдруг в руке у него возник странный, золотистый и похоже самосветящийся меч. Воин прорубил мечом себе проход в оставшейся от гигантской бутылки "розочке" и меланхолично зашагал по дороге в направлении замка, поигрывая в футбол подворачивающимися на пути подходящими по размеру черепушками. Напевая по дороге старый, но до боли знакомый мотивчик:



В поход, беспечный пешеход,

Уйду, избыв печаль, -

Спешит дорога от ворот

В заманчивую даль,



Свивая тысячи путей

В один бурливый, как река.

Хотя, куда мне плыть по ней,

Не знаю я покаa1">[4]...



Песенка до боли напоминала до боли же знакомое "куда идем мы с пятачком". Хотя... Почему собственно напоминала?!?

Известная песенка из "приключений Винни-Пуха" послышалась из-за следующего угла.. Хотя... Почему собственно напоминала?!?

Известная песенка из





Мой демарш был в самом разгаре. Мне еще не приходилось видеть сразу столько остолбеневшего народа, отвисших челюстей и чуть не вываливающихся из орбит глаз. Деревня вволю получала свой щелчок по носу и приятного в этом, очевидно, находила для себя крайне мало. Но меня уже здесь видели в действии, и поэтому никто из них не желал остаться здесь же, вместе с перепившимися здесь трупиками, лишь потому, что счел сие для себя оскорбительным. Или с криками улепетывать от разьяренно клюющегося и направленного на строго определенную жертву ворона. Кстати о вороне. Я послала ему команду и птица, до того мирно летавшая над всей этой общественной свалкой спикировала и уселась мне на плечо с профессионализмом хорошо обученного попугая. На жителей после этого было жалко смотреть, но я, к своему удовольствию, уже скрылась за поворотом. Ведь поистине, нужно обладать лишь очень махровым запасом цинизма, чтобы с абсолютно серьезным видом проследовать через всю эту толпу, не выпадая при этом в глубокий осадок и не подав ни одним мускулом на своем лице абсолютно никакого вида. Это хуже, чем подвергнуться пытке щекоткой, во много сотен раз. Но я прошла и это испытание. Ибо самое страшное ждало меня впереди.



Один унылый человек

обзавелся мешком

И в дальний путь, и в дальний путь

отправился пешком...



Это уже был Хармс, но как раз таки эта песенка подходила к ситуации как нельзя лучше.

Ладно. Демарш - демаршем, посмеялись - и хватит. Теперь займемся более серьезными вещами. Теперь самое время наведаться в замок.

Естественно как ужас, летящий на крыльях ночи. И я даже, кажется, знаю, чьи это будут крылья.

Ворон, будто бы поняв о чем здесь говорят, а не получив мысленный приказ, тут же взмыл в воздух и направился к замку. Из его крыла вылетело перо и, будто пиратский ножик, уткнулось в землю. Я подобрала сей артефакт, и чисто машинально сунула себе за правое ухо. Нечего тут сорить обьектами связи первого порядка с правом управления. Даже моей птичке.

Где-то на подлете к границе Мертвого Леса птица дважды влетела в свою собственную тень, но этот факт мало кем мог бы быть замечен. Мало того, пора было вспоминать и про свои собственные летные характеристики. А то очень уж много я, похоже, навешала на себя железа. Под ним, конечно же, имеется такой вот облегающий черный комбинезончик (к темным же все-таки идем), который избавит меня от всяческих эксцессов в режиме левитации, а стало быть... Что я теряю, если энергии у меня хоть отбавляй (кристалл хайратника аж светится красным огнем, и этот свет видно даже днем. Во какой каламбурчик!). Теперь уже меня питает вся деревня. Да еще и остаток э=font-size:12.0ptнергии тех самых Темных, чьи кости лежат в общедеревенской мусорной куче, когда-то бывшей Домом Старейшины Рода. А как показывает практика летать по этой земле уж гораздо удобнее, чем ходить. Не зря же здесь даже гравитация значительно ниже нормы...

А что, может крылышки себе вырастить для пущей достоверности? Тоже черные??? Архивы по крайней мере такие фокусы позволяют... Нет. По-моему это будет уже пошло выглядеть. А то еще повторить попытаются... Нет. Лишние трупы на мою совесть мне не нужны. Вполне хватит с меня Дедала и Икара - двух маньяков, возомнивших, что для того чтобы инкарнировать в птицу достаточно вымазаться воском и облепиться перьями! Ну в общем и долетались. Долго потом одного из них отскребали по косточкам, размазаным на два с лишним километра. Тоже мне, шутник! Решил долететь до солнца! Сам не заметил, как шустро долетел до земли. Обидно. И грустно.

Ладно, воспользуемся более менее традиционной левитацией. Тем более что все равно, увидят в полете - сами потом крылышки, хоть маленькие, но дорисуют. Пускай считают это магией. Нам же проще.

Истина всегда где-то рядом. Но как ненавистны те, кто стремится до нее докопаться, избрав изначально неправильное направление. И как больно им падать с высоты своего величия, когда кто-то, совершенно случайно, обнаруживает, в чем же их Истина немножко не права.

Ворон уже долетел до замка - странного, в чем-то слегка округлого сооружения, увенчанного по углам странными заостренными башенками. Без окон и без дверей. Вернее одна дверь в него все-таки была. И она была плотно закрыта. Можно даже сказать - загерметизирована. Что-то здесть не так. Что-то напоминает мне это странное сооружение, и не будь оно таким гигантским - что-то уж слишком знакомое. Так. А если уменьшить обьект (ворон взлетел повыше) и обсчитать его панорамно (ворон сделал широкий круг над сооружением), а потом очистить от обросшей его всяческой растительности... то получится... О нет! Я не ксенофоб, но только не это!

Увиденное было пародией. Укороченной и утолщенной до неузнаваемости... но все же пародией... не на что иное, как на ракетный модуль со свинченной боеголовкой. Этого еще здесь не хватало! И в этой консервной банке с пристроенными дюзами живут Темные? Оригинально! Но что ЭТО делает ЗДЕСЬ??? И кто ему прирастил такой вот весьма оригинальненький дизайн... а главное... кто же его хозяин?

Загадка выглядела все более и более запутанной. Но я же кажется как раз и пришла сюда чтобы распутать именно эту загадку... Так. С боков, насколько я понимаю, все герметизировано и туда до ночи не подлезешь. Без плазменного резака. Но стоп! Плазменный резак автономного действия! Так тот меч, что висит у меня на запястье, мечом, по сути, и не является? Оригинальное, однако, у кого-то чувство юмора в этих краях. Можно конечно себе дырочку и так прорезать... Вот только не уверена я, что не будут меня ожидать прямо на входе. Подобная штука уж по крайней мере должна быть напичкана системами наблюдения и прочими неприятными штуковинами. Но почему к ней подпустили мою ворону? Непонятно.

Ладно, днем, похоже, не пролезть. Значит остается - ночью. А вот ночью то, как раз, мне туда соваться особо бы и не хотелось. Ночь - не мое время в этом мире. И тот, кто внутри, знает об этом не хуже меня. Однако... Даже если все здесь так герметично и красиво, то как-то же они все-таки дышат? Да и справлять свои естественные надобности им тоже вроде как бы не помешает. Понимаю, тем кто уже мертв этого вроде как и не требуется, но, насколько я понимаю, хотя бы один из них живой там все-таки есть. И я бы на его месте не выжила в том запахе, который источают его слуги за километр. А комфорт он, по видимому, любит.

Вспомнив одну из своих историй, где пробираться в крепость нужно было, топая пару километров по заброшенным канализационным шахтам, и, не найдя в своих тогдашних ощущениях абсолютно ничего привлекательного (один лишь запах от меня тогда действовал как хорошая газовая атака удушающего действия), я все-таки предпочитала вентиляцию.

Так. Проверим системы наблюдения и системы вентиляции.

Ворон/Видео: ИК-спектр+РЧ-спектр. Частота: 6,5 МГц

Снижаемся...

Из-под странных, круглых и чем-то напоминающих перевернутые медные тазы, крышек, вырывались устойчивые струи красноватого газа, остывая на свежем воздухе, перемешиваясь и теряя на холоде свой, добавленый тепловым спектром цвет. Но больше все-таки выделялись башенки. На них, с заметной вороньему глазу частотой, моргали ярким белым цветом какие-то шарики... с линзочкой посередине, напоминающие сильно увеличенный человеческий глаз. От них тянулись тонкие и менее заметные линеечки, проложенные тонким черным шнуром и уходящие куда-то вглубь основного корпуса здания. Ну ламеры! Кто ж ложит провода системы наружного наблюдения снаружи. Нет, ребята, это не лечится... Однако ворону мы сюда вмешивать не будем.

Подлетев на достаточно безопасное расстояние, я повторила тот самый луч, которым водила по небу еще вчера. Только сейчас луч прошел буквально в сантиметре под верхушками башенок. Окрестности огласились четырьмя не очень мощными, но характерными хлопками и в воздухе разнесся едкий запах паленых микросхем. Из под одного из тазиков воздух стал значительно теплее, и кроме невидимых газов, повалил еще и сизый дым. Видимо туда как раз и сходились вторые концы этих проводов. Ворон облетел замок по периметру, внимательно осматривая стены. Больше наблюдательных систем у замка не было.

Теперь тот, кто жил в этом странном сооружении мог полагаться лишь на собственные глаза. И практически не мог видеть крышу.

Площадка для приземления была готова. Ворон спикировал на один из тазиков и ожидал меня там. Левитируя как можно повыше, и стараясь обходить южные ворота замка, на дверях которых еще сохранилась последняя, оставшаяся в живых, видеокамера, я вылетела на крышу и опустилась рядом. И тут меня начал разбирать истерический смех.

Да, действительно, круглые предметы на крыше прикрывали систему вентиляции. Да, действительно, они были сделаны так странно чтобы не пропускать так пагубный для жителей этого сооружения солнечный свет. Но, толи по странному стечению обстоятельств, толи вообще из весьма странного чувства юмора самой Судьбы, роль эту выполняли действительно, покрашенные изнутри черной краской медные тазики. То есть, по определению, вся крыша, а стало быть и все это сооружение, с потрясающей дословностью накрывалось медным тазом, и причем далеко не одним. И это, надо сказать, выглядело крайне живописно и судьбоносно. И сделано крайне проницательно, сумрак его подери.

Ворона сидела на том самом тазике, из которого еще вырывался едкий и плохо выветривающийся запах паленого сахара вперемежку с паленой лакотканью, сероводородом и ошметками фторопластовой изоляции. В глубине еще что-то ухало и догорало, видимо зацепив собой еще какое-то оборудование, стоящее в этом сооружении. Так. Насколько я понимаю, центр наблюдения должен находиться в центре, на пересечении всех внутренних дорожек, и уж по крайней мере в наибольшей близости от наиболее жестоко охраняемых обьектов. То что там сейчас не продохнуть даже в противогазе - в общем-то тоже понятно. Ну чтож, накастим себе баллон с кислородом. И маску. Всего-то делов. Нет, пожалуй, накастим еще один баллон... и дадим подышать столь же свежим воздухом и живущим там... Правда и огню – тоже. Но это-всего лишь мелкие мерзопакостные нюансы.

- Главное - вовремя отпрыгнуть. - произнесла я, оторвав от ножки тазик и с видом профессионального снайпера-бомбометателя, жудко аккуратно, отпустила туда баллон. Внутри вдруг стало жарко. Ооо-ч-чень жарко! Пламя полыхнуло из вентшахты, как из хорошего огнемета, вырвавшись в воздух на несколько километров вверх. Вместе с ним оттуда вылетела куча всякого плавленого мусора и три или четыре тела, непонятно от чего догорающих, толи от приголубившего их солнышка, толи от выкинувших их отсюда слишком уж горячих потоков. Шахта, сменив все оттенки красного, начала стремительно оплывать и расплавляться.

- Ну вот. И этот вулкан мы научили извергаться. - Подытожила я утухание, когда освобожденный где-то в глубине шахты кислород наконец-то закончился, а полыхающее там внизу пламя – утухло, за неимением того, что еще могло в этом сооружении гореть. В живых остались только голые стены и переборки, которые могли, конечно, удержать огонь, но от плазменника были слишком тонки и вряд ли спасали. На месте когда-то бывшей шахты зияла не маленьких таких размеров оплавленная дырень, размеров вполне достаточных, чтобы туда можно было пропихнуть даже слона, а не то чтобы меня с вороной.

Хайратник опять работал быстро. Тела еще не успели догореть и вернуться на бренную землю, а я уже знала всю внутреннюю планировку этого бункера. Система наблюдения находилась на минус-первом этаже, в двух секторах от собственных аппартаментов Хранителя. Вчера, когда из деревни не вернулась бОльшая часть ушедших, Хранитель оказался сильно озабочен этим фактом и заперся у себя в Лаборатории, отключив внутреннее наблюдение за этим сегментом и указав не беспокоить его без надобности. То-есть вообще не беспокоить. Сегмент находился на самой глубине, на минус-шестом этаже. Ниже находились только технологические помещения и генератор. Вся матрешка занимала четырнадцать этажей подземных и четыре-надземных. Сегодня утром что-то было не так с контуром Кольца. Похоже, что кто-то пересекал его в направлении инкарнационной зоны, но контур на это не среагировал. Тогда же наблюдались весьма странные помехи в эфире, вплоть до пропадания связи с кольцеобразующей периферией. Хранителю было доложено, но его, похоже, это не заинтересовало. Кое-кто поплатился за это головой. О повреждении всех систем наблюдения доложить не успели. О пропавших духах реинкарнационной информации нет. Что странно, и наводит на мысли о глобальных повреждениях в системе реинкарнации. Информации о пропавшем камне по прежнему нет.

Порывшись в этих данных и не найдя для себя больше ничего полезного, я наконец решила спускаться. Нужно уж по крайней мере оказаться под какой-нибудь крышей, когда все, что выплюнуто отсюда вдруг вздумает, повинуясь силам притяжениия, сюда же, к нам на бошку и вернуться. Дабы не светить магическую энергию, левитировать вниз не хотелось. Поэтому, привязав к одному из ближайших "грибков" так вовремя оказавшуюся из-за проигранного спора у меня на поясе веревку, я начала медленно спускаться вниз, вращаясь вокруг своей же собственной талии. В отличии от известного бондовского фильма в реале это не было столь уж удобно, и с трудом сьехав на пять этажей, я уже обзавелась устойчивым головокружением и легкой тошнотой. Что в общем-то не радовало и значительно усиливалось обжигающими даже глаза запахами дотлевающей в глубине обшивки.

Из дежурки, пол стены которой занимала отчаянно развороченная погулявшим здесь недавно пламенем приборная стойка, шло два выхода. Один на аварийную винтовую лестницу, другой - на этажи коридора. Где-то поблизости на этажах должен был быть лифт, потому как спускаться по винтовой лестнице пять полуторных этажей после такого вот спуска на веревочке мне почему-то не хотелось. Содержимое баллона с кислородом подходило к концу. Было грустно. Решать надо было быстро.

Вынув плазменник я прорезала дырку на этаж. Мне в глаза ударил все тот же желтоватый и до боли знакомый свет. Здесь свет исходил от обшивки, и в нем не было теней. Это усложняло задачу, потому как в любой момент можно было нарваться на кого-нибудь, случайно выглянувшего из-за угла. На верхних этажах квартировались, конечно, трупики (потому как были поближе к вентиляции), но здесь, в отсутствии солнечного света, схватка с ними должна была проходить по всем правилам и не доставляла бы мне абсолютно никакого удовольствия. Энергии было конечно много, но ее надо было экономить. Она предназначалась Хранителю.

Судя по практически развороченному без моей помощи нулевому и первому этажу, а также слабо восстановленному минус-первому, бункер брали давным давно. Брали штурмом. Причем скорей всего с применением магии. В стенах еще угадывались вмятины и законсервированные останки реальных хозяев всего этого сооружения. Тех, на смену которым пришли все эти трупики, с каким-то злобным некромансером в их числе, обьявившим себя, на основании еще-живости их боссом... так и не знавшим, по сути, технологии их оживления в этих стенах.

Похоже, камешек у меня на лбу умел черпать информацию не только из умерших тел, но еще и из обстановки, которая царила здесь уже много сотен лет... Однако лифт был уже за углом. И было даже немножко странным, как это мне так до сих пор никто и не встретился по дороге. Около лифтовой двери прямо в стену была вмонтирована маленькая красная кнопка. Странно знакомая своим видом кнопка. Без какой-либо гравировки... И рядом с ней в стену тоже было вмонтировано зеркало.

Не видя какого либо выбора, я естественно ее нажала. Зеркало расчертилось на квадратики, как будто на него наложили прозрачную клавиатуру. Благо пароли на все эти штуки успешно перекочевали ко мне в мозг вместе с подробными планами этого здания. И чисто по странной, не дающей покоя окружающим меня в МОЕМ мире, привычке, я набираю пароль здешнего Администратора. Ой! Начальника охраны.

Из шахты послышалось какое-то натужное гудение, и через некоторое время дверь передо мной открылась. Я естественно вхожу и нажимаю... минус шестой этаж, попутно вводя несколько команд в консоль собственного тела... При этом мое тело слегка оплывает, теряя привычную четкость и в зеркале я вижу уже не свое лицо, а изрядно ожиревшее и насидевшее за мониторами соответствующий животик, лицо здешнего начальника охраны, выплюнутого на свет божий не так давно.

Это что, тоже проделки хайратника? Я посмотрела на себя своими глазами. Ничего не изменилось. Мое тело было все тем же. Но вот только вокруг него слабо светился некий странный, синеватый ореол.

- Этаж блокирован. Без предварительного вызова доступ запрещен. ­высветилось на все том же зеркальном стекле, но уже внутри кабинки.

- Статус: Смертельная опасность. Класс важности:6

- Статус подтвержден. Прямой вызов.

Система призадумалась. И похоже, довольно надолго. Вот только вызовы от нее никогда не дойдут, ибо парой этажей ниже они отделяются от несущего их же провода и отправляются прямиком ко мне же на консоль.

Как просто управлять машинами. И как сложно управлять людьми.

- Вызов не подтвержден. Обьект поиска НЕ ОБНАРУЖЕН.

- Статус: Угроза жизни обьекту поиска. Класс важности:16

Даже начальнику охраны здесь не доступен этот класс важности. Но здешняя система знает, КТО - обьект поиска. И в состоянии сама сделать выводы о таком классе важности.

- Анализ данных.... Статус подтвержден. Доступ разрешается.

Это же прежде всего система жизнеобеспечения. Как все просто! Классический хак!

А самое то смешное - я даже совсем не соврала. Над обьектом поиска действительно нависла угроза жизни класса 16. И сейчас она, со скоростью движка этого самого лифта движется к нему на всех парах. Конечно, система должна сообщить об этом еще и центру безопасности... но сигнал об этом так и ушел на воздух в той самой приборной стойке, еле добравшись туда по оплавленным и покореженным от небывало теплого обращения проводам.

И оттуда так же не последовало ответа.

Мало того, классом 16 лифт блокируется в эксклюзивный доступ. И, приехав на шестой этаж, он сдвинется с места, только лишь получив команду от Хранителя... Или от меня. Никто не войдет и не выйдет. Система просто блокирована.

Подьезжая к этажу я привожу все имеющееся у меня оружие в боевую готовность. Охранник в зеркале при этом всего-лишь усиленно чешет руку... потом грудь... а потом дотрагивается, смахивая пот, до собственного лба.

Передо мной открывается дверь... И тихой походкой, присущей только хоббитам и передвигающимся "на пузе" кошачьим, я вхожу внутрь.





Обычная такая комнатка, ничего особенного. Простой тренажерный зал. В другом конце комнаты стоит наклонный стол, увешанный всяким оружием. Перед столом стоит мужичок. В спортивном костюме. Обычный такой, жилистый. Из "видавших виды". Довольно-таки пожилой. С лицом мафиози, как сказал бы мой современник. Стоит, и задумчиво смотрит в столь же задумчиво висящий на стене и не показывающий ничего, кроме "снега", экран. Даже не оборачиваясь он произносит.

- Чтож, проходи. Гостем будешь.

Он оборачивается. В его руках маленькая беленькая книжка. С круглым значком на обложке. Знакомым значком. Переливающейся греческой буквой "омега" в цветной рамочке.

- Думаешь я удивлен? Ничуть. Я ждал тебя, Странник. Долго ждал. Ведь когда-нибудь мы снова должны были встретиться. Я приветствую тебя в своем доме и своем мире. Даже несмотря на то, что ты пришел меня убить.

- Этот голос кажется мне знакомым. Ты ли это, Воланд?

- Я, я.

- Что ты сделал с этим миром? Зачем тебе это?

- Что?

- Зачем тебе держать этот мир в страхе и издеваться над ним с таким неимоверным упорством. Чем тебе этот мир не угодил?

- Я? Издеваться? Я всего лишь сделал их всех счастливыми. Я дал им, каждому, то, что каждый из них хотел.

- Что-то я не очень-то видел счастье на их лицах.

- Я дал им то, что каждый из них хотел. Желающим вечной любви я дал ее, независимую ни от каких материальных благ.

- На клочке земли и в шкуре тигры?

- В наиболее удобном для этого теле, на природе и практически вечной. Ведь тигры не умирают, если только не пытаются ввязаться в мои дела.

- И думаешь, они счастливы?

- А ты думаешь, нет?

- Что-то я не видел особого счастья на их лицах.

- Ты говоришь как старая ведьма. Ведь это именно на ее лице ты не видел счастья. Не так ли, Странник? И ты судишь о всех по одному ее лицу? Ты даже сам не замечаешь, как ты лжешь!

- Ты меня еще смеешь обвинять?

- Сам напросился.

- А чем тебе не угодили Местные Жители?

- О, эти престранные и премилые местные жители. Им нужна была Вера. Им нужно было что-то уважать, а для этого - чего-то бояться. Если бы они не боялись меня - они давным давно перегрызли бы друг другу глотки. И даже бы не поперхнулись кровью друг друга.

- Но это же не означает, что из них всех нужно было делать зомби?

- Если человек желает чужой крови, то почему бы ему ее и не дать? Но только не забыв при этом предупредить о некоторых странных условиях, появившихся, как ты сам знаешь, задолго до нас. Да и кто откажется от вечной жизни, если для этого, всего лишь навсего, нужно просто отказаться видеть солнце? Ты ведь еще помнишь Горлума. Скажи, отдал бы он добровольно свое Кольцо если бы Бильбо Торбинс его не перехитрил?

- А кто-нибудь сам соглашался так жить?

- А ты думаешь кто-нибудь признается в этом? Ты то сам, давно ли пробовал на вкус чужую кровушку? Или Одинокий Волк - это только ничего не значащее прозвище? По-моему те трое в лесу не сильно-то в это поверили.

- Но откуда?...

- Из твоей же книги.

- А чем тебе не угодили те двое, которые раз в год отправлялись сюда... чтобы никогда отсюда не вернуться?

- Ну... понимаешь ли... Те двое Самых-Самых, которых выбирал совет, несмотря на всю свою привлекательность, были просто обречены. Подмены не было. По крайней мере, покуда этот старый аболтус, с завышенными амбициями (которого когда-нибудь обрекут на вечную жизнь за его жадность), не начал сплавлять мне под видом Избранных тех, кого он сам не хотел видеть в деревне. Они действительно были Самыми-Самыми. И именно поэтому, у них было так много завистников, которые во сне и наяву видели, как сладкую сказку, возможность их удавить. Да что я тебе рассказываю. Ты ведь сам прошел через все это. И даже не очень задолго до того, как стал Одиноким Волком.

- Но почему ты помогал только им. Ведь ты сам сказал, что, вроде бы, стремился удовлетворить желания всех... Что-то твои аргументы довольно смутны.

- Ты видимо не понял моих аргументов. Я помогал и тем и другим. Жителям деревни я помогал избавиться от этих наивных выскочек, считающих благом для деревни один факт собственного существования. А Избранным я просто помогал выжить.

- Став вампиром, или, в крайнем случае, кошкой?

- А у них был еще какой-то выбор?

- Ну уж по крайней мере, у них был еще выбор просто жить.

- Э, нет. Тут ты не прав. У них не было такого выбора. Сама деревня уже решала за них, жить им или нет. Я лишь приводил приговор в исполнение.

- Но это же подло.

- Не подлей, чем брать на себя ответственность решать чужую судьбу. Ведь именно за этим, если я не ошибаюсь, ты и пришел в наш мир?

- Я пришел потому, что меня позвали на помощь.

- Не ври мне, Странник. Ведь я прекрасно знаю, что в Омеге можно отказаться от миссии. И, умря один раз, можно отказаться от ее продолжения. Всегда есть выбор. Еще до того, как ты отправился в этот мир. Ты дважды отказался от возвращения. Второй шанс у тебя был тогда, когда ты нашел джампер в одном из здешних подземелий. Я и до тебя знал, что он там существует. Ты открыл его местонахождение. В своей же книге.

- У меня не было выбора ни тогда, ни сейчас. Ты мне его не дал.

- Скажи, в чем ты меня обвиняешь? Я предоставил Той, Чье Это Тело самой решать свою судьбу. Как, кстати, ты мне и предлагал. И что из этого получилось?

- Не думаю, что стоит ставить знак равенства между "предложить свою судьбу" и "похоронить заживо". Хорошенький, однако, выбор.

- Не пытайся свалить на меня чужие ошибки. Это была не моя идея.

- И не твоя идея была вычислить Последнюю Из Ведьм еще до ее рождения? Оставив ее без родителей, братьев и сестер, и просто не оставив ей выбора? Или она тоже получает то, что она хочет? По твоей логике?

- Мне тоже нужно было существовать. И просто нужно было удерживать тот порядок, который был для всех приемлем. Желанием одной ради всеобщего счастья можно было пренебречь. А ты действительно так печешься о судьбах Каждого Смертного? Ты, доверяющий бумаге… Или дискете?… Больше, чем тем, кто тебя окружает в жизни?

- Это лишь вопрос личной веры.

- Вот то то и оно.

- Но чем же тебе так навредили люди, когда в жертву вмешивалась Четвертая Сила?

- Понимаешь... С некоторых, известных тебе пор, я преклоняюсь перед Четвертой Силой. Лишь она способна заставить и человека и не-человека творить зло добром, а добро - злом. И ничуть не сомневаться в правильности своего выбора. Я понял это лишь тогда, в России, в не лучшие для нее времена, когда решил устроить Бал Тьмы где-то в Подмосковье. Лишь эта сила помогает выжить. Человека могут ненавидеть. Ненавидеть многие. Всего лишь за то, что он любит и любим. Ненавидящие его достойны сожаления. Но прощения - никогда. И это - мое правило. Есть некоторая критическая масса зла, за которой ненавидящее большинство начинает отправлять на верную погибель человека только за то, что он влюблен или любим. Или то и другое вместе. И это зло не терпит прощения. Никогда.

- А ты сам то знаком с этой силой?

- Нет. Она мне недоступна. По определению. Я могу лишь преклоняться перед нею. Но я не способен любить. Иначе черное станет белым, а белое обернется черным. И это будет так... И не мне тебе обьяснять, ЧТО тогда будет.

- И ты пытаешься судить об этой силе, ни разу ее не познав?

- Хочешь знать, когда я совершил свою самую большую ошибку в этом мире?

- Впервые слышу, чтобы ты признавал свои ошибки.

- Я это делаю постоянно. Правда, мало кому об этом говорю. Свою роковую ошибку я совершил тогда, когда позволил встретиться двоим, обреченным на действие Четвертой Силы, в одном теле. Я думал, что находясь в общем теле они будут в нем счастливы вечно. Как бы не так! Эти двое будто бы сговорились, и, решив свалить все свои обиды и лишения на меня, решили со мной же и покончить.

- Я перестаю тебя понимать. О чем ты?

- Ты это поймешь позже. Когда выйдешь отсюда. И гораздо позже, чем вернешься из ЭТОЙ ОМЕГИ. Если конечно вернешься. Слишком хорошо научившись слушать других, ты разучился слушать себя. И в этом твоя проблема. Ты судишь других, не слыша своего голоса. Но ты никогда не пытался услышать, и тем более судить, себя.

- Но ты считаешь лишь себя способным судить о том, что для жителей этого мира - зло, а что - благо?

- Нет. Я так не считаю. К барьеру! И пусть сталь и магия решат за нас, кто из нас прав. А камень, который висит у тебя на лбу, пусть приведет этот приговор в исполнение. И да будет так!



100



Да. Оказывается плазменник - не лучшее в поединке оружие. Мне пришлось очень даже быстро переосмысливать все законы фехтования чтобы применить их к плазменным мечам. Плазменные мечи нельзя скрещивать. Ими нельзя ударять друг о друга, ибо при таком ударе один из них обязательно рассекается. Но разрубленный и разлетевшийся на две половинки плазменный меч просто выстреливает отрубленную половинку в том направлении, куда и был направлен, и, дырявя все на своем пути, этот кусок плазмы накалывает на себя все, подвернувшиеся ему по дороге предметы. Покуда окончательно не угасает. Оставшаяся на рукояти половинка тут же вырастает вновь, кушая только встроенные в рукоять атомные батарейки. Все зависит только от заряда батареек. И от положения стержня. Базальтового стержня, торчащего из рукояти меча.

Когда потолок над нашей головой уже начал чем-то напоминать дырявый друшлаг, я вспомнила старую байку о выдернутом из меча стержне, и, уворачиваясь, попыталась достать мечом до рукояти. Не знаю, понял ли мой соперник, ЧТО я хочу сделать (ядерная физика, как я знаю, не была его любимой наукой), но он стал крутить мечом, рискуя при этом наловить плазменных шариков в себя. Он все-таки отрубил кусочек моего меча и плазменный шарик, уткнувшись ему в грудь, как-то так странно отразился и полетел в обратном направлении. Под продырявленной одеждой блеснул металл. Тонкий, серебристый, и очень блестящий металл. Я понял, в чем тут дело. И вспомнил то странное требование к ЭТОЙ амуниции. Изловчившись в падении, и держа его меч, я свободной левой рукой запустил в него ножиком. Тем самым Зубом, который, как мне помнится, был предназначен как раз для этой цели. Ножик, в отличии от плазмы, вошел в левую половину его груди почти до середины. Оттуда закапала, вроде бы даже настоящая, кровь.

Он зарычал.

- Ты думал меня ЭТИМ убить? Так, Смертный? Ты кажется забыл о том, что любое воплощение мое бессмертно и не подчиняется обычным ранам. Или ты просто поверил в старую сказку? Впрочем... Я давно ищу эту реликвию. Дважды окропленный МОЕЙ кровью он займет достойное место у меня в коллекции. Что ты за него хочешь?

- Твой меч.

- Идет. Только в обмен ты отдашь мне свой.

Он понял, почему его меч перерубается гораздо чаще, чем мой. Но он пока еще не все понял. Я перехватил меч за тот самый хвостик левой рукой, и резко подбросил его в воздух. Он сделал то же самое. Но он перед этим закрыл меч. А я то нЛадно, воспользуемся более менее традиционной левитацией. Тем более что все равно, увидят в полете - сами потом крылышки, хоть маленькие, но дорисуют. Пускай считают это магией. Нам же проще.ет!

У меня в руке остался маленький и еще теплый стержень. На нем бессильно висело, вырванное с мясом колечко сервомотора и идущие к нему три тоненьких цветных проводка.

- Знаешь, в чем твоя беда, Странник?

- Нет.


- В том, что ты не играешь честно.

Да. Оказывается плазменник - не лучшее в поединке оружие. Мне пришлось очень даже быстро переосмысливать все законы фехтования чтобы применить их к плазменным мечам. Плазменные мечи нельзя скрещивать. Ими нельзя ударять друг о друга, ибо при таком ударе один из них обязательно рассекается. Но разрубленный и разлетевшийся на две половинки плазменный меч просто выстреливает отрубленную половинку в том направлении, куда и был направлен, и, дырявя все на своем пути, этот кусок плазмы накалывает на себя все, подвернувшиеся ему по дороге предметы. Покуда окончательно не угасает. Оставшаяся на рукояти половинка тут же вырастает вновь, кушая только встроенные в рукоять атомные батарейки. Все зависит только от заряда батареек. И от положения стержня. Базальтового стержня, торчащего из рукояти меча.

Когда потолок над нашей головой уже начал чем-то напоминать дырявый друшлаг, я вспомнила старую байку о выдернутом из меча стержне, и, уворачиваясь, попыталась достать мечом до рукояти. Не знаю, понял ли мой соперник, ЧТО я хочу сделать (ядерная физика, как я знаю, не была его любимой наукой), но он стал крутить мечом, рискуя при этом наловить плазменных шариков в себя. Он все-таки отрубил кусочек моего меча и плазменный шарик, уткнувшись ему в грудь, как-то так странно отразился и полетел в обратном направлении. Под продырявленной одеждой блеснул металл. Тонкий, серебристый, и очень блестящий металл. Я понял, в чем тут дело. И вспомнил то странное требование к ЭТОЙ амуниции. Изловчившись в падении, и держа его меч, я свободной левой рукой запустил в него ножиком. Тем самым Зубом, который, как мне помнится, был предназначен как раз для этой цели. Ножик, в отличии от плазмы, вошел в левую половину его груди почти до середины. Оттуда закапала, вроде бы даже настоящая, кровь.

Он зарычал.

- Ты думал меня ЭТИМ убить? Так, Смертный? Ты кажется забыл о том, что любое воплощение мое бессмертно и не подчиняется обычным ранам. Или ты просто поверил в старую сказку? Впрочем... Я давно ищу эту реликвию. Дважды окропленный МОЕЙ кровью он займет достойное место у меня в коллекции. Что ты за него хочешь?

- Твой меч.

- Идет. Только в обмен ты отдашь мне свой.

Он понял, почему его меч перерубается гораздо чаще, чем мой. Но он пока еще не все понял. Я перехватил меч за тот самый хвостик левой рукой, и резко подбросил его в воздух. Он сделал то же самое. Но он перед этим закрыл меч. А я то нет!

У меня в руке остался маленький и еще теплый стержень. На нем бессильно висело, вырванное с мясом колечко сервомотора и идущие к нему три тоненьких цветных проводка.

- Знаешь, в чем твоя беда, Странник?

- Нет.



- Теперь знаю.

- Представь себе, я - тоже. - сказал он. И протянул к моей груди руку.



Странное ощущение. Когда плоть проходит сквозь плоть. Не ощущая никакого сопротивления, его рука потянулась за моим сердцем.

Но странное, розововатое, но от этого не менее обжигающее пламя встретило ее на своем пути.

Страшный крик разнесся по залу.

- Ven dies Tigris Corpore!!! - прокричал он, скорее по привычке, выработанной годами... даже не зная, что делает мне услугу. Маленький кусочек солнца пролетел за его спиной и упал в бетонный пол, как горячий уголек - в масло.



101



Белый столб искр... В котором невозможно двигаться и невозможно дышать. Я видела уже этот столб в глазах Полины. Я видела теперь этот столб и в его глазах. Но ему уже не дано было видеть в моих, как за его спиной, медленно, и пока еще не очень заметно, вырастает настоящий огненный гриб, вбирая в себя кусочки подворачивающейся поблизости материи и стремительно растя, почти что полностью преобразуя ее в энергию... Энергию, расплавляющую все на своем пути. Энергию, которую не остановит теперь ничто. Даже вывалившийся у меня из рук базальтовый стержень.

Меня уже не было там, когда его тело превратилось лишь в дым, став лишь частью того гриба, которому не было разницы, плоть ли попадается на его пути или камень, сталь или земля... Я уже была тигрой. Последней тигрой, появившейся в Круге Жизни.

- Со щитом или на щите? - спросили там меня. По их мнению, вопрос не имел смысла. По моему - не было смысла отвечать. Ибо секунды решали все.

- Быстрее! Ложитесь на живот, прижимайтесь к земле и закрывайте глаза! И не открывайте их, покуда ветер не уляжется. Выпустите когти насколько только можно. Потому как земля вас может не удержать!

Будто подавая пример, я сама прыгнула через пень, над которым только что материализовалась. Какой-то шутник додумался воткнуть туда обычный ножик. И, повинуясь заклятью, столь же древнему, как и этот мир, на землю опустилось уже волчье брюхо.

Принудительная инкарнация в тигру! Да какая мне, собственно разница, в кого превращаться! Я оборотень. А как уважающий себя оборотень, я обязан иметь хотя-бы два базовых тела. И это - как миимум. Какая мне разница. Одним больше - одним меньше. В моем случае - больше, потому как мое ЗДЕШНЕЕ тело лежит в файле в памяти Омеги. И вызвать оттуда я могу его в любой момент! Так в чем же угроза, и, какая, мне, собственно разница???

Я лег брюхом на уже начинающую дрожать землю и расслабился. И совершенно пропустил, как тихо и незаметно мое тело перехватило Женское Сознание.

Мое тело вскочило на лапы и, вопреки всем законам логики, на бешеной скорости понеслось к деревне. Я не понимал, что ей нужно. Распугивая всю живность в лесу, на бешеной скорости, наводящей на мысли о вмешательстве не второго, и даже не третьего уровня сумрака, не разбирая дороги, неслось по лесу видавшее виды, но явно не привыкшее к таким нагрузкам волчье тело. Буквально влетев в деревню и распугивая прохожих бешеным оскалом, оно пронеслось к дому Вновь Избранной и одним прыжком перемахнуло через калитку.

Гремми была перепугана до смерти, но услышав знакомый голос, доносящийся из пасти волка, впустила в дом мое бешено измотавшееся такой вот гонкой волчье тело.

- Беги быстрее вниз и включай окно перехода! У нас ___СЛИШКОМ МАЛО ВРЕМЕНИ___. Все параметры там уже стоят.

Я встала на задние лапы и начала медленно превращаться в человека. СЛИШКОМ медленно превращаться. Гремми уже проваливалась под пол…

От бывшей на мне одежды остался только черный комбинезон, Хайратник Мертвых, видимо все же предпочитающий быть на живом теле, чем расплавиться в насланном Воландом на себя же Армаггеддоне, и черное воронье перо, заткнутое за хайратник за ухом. В одном из окон я увидела, как где-то за лесом медленно вырастает из земли гигантский черно-оранжевый огненный гриб. Надо было спешить, ибо скоро Подземного Хода просто не станет. И питания всей этой системы, насколько я понимаю, тоже. Я скачком, каким то чудом огибая все встречающиеся на пути углы, добралась до зеркала, чуть не обломив потайную ручку, и с озверением еще не выветрившейся волчьей натуры, надавила среднюю кнопку.

Гремми ждала меня у перехода. Джампер ЕЩЕ работал, вытягивая последние киловатты из реактора под Замком, крышка которого уже начинала плавиться сверху.

- Иди наверх

- А как же ты?

- Иди. Здесь становится опасно.

- Я не оставлю тебя одну.

- Иди. Скоро этот переход просто перестанет существовать. Я вернусь через минуту.

- Но ты...

- Слушай МЕНЯ!!! Иначе я просто __НЕ__УСПЕЮ___!!!

Гремми в испуге попятилась к лифту и надавила кнопку. Проводив ее взглядом, я нырнула в переход.







День в моем мире как всегда был пасмурным. С утра шел дождь и, несмотря на полуденное, так и не продравшее усиленные тучи солнце, было все так же темно и неуютно. Моего тела на кровати уже не было. А в прихожей стояли чьи-то забытые носилки. Я посмотрела на УПСник. Кроме красной лампочки там добавилась еще и зеленая. Компьютер был выключен. Ручками.

Я включила компьютер, и, отложив перо и хайратник на стол, чтоб не мешали думать, нажала F8 на загрузке и перешла в "нормальный, чистый ДОС". У меня было мало времени на то, чтобы загружать окошки, а потом их выгружать. Я набрала:

C:>D:

D:>CD OMEGA

D:omega>omega /ret

... И после этого всего длиннющий пароль с координатами по ТУ СТОРОНУ перехода.

Система немножко обругала меня, не обнаружив в памяти сплиттера и координат Омеги, но, судя по жужжанию в столе сервомоторов, все-таки завелась и перешла в положенный ей режим поиска. Почти физически чувствуя, как по ту сторону перехода расплавленный материал уже заливает системы реактора и в самый не подходящий момент в Малой Лаборатории навечно гаснет свет, я, буквально кубарем вывалилась через окно перехода и, в два прыжка достигла лифта. Вот и лифт. Вот и кнопка. Я нажимаю. Быстрей! Быстрей!!! Наверх! На воздух! Я не хочу остаться здесь навечно, под землей.

Я все-таки не доехала. Буквально полтора метра. Поверхность земли была уже так близко, но тут скорость лифта стремительно начала падать.



Мы успели.

В гости к Богу не бывает опозданий.

Но что там ангелы поют

Такими злыми голосами?



Поверхность пола уже достигла моей груди, когда платформа наконец остановилась. Я подтянулась на руках и подпрыгнула наверх. Но только я вылезла, как лишившаяся совсем какого-либо сопротивления, платформа, получив от меня вполне естественное ускорение, с нарастающим жужжанием отправилась вниз. Очень очень медленно. А ведь там могла быть и я!

Я вылезла из образовавшегося колодца и кинулась к окну. И тут вся округа озарилась ярким, оранжевым заревом. Заревом... которому не было равных в наших краях. Сумеречный Лес сделал свое дело, до того, как кануть в историю. Кольцо, накрывая колпаком всю долину, на которой стоял замок, и, отражая любую энергию, идущую изнутри, кроме энергии Темных, сработало как гигантский рефлектор, отразив всю энергию, исходящую из замка и направив ее глубоко, внутрь земли. Удар неизмеримой силы пронзил землю насквозь и измельчил до мелкой крошки всю горную породу под собой на многие километры вглубь. Лежащие там Очень Горячие Камни и вулканическая лава как-то так сами перемешались между собой и с водами Великого Магического Источника. И даже теперь, спустя многие тысячелетия, в память о событиях давно минувших лет, ставших для кого-то новейшей историей, а для кого-то - давно забытой легендой, лишь в одном месте нашей многострадальной Третьей Планеты из земли, попеременно, выплевываются то вода, способная омолодить на десятки лет, то вода, способная оставить от того, на чье тело она попадет лишь обугленные кости. И так будет всегда. До скончания веков.

Пройдут десятки тысяч лет. И вместо поклоняющихся Великим Духам, сюда возможно придут ученые. И будут как всегда недоумевать. Почему в некоторых местах этой Долины шкалят датчики радиации, но это не доставляет абсолютно никаких неудобств местным шаманам, так и порывающимся там покамлать. Они никогда не поймут друг друга. Ибо живут по две стороны одного и того же мира. Для одних – это все было, но очень очень давно. Для других – просто не могло быть. Ибо каждый останется при своем… и вроде бы ничего не потеряет…



ЭПИЛОГ



Я смотрела на это зарево как раз тогда, когда земля содрогнулась от мощного взрыва. Что-то подсказывало мне, что из тех, кто жил в Сумеречном Кольце никто не пострадал. Сумрак Леса медленно таял. Как и время. И мои надежды на возвращение.

И вот однажды ко мне в дверь постучалась дряхлая старуха. Она говорила непонятно о чем, говорила, что пришла из соседней деревни узнать, как там живет и чувствует себя Последняя Здешняя Ведьма. И оставила мне шарик. Маленький полосатый шарик, который можно оставлять в чьих-то снах.

Шарик был передан от некоей Полины - их старой деревенской ведьмы. Он предназначался мне и только мне. Я должна была сама знать, что с ним делать.

Старуха поведала мне, что, как только улегся огненный смерч, и земля перестала дрожать под его титаническим натиском, Тигры стремительно начали повторять мой же собственный фокус, тоже прыгая через тот самый пень. Почти все из них обрели при этом свой реальный облик. Только вот значительно постаревший и мало что выигравший от житья в тигриной шкуре.

Будучи все равно отверженными, они не стали возвращаться в мою собственную деревню, а решили начать все сначала на новом месте. С ними была Полина. Старая деревенская ведьма. С ее немалой магической помощью Новая Деревня выросла как на дрожжах. Назвать ее решено было как и старую, лишь с добавлением географического местоположения.

От замка практически ничего не осталось. Лишь долина камней, в которой поселились Духи, выплевывающие из земли горячий пар и воду. Лишь камни, регулярно салютующие в небо струями пара и горячей воды, которые видно издалека.

Как выглядела Долина вблизи – так никто и не видел. Сумрак леса медленно отступал к Долине и деревья потихоньку оживали. Оттуда же начала расползаться по местным лесам странная, гигантская, в человеческий рост, трава, обжигающая даже касанием и оставляющая на коже неизлечимые следы. Никто даже и не рисковал прогуляться в долину, потому как не желал быть застигнутым там Духом Хранителя Замка, поверженного Последней Ведьмой Рода магическим ножом Возмездия, сделанным из зуба старой ведьмы Адрии. Человеческое сознание, как всегда, подкорректировало события до наиболее, по его мнению, реалистичных, так что все светопредставление приписывалось лишь особенностям смерти Хранителя. Легенды говорили, что Ведьма тоже погибла в этом огне. Однако не все в это верили, ибо никто так и не узнал, откуда же в круге, перед самым землетрясением, появился некий Призрак Волка, унесшийся вдаль перед самым Огненным Вихрем. И лишь старая ведьма Полина знала всю правду о Последней Из Рода Ведьм. И хранила у себя маленький полосатый шарик, в который превратился нож, когда последняя тигра перепрыгнула тот самый пенек посреди Проплешины.

Мы распрощались со Старухой лишь под утро. Она ушла в свою деревню, даже отказавшись от предложения ее проводить. Обычная и ничем не отличающаяся от других, старушка. Старая женщина, даже ничем особо и не напоминающая помнящуюся мне Старую Ведьму Полину, так нелепо сменившую свой колдовской наряд на тигриную шкуру много весен назад. Мне было грустно. Она нашла свой дом еще там, в лесу. Она возвращалась домой. Ну чтож, пора было вернуться домой и мне.

Я взяла в руки маленький полосатый шарик и произнесла над ним старое, странно звучащее здесь, на неизвестном в этом мире языке, заклинание. Шарик чуть приподнялся над ладонями и начал бешено раскручиваться. С все нарастающей и нарастающей скоростью. А тем временем все, видимое вокруг пространство начало как-то оплывать и размываться. Как чей-то рисунок акварелью, оставленный мокнуть под проливным дождем.

Я не успел заметить, как картинка вдруг, не меняясь в содержании, стала безобразно плоской. Просто бесконечных размеров пластина, висящая в нескольких сантиметрах от меня и меланхолично показывающая картинку. Показывающую стоящую посреди комнаты в своем платьице, несмотря ни на что, все еще красивую, но безумно одинокую девушку. Смотрящую столь же безумно одиноким и до мозга кости промораживающим взглядом на маленький и уже наливающийся золотистым свечением шарик в ее руках. Ставший уже почти серым и равномерно мрачным, как и все, что окружает меня и эту странную пластину здесь, в этом странном пространстве без времени и измерений. К ней тихо, почти незаметно подкрадывается маленькое непонятное существо, которое здесь кто-то прозвал странным словом Гремми. Но уже поздно.

Я так и забыл с ней напоследок попрощаться. А может это и к лучшему. Уходить – так сразу. Не тратя времени на прощанья и раздумья. Иначе… можно просто не вернуться.

Мой взгляд тоже почему-то привлекает ставший равномерно серым шарик в ее руках. И незаметно для себя я тоже проваливаюсь в эту странную, серую, метлешащую и уходящую за жесткий ультрафиолет муть, пронзая это “стекло” и всасываясь в эту серую и вечно существующую хищную воронку… Поверх которой, как будто никогда и не было сбоя, появляются золотистые строчки команд.

OMEGA:Detecting retrification coords…

Coords detected.

Start trassing…

Путь домой. Вот он как выглядит для Невозвращенца. Всего-лишь выйти из этого мира и, пронзив его, броситься во всепожирающее ничто. Чтобы больше никогда… и ни при каких обстоятельствах… сюда не вернуться.



* * *



Ну вот! Как всегда разбудили!!!

На самом интересном месте!!!

Я проснулся от безумно противного, и оттого не дающего уснуть пикания у себя над ухом. Так мог пищать только уже основательно севший УПС, дожирающий последние остатки электричества в своих батарейках. Инстинкты работали быстрее, чем сознание, и на подобный писк нужно было реагировать незамедлительно. Машину нужно было срочно даунить и выключать.

Даже не успев открыть глаза, я резко согнувшись пополам попытался подняться… и был остановлен сетью из перепутавшейся между собой кучи проводов, тянущихся к моей голове. Проводов КОТОРЫХ НЕ БЫЛО в моем мире.

Я открыл глаза и обнаружил себя, лежащим на больничной койке. Рядом со мной стояла приборная стойка (целая!), к которой тянулись столь хищно ведущие себя провода. В ней же стоял и дефибрилятор – маленькая, чем-то напоминающая по виду осциллограф, машинка, показывающая мой собственный сердечный ритм, и столь же едко и противно пикающая, как и мой домашний УПСник. Там же стоял и, по видимому, ЭЭГометр, к которому тянулся жгут из проводов, оканчивающийся “шапочкой Гиппократа” на моей голове, из которого струился синеватый дымок и привычно тянуло еще помнящимся мне по событиям в Замке едким запахом паленых микросхем. Подключенный к нему компьютер привычно висел, оставив на память слегка подернувшуюся помехой картинку с аккуратненькими и очень ровными дорожками параллельно с вполне нормальным, но очень редким сердечным ритмом. И лишь в конце, последним, что он принял от своей столь вкусно пахнущей АЦПшки, был лишь глубокий зашкал датчиков затылочной части. Что, в общем-то, и не было удивительным. При возвращении туда направилась такая энергия, которая и в страшном сне не снилась ни этой аппаратуре, ни ее разработчикам. Странно, что все, что здесь стоит, вообще после этого еще выжило.

Несмотря на мои усиленные убеждения в том, что ничего страшного со мной, в общем-то не происходило, а то что произошло – в моем случае вполне нормально, меня продержали в больнице еще что-то около 40 дней[5], подвергнув самому детальному обследованию, которое только могли сделать… но так ничего и не нашли. Я так и не смог обьяснить врачам, как же мне удалось так вот весело ожить, отсоединить всю аппаратуру и пойти возмущаться на тех, кто меня здесь реанимировал, после того состояния, которое по законам Соединенных Штатов Америки является клиническим диагнозом смерти. Ведь у Буржуев смертью считают не остановку сердца, а прекращение сигналов активности мозга… Да, хорошо все-таки, что я живу не в США. Ведь это у них живут мозгом. А у нас – сердцем.

Да собственно и мои обьяснения не могли носить более чем сухой характер. Вовремя поняв, что мне может грозить, если я начну рассказывать ОБО ВСЕМ, что со мной произошло, я ограничился лишь тем, что придя домой, просто лег спать… а потом проснулся на больничной койке в реанимации. В своей больничной карточке, попавшей ко мне в руки про тот случай я прочитал лишь “Перманентная кома в результате невыясненной патологии мозга”. И все.

Положенного при этом анализа по ЭЭГ к карточке не прилагалось. Да и не могло. Кроме АЦПшки в той бедной и несчастной машине, которой не посчастливилось быть ЭЭГометром в моей стойке, еще и полетел винт и часть материнской платы. И надо было видеть глаза того инженера, которому предстояло это все восстановить. По его заключению машина умерла “в результате воздействия статического электричества в измеряемой цепи”. Как мог обычный человеческий мозг создать “статическое электричество”, от которого повыскакивали из корпусов все кристаллы микросхем, а идущие к ним дорожки почернели и поотслаивались, он по-моему и сам не понял.

Вернувшись домой, я так и не смог обьяснить… но уже там… кто же все-таки включил машину и запустил коммуникатор уже после того, как мое тело на неотложке увезли реанимироваться. И главное – откуда у меня на столе, перед монитором, оказалось воронье перо… и некая странная ленточка с большим и красным камнем посередине, которая еще и не дает себя взять, пропуская сквозь себя руку, как хорошо сработанная голограмма, и, по-видимому, дожидающаяся лишь Того, Кому она предназначена.

С тех пор прошло немало времени. Хайратник и перо до сих пор лежат у меня в столе. Вместе с уже напечатанным, но так и не подписанным, заключением о моей собственной смерти. Я живу “как и все” и в моей жизни больше не было подобных странностей (а если и были, то зачем Вам это знать?). Но я берегу эти вещи. Как память. Лишь память, которая осталась о том, что я просто не могу забыть. Всего лишь одну картинку. Девушку посреди комнаты, смотрящую на то, как в ее руках стремительно раскручивается маленький полосатый шарик…

Я знаю, кто она и где она теперь. Ведь в отличии от меня, ей пришлось пережить всю бездну не одного десятка тысячелетий и не одной сотни перевоплощений. Я знаю кто она и где она. Но это ничего не меняет. Ибо в ней мало что осталось от той, в чьем теле мне пришлось побывать много тысяч лет назад. А время не знает возврата.

Воланд был прав. Я поздно это понял. Но мне просто НУЖНО БЫЛО ВЕРНУТЬСЯ в свое тело. Хотя бы раз. Хотя бы для того, чтобы это понять…

Я живу “как все” (или пытаюсь жить. Хотя… какая Вам разница?). Но лишь иногда, в светлые лунные ночи, мне безумно хочется одеть этот хайратник, взять какой-нибудь ножик и убежать подальше в близлежащий лес… В лесу найти старый, трухлявый пень посреди полянки, воткнуть в него ножик, и, произнеся старое, как и этот мир, заклинание, прыгнув через этот пень, вновь обернуться Одиноким Волком. Обернуться лишь с единственной целью. Лишь для того, чтобы жалобно и громко, завыть на полную луну. Завыть, не обращая внимания ни на кого и ни на что в этом лесу. На столь же одинокую луну. И может быть когда-нибудь, услышать лишь волчьим слухом, способным ЭТО уловить, когда-нибудь и где-нибудь, пронзивший тьму времен и бездну измерений… Такой же одинокий вой в ответ.



Kali S. Storm

1995-2000-2001
Image

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#8by dyvniy » Wed, 8 Nov 2017, 19:11:05

Грибные Эльфы,
вроде не плохо пишет их идейный лидер
https://www.e-reading.club/book.php?book=90882
Старуха и её макраме
«Прежде чем стать эльфом, следует перестать быть человеком. Без наркотиков эта задача совершенно неразрешима».
Прошла пара лет, но не нашлось никого, кто бы пожелал нам помочь. Сказки остались сказками, слухи слухами, а ролевые игры были также далеки от нас, как луна. Но луну мы видели часто, а игры продолжали быть скрыты от нас. Наш первоначальный интерес не угас — как костер, пищей которому служили чужие слова, он продолжал тлеть, ожидая своего часа. Временами, пробираясь в помещение секции фехтования за новой партией эспадонов и рапир заместо сломанных, я думал — когда же уже? Но время шло, и мы, следом за ним, не стояли на месте.
Толкиена мы прочитали, и это сказалось, но было и ещё кое-что: в озере наших интересов открылся ключ, вот только воды в нём не было. Мы начали запой, которому суждено было длиться всю ближайшую десятилетку — и этанол вобрал в себя, преломил и растворил всё, чего мы касались. Алкоголь стал для нас другом и защитником, ибо подлинно сказано: «Всё — ты, и ничего без тебя».
Спиртное вошло в нашу жизнь стремительно и мощно — словно распахнулись ворота рая, отпустившие на волю бешеный ветер и ослепительный свет. Еще вчера мы были просто увлекающимися детьми, но с сегодняшнего дня начали стремительно взрослеть. Начав пить, мы больше не останавливались, подобно стартовавшей стреле, для которой немыслимо поворотиться вспять и снова вернуться на тетиву.
Я до сих пор помню свой первый глоток спиртного — огненное причастие, навсегда изменившее трогательный мир моего детства. Словно кровь братства,[3] обещающая бессмертие, алкоголь стер наши прошлые жизни, взамен подарив нам по новой. Пройдя рубеж, мы стали смотреть на мир совсем другими глазами, впервые соприкоснувшись с новым для себя чувством — нестерпимой жаждой спиртного. А самые первые наши «алкогольные опыты» были такие.
Под Питером есть такой лагерь — «Зеркальный»,[4] второй по значению пионерский лагерь в стране после знаменитого «Артека». Это чудное место с обширными собственными традициями, где помимо «красных» смен вздумали проводить еще и «зеленые». На несколько таких смен ездили я и мой друг Костян, а также наши коллеги по биологическому кружку — Рыпаленко и Пушкарев. Это были так называемые «зимние смены», когда счастливые дети не только живут, но и «учатся» в лагере. На самой первой смене мы были еще слишком маленькие, чтобы воткнуться в расклад, но на следующий год Рыпаленко привез с собой пять банок сахарной браги. Именно она и заставила нас «проснуться и открыть глаза».
В Зеркальном даже «зеленая смена» не свободна от подозрительных зомбирующих традиций. Важнейшая из них — так называемое «вечернее отрядное дело», когда вожатый собирает отряд в темной рекреации и начинает усиленно промывать детям мозг. Сначала все садятся кружочком, а потом вожатый зажигает в центре свечку и начинает «гнать»:
— Эта свеча символизирует сияющую, чистую душу зеркаленка! — со значением говорит он. — Глубоко вдохните и как бы вберите в себя ее свет! Чувствуете, как он наполняет все ваше тело? Свеча горит сегодня не просто так — она хочет помочь вам рассказать отряду о себе, о своих надеждах, волнениях и тревогах. Выйди вперед, Пушкарев, и скажи нам …
Пока мы были маленькие и не пили, мы велись на это говно, но взращенная на «теплаке» брага быстро расставила все по своим местам. Первый же стакан этой пенящей жидкости освободил наш разум, сделав глаза и уши свободными. Брага потушила неверный свет «зеркалятской души», подарив нам весь мир взамен этого мутного светоча. Вместо него в наших душах вспыхнули пары алкоголя — синее пламя ада, в свете которого россказни вожатых мгновенно потеряли всякую силу.
— Ребята, на отрядное дело! — прогнусавил в один из таких дней местный «шнырь»[5] заглядывая в двери нашей комнаты. — Только вас и ждем, все давно уже собрались! Комната у нас была одна на четверых — пружинные кровати и несколько тумбочек, доверху набитых банками с брагой. Лично мне хватало тогда трехсот грамм, чтобы упиться «в говно», а поллитрой я мог довести себя уже до «полного отрубона». Поэтому слова «шныря» не произвели на нас особого впечатления — мне неожиданно стало похуй не то что на «отрядное дело», а и на самих вожатых и на весь этот ебучий отряд. И, видно, не мне одному.
— Пошел отсюда! — прикрикнул на «шныря» Костян. — Пока мы не встали и не дали тебе пизды!
— Ах вот как! — рассердился «шнырь». — Ну я вам …
Но что «он нам», «шнырь» придумать так и не смог. Мы легко дали бы ему пизды, и «шнырь» неожиданно для себя очень хорошо это понял. Так что пришлось ему убираться ни с чем, а у нас появился опыт отстаивания собственных прав с помощью «угрозы пиздюлей». Впоследствии нам это очень и очень пригодилось. Но в тот раз дело на этом не кончилось.
В Зеркальном у вожатых не принято самим врываться в комнаты к детям и орать.[6] И если уж кому-нибудь дали поручение привести ребят на «отрядное дело», то за неявку «взъебут» в первую очередь нерадивого посыльного. «Шнырь» это знал, потому и принялся нас «заебывать» — открывать дверь на несколько секунд и орать:
— Вы что, блин, не слышали? На отрядное дело!
На третий раз терпение у Костяна истощилось. Вынув из-под подушки финку, он хлестко метнул ее в назойливого «шныря». Метать ножики мой друг умел с детства, так что «шныря» спасло только то, что он вовремя закрыл дверь. Нож пробил тонкую филенку и застрял в фанере аккурат на уроне его лица.
На эту смену с ножами приехала вся наша четверка, а у Костяна была с собой еще и цепь с амбарным замком, пропущенная через ручку от велосипедного насоса. Вскоре нам очень пригодился этот нехитрый инвентарь.
Через два дня меня поймал возле нашей двери какой-то хмырь, года на три меня старше. Это был активист из «красных», которого хитроумные вожатые попросили «повлиять» на дерзких нарушителей лагерного режима.
— Ну, ты! — заявило мне это хуйло. — Знаешь, я могу ударить тебя ногой вот сюда! С этими словами он прикоснулся пальцами к моей голове и сделал «страшное лицо».
— Все понял?! — переспросил он. — А?!
— Хуй на! — спокойно ответил я, так как был всего в шаге от дверей нашей комнаты. — Сейчас мы с тобою поговорим! Тут я трижды постучал каблуком в дверь, как у нас было условлено.
— Что ты … — взбеленился мой собеседник, но ему не дали как следует развить свою мысль. Высыпавшие из комнаты товарищи окружили активиста плотным кольцом, уперев ему в бока лезвия длинных ножей.
— Ну что, сука? — спросил у нашего «гостя» Костян. — Будешь еще нас заебывать? Товарищи по двору успели привить Костяну правильные понятия, так что на людей с «красной смены» он смотрел теперь как на конченую мразь.
— Ага! — обрадовался я, взяв у Рыпаленко из рук мой собственный нож и поворачиваясь к активисту. — Знаешь, я могу ткнуть тебя ножом вот сюда! И сюда тоже!
С этими словами мы принялись приставлять ему ножики к различным частям тела. Активист вяло сопротивлялся, но без особого успеха, так как своего ножа у него не было.
— Не дергайся, а то мы тебя зарежем! — сурово заявил Костян. — Стой спокойно, или тебе пиздец! Зарезать мы бы его, конечно, не зарезали, но активисту неоткуда было об этом узнать. Пришлось ему позорно терпеть унижения от малолеток, благодаря чему мы записали в свои «дневники» еще одно правило: «старше тот, кто с ножом». Так что на время все успокоилось, пока мы с товарищами не придумали ограбить в нашем отряде «сладкое место».
«Сладкое место» — немаловажная вещь для каждого зеркаленка. Это шкаф посреди коридора, куда вожатые складывают отнятую у детей еду — килограммы конфет, мешки пряников и многое другое. По традиции, все это богатство распределяется между членами отряда в равных долях, да вот беда — мы больше не считали наших сверстников «своим отрядом».
Поэтому ближайшей же ночью мы «выставили сладкий шкаф» — выгребли все подчистую, оставив на полках лишь мешок каменного овсяного печенья, валяющийся там еще с прошлой смены. Кому-то это может показаться мелочью, но в масштабах Зеркального ограбление «сладкого места» — это наихудшее ЧП. Хуже будет, если только в старших отрядах запалят на ёбле какую-нибудь неосторожную девочку.
— Произошла трагедия! — толковал на утренней внеплановой линейке один из вожатых. — Кто-то предал своих товарищей и украл всю еду из отрядного «сладкого места»! Есть единственный способ исправить эту беду — выйти вперед и прямо сказать отряду о своей ошибке! Мы даем этому человеку время подумать, а до этой поры весь отряд будет стоять и …
Что это за «и», мы так и не узнали. Потому что Костян тут же шагнул вперед и уверенным голосом заявил:
— Я уверен, что в нашем отряде «крыс» нет! Как вы вообще могли на нас подумать? Несмотря на собственные рассуждения по поводу «актива», Костян занимал в своей школе должность командира отряда. А следовательно, умел говорить с администрацией как бы «от лица всего коллектива».
— И товарищи со мною согласны! — вещал Костян особенным «пионерским голосом», от которого лично у меня слезы наворачивались на глаза. — Я абсолютно уверен, что это сделали ребята из другого отряда!
Такая постановка вопроса сделала задуманный вожатыми «моральный прессинг» невозможным. Вряд ли нам удалось их обмануть, но знать наверняка они не могли, а одних подозрений было явно недостаточно. Так что им ничего не оставалось, кроме как согласиться с Костяном. Ведь в противном случае они бы противопоставили себя «отряду в целом», что для вожатых Зеркального совершенно недопустимо.
На следующую ночь словам Костяна вышло самое что ни на есть конкретное подтверждение. Неизвестные хулиганы ограбили за одну ночь еще четыре «сладких места», причем все — в нашем корпусе. Так что шмон наутро был уже на весь лагерь.
— Некоторые зеркалята стали не такими, как были прежде! — причитала на линейке одна старая мегера из администрации. — Но мы верим, что изменились не все! Я обращаюсь к тем, кто это сделал — осталась ли у вас хоть капля совести?! Пусть самый смелый из вас выйдет вперед и скажет, почему он это сделал! Он не понесет никакого наказания, а мы вместе с другими ребятами будем думать: как помочь этому человеку? Что мы можем для него сделать? Не могу сказать, чтобы тогда мне было легко все это слушать. Это сейчас я могу врать, глядя прямо в лицо следователю, а тогда совесть еще имела надо мной власть. Слова старой суки падали, словно гранитные глыбы, сгибая мои плечи и вбивая в горло предательский ком. Еще немного, и я бы сломался — но тут дух, что сидит на дне бутыли с брагой, заговорил со мной, зашептал мне прямо в левое ухо:
— Воспрянь духом, тебя же просто разводят! — в услышанном мной голосе чувствовалась уверенность и жестокая сила. — Ты отпил от меня, поэтому я убью твою совесть и заберу твой страх! Посмотри, чего ты боялся!
При первых же звуках этого голоса словно судорога прошла по моему телу — один краткий миг, и я полностью изменился. Цепкая совесть разжала холодные когти, с плеч упал многотонный груз, а голос старой мегеры стал просто далеким, ничего не значащим карканьем.
— У нее ничего на тебя нет, она просто тянет время, — твердил голос. — Пока вожатые шмонают все палаты подряд! Но ведь ты к этому готов?!
Разумеется, я был к этому готов. Еще бы нет — все награбленное мы еще вчера спрятали в общей сушилке, а целую кучу фантиков и горсть самых невкусных конфет подбросили в соседний отряд. Так что голос был прав — беспокоиться было не о чем. Когда я понял это, во мне родилось собственное понимание чести — сильное чувство, испытав которое, человек никогда больше не станет самого себя предавать.

Сказки темного леса

На следующий год меня в Зеркальный уже не взяли. Тогда я и мой школьный товарищ Саулин приехали туда как бы на выходные, чтобы тайно гостить в палате у «прорвавшегося» на эту смену Костяна. К тому времени мой одноклассник Ордынский уже побудил меня завязать с брагой и взяться за спирт. Так что мы взяли с собой две литровых бутылки спирта «Royal», здорово переоценив таким образом свои юные силы.
За три дня, что мы провели в главном корпусе, мы довели администрацию лагеря не то что «до слез», а скорее уже «до поноса». Две бутылки «Рояля» для детского коллектива подобны атомной бомбе: и шума много, и убивает наповал. Нас всерьез начали ловить, так что нам с Саулом пришлось бежать из корпуса и скрываться на территории лагеря.
Стояла лютая зима, и, чтобы не подохнуть, мы с Саулом прорубили топорами стену в летний спортзал, забрались внутрь и взялись за обустройство «нашего нового быта». Спортзал находится метрах в четырехстах от главного корпуса, по дороге к озеру — прямоугольное строение посреди привольного соснового леса.
Первым делом мы с Саулиным навалили матов поверх батутной ямы, чтобы получилось некое подобие медвежьей берлоги. В ней можно было жечь костер без опасения, что его свет случайно заметят. Топили мы в основном паркетом и шведскими стенками, а срать ходили прямо на другой конец огромного зала.
Иногда мы пробирались в корпус, чтобы взять еду, собранную для нас Костяном, или спиздить возле столовой бак горячего «утреннего кофе».[7] Все это мы сопровождали такими попойками, что Костяну под конец тоже пришлось бежать из отряда и перебираться на жительство в спортзал. Однажды местный сторож учуял тянущийся из спортзала дымок, отомкнул навесной замок и ворвался в помещение. Спорим, что он и представить себе не мог, какая картина откроется его престарелым глазам.
Огромный зал был пустынен — если не считать нашей «берлоги», от которой на десяток метров тянуло удушливой гарью. Батутная яма была завалена огромным количеством матов, большая часть из которых к этому времени уже прогорела. Паркет вокруг был сорван, обнажая желтые доски, на которых опочили сорванные со стен и изуродованные до неузнаваемости остатки «шведских стенок». Валялось несколько пустых баков из-под «кофе» и целая куча битой посуды. Дальний угол зала больше напоминал общественный туалет — до такой степени мы все там загадили. А больше сторож не увидел ничего, так как мы к этому времени уже успели вылезти через дырку в противоположной стене.
Но перед тем, как окончательно покинуть Зеркальный, мы задумали и осуществили еще кое-что. В лагере есть несколько высокочтимых традиций, причем одна из них связана с расколотым пополам валуном, торчащим из воды у самого берега озера. Этот валун называется «Разбитое Сердце», и местные легенды сообщают о нем вот что: «Тот зеркаленок, который найдет на поверхности Разбитого Сердца „теплое место“, сможет загадать желание, которое в будущем непременно исполнится». Причем «теплое место» следует искать не как-нибудь, а ползая по камню и прижимаясь к нему собственной щекой.
Приближался пересменок — нынче целые отряды зеркалят перли на берег озера, чтобы облепить торчащий из-подо льда исполинский камень. Так что мы с Саулом и Костяном задумали недоброе. Обпившись холодного чаю, мы заняли позицию на берегу озера, совсем неподалеку от Разбитого Сердца. И как только очередной отряд показывался из-за спортзала, мы прыгали на камень и живо «обоссывали» обе его базальтовые половинки.
С прятавшись на берегу, мы с наслаждением наблюдали, как зеркалята прижимаются к камню лицом, силясь отыскать на нем заветное «теплое место». Сегодня у многих это выходило на удивление легко, так как мы старательно подогревали поверхность камня своими струями. Но были и такие, кто быстро воткнулся в не совсем приятный расклад и тут же пожаловался вожатым. Так что в конце концов пришлось нам из Зеркального бежать.
Нужно было спешить, и в ход пошли не только алкоголь, но и транквилизаторы. Особенно транквилизаторы. Мы приобретали их за гроши у одной старухи на площади Мира, перед аптекой. Бабка торговала для виду нитками из картонной коробки, но под ними — димедрол в бумажных пачках, реланиум в лафетках и иногда — красные торпедки с тареном. У старухи была полным-полна коробочка — почти все «зепамы» (нитразепам, диазепам и феназепам), корректоры (паркопан «второй», «пятый» и циклодол), а иногда попадались и антифобийные средства навроде сигнопама. Временами, в хороший день, могло повезти, и старуха вынимала из коробки бодрящий сиднокарб. Маленькие круглые друзья стали нашими постоянными спутниками, и определился даже основной, рабочий метод: бутылка лимонада 0,5 на единицу «Красной Шапочки»[8] плюс шесть таблеток феназепама; циклодол или паркопан добавлять по вкусу.
Кто не пробовал подобный коктейль, может и не знать всех его прелестей. Но тот кто пробовал, знает: после него в голове остается лишь тяжелый сумрак беспамятства, рассеченный на части вспышками каких-то странных, ни с чем не сообразных событий. Эти эпизоды — как дурной сон: то ты тонешь в пузырящемся, ставшем вдруг жидком полу (димедрол), то ловишь в циклодоле вылетающий из ванны таз с бельем, то гуляешь у себя перед домом с собакой, которую никто кроме тебя почему-то не видит.
Один из первых случаев нашего соприкосновения с миром токсикомании был ознаменован наступлением эры тотального ужаса. Это был, конечно, не такой ужас, как, скажем, в «Звездных Войнах». Там всё было покруче — когда створ шахты реактора старые пидарасы из звездосмертостроительного КБ имени товарища Вейдера вывели в приёмную Императора. Но вышло, на мой взгляд, немногим хуже.
Между второй и третьей парой в нашей расчудесной школе по всеобщему располагу был перерыв на обед. Учились мы в отдельном крыле, соединяющем главное здание ДТЮ[9] с театрально-концертным комплексом, по принятой аббревиатуре — ТКК. В подвале последнего располагалась столовая, куда мы ходили каждый божий день, только вот бога не вспоминали. Однажды по пути в столовую мы встретили нашего одноклассника Богдана. С лицом, несущим печать неземного блаженства, он развалился на кушетке в коридоре. В нашем классе Богдан был на передовой, причем сразу по двум направлениям: вряд ли кто лучше него умел налаживать отношения со сверстницами, и он был первый, кто на себе опробовал инъекционную наркоманию. Так что на кушетке перед нами лежал, вне всяких сомнений, весьма уважаемый человек.
— Что это с тобой? — спросили мы, видя (так как имели уже некоторый опыт) что дело нечисто.
— Старуха на Мира, — заплетающимся языком ответил Богдан, — таблетки…
— Что? — удивился я, но Костян, как человек более практичный, спросил:
— Где именно и какие?
Богдан объяснил нам, где именно и какие таблетки. Сидя за чашкой кофе и наблюдая, как все вокруг жрут какие-то витамины, которые целыми пачками скармливало нам школьное руководство, мне пришла в голову свежая мысль:
— Слушай, — предложил я, — пришло время организовать фонд. Мы же, — я обвел рукой зал, — можем глотать всё это прямо здесь, ничего не стесняясь.
— Почему это? — удивился мой друг.
— Витамины! — объяснил я. — Никто ничего не заметит. Никому и в голову не придёт.
Святая наивность! Не понимал я тогда, что невозможно будет не заметить всего того ужаса, феерического и противоправного кошмара, который вскоре начнется. Потому что на собранные с одноклассников деньги мы приобрели у старухи столько таблеток, что разноцветные лафетки полностью закрыли дно Богдановского школьного рюкзака.
Я нашёл нужным выступить с речью:
— Мы, — сказал я, оглядывая класс, — вступаем в новую эру. На хуй нам учиться, если неподалёку есть такая старуха. Налетай, товарищи!
Нас в классе было восемнадцать человек, и среди них нашлись только двое предателей, вернее — предательниц, отказавшихся проглотить горсть белесых колёс и окутаться сумраком, порождающим глобальное непонимание, галлюцинации и чудовищ.
Это было чудное дело, доселе виданное только в сказках. Как будто по взмаху волшебной палочки адского Незнайки целый класс превратился вдруг в ползающих по полу, галлюцинирующих и блюющих животных. Каждый показал себя во всей красе, но описать это я не в силах — сумрак встал надо мной, и я ушел прямо с урока дорогой видений, тёмной тропой.
Трое суток волшебная сила таблеток носила меня по городу, как сухой лист. Я забирался на чердак, чтобы лечь там и лишиться сознания, а приходил в себя в сыром и темном подвале. В ужасе выбирался на свет и не мог понять, где нахожусь. Но я всё равно шёл, а когда не мог идти — полз, разговаривая по пути с какими-то странными существами.
Как я и говорил, всё это не осталось незамеченным. Более того, обстоятельства, наши извечные друзья, совпали так, что это оказалось не только замечено, но и было истолковано самым угрожающим образом. Некоторое время назад мы с Костяном, маясь бездельем и не зная, чем бы себя занять, измыслили вот какую шутку. На листке бумаги мы написали: «В 10 Б классе открыт набор в тоталитарную секту. Секта пропагандирует употребление наркотиков, алкоголя и создана с целью последующего суицида (самоубийства) членов секты. Желающие записаться могут обращаться в 10 Б класс». Полторы недели это объявление, не замеченное никем, провисело на доске возле кабинета директора, словно часовая мина, ожидающая своего времени. Оно наступило, и наш директор, Николай Фёдорович, обнаружил эту записку аккурат под занавес: вроде бы впору посмеяться, да только не хочется. Не уехали еще от школы машины скорой помощи, развозя по больницам притравленных чудесным коктейлем учеников. Было сделано предварительное врачебное заключение, базирующееся на найденных на полу лафетках: отравление элениумом, феназепамом и циклодолом.
Встал вопрос — кто за это ответит? Первым кандидатом оказалась наша классная руководительница, но она в эти дни приболела и не знала, что интересы класса стремительно изменяются — с биологии на токсикоманию.
Тут наши покровители предприняли еще одну манифестацию, подлинно явив свою мощь. Приболев на несколько дней и маясь температурой, наша классная в школе отсутствовала, а вечером приняла на ночь две таблетки элениума. Как следствие этого, на следующий день первые две пары она проспала. Телефон у неё был выключен, и когда наутро она явилась в школу, её встретил Никфёд — с побелевшим лицом и трясущимися руками.
— Где вы были, — спросил он. — Вы знаете, что случилось?
— Ах, — отмахнулась наша классная, ещё не владеющая ситуацией, — я проспала. Это всё, — решила оправдаться она, — элениум, Николай Федорович.
Это заявление почти что добило старика.
Image

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#9by dyvniy » Tue, 12 Dec 2017, 11:37:08

Вежливая олимпиада 2018
https://tehnowar.ru/72069-vezhlivaya-olimpiada.html
Spoiler
12 декабря руководство Российской Федерации сделало несколько знаковых заявлений по предстоящей олимпиаде. Во-первых, российские спортсмены всё-таки поедут на Олимпиаду 2018. Во-вторых, министром спорта Российской Федерации временно, до окончания Олимпиады 2018, назначается Сергей Кужугетович Шойгу. И в-третьих (следующее из "во-вторых"), Россия будет представлена полными командами, выступающих под национальными флагами.

Мировое сообщество настолько охренело то такого расклада, что два дня не могло сформировать адекватный ответ. Некоторых функционеров МОК даже пришлось спасать от самоубийства...



...Олимпийская деревня встречала гостей радостными как никогда зданиями и стадионами. Развевались флаги на флагштоках, пели птицы, светило солнце... летали самолёты в голубой расцветке и без опознавательных знаков и разгоняли облака.

В регламент проведения нынешней олимпиады, по сравнению с предыдущими, были внесены некоторые коррективы. Во-первых, перед соревнованиями зрители должны были сдать анализы на допинг. Гости крайне удивлялись, получая на руки коробочку с надписью "for analyses / для анализов". Правда, зайдя на стадион и сообразив, что все служащие и вспомогательный персонал чем-то очень напоминают вежливых человечков в зимнем варианте, многие зрители тут же приступили к сдаче анализов. Некоторые же, к их чести, смогли себя пересилить и добежать до комнат, специально предназначенных для данной процедуры.

Второй коррективой в регламенте проведения Олимпиады было исключение церемонии перенаграждения спортсменов. В противном случае и.о.Министра спорта РФ обещал перепоказать победу во Второй Мировой Войне, во Вьетнаме, в Грузии, Сирии (на собственный выбор). Чтобы перепоказ было лучше видно, его обещали провести в столице любой европейской или американской страны (также на собственный выбор и.о. МинСпорта РФ). Желающих спорить почему-то не нашлось.

Когда зрителями были сданы все анализы, началась церемония открытия олимпиады. Сначала в небе откуда-то появилось несколько ракет, оставлявших за собой красивый инверсионный след. Летели они высоко, в нескольких десятках километров от земли, откуда-то с севера. Знатоки легко распознали бы в этих ракетах северокорейские ядерные боеголовки, будь высота полёта чуть поменьше или знатоков среди зрителей чуть побольше. На перехват им уже неслись противоракеты из комплекса А-235 "Нудоль". И хотя все ракеты были успешно поражены, большинство зрителей поняли, зачем ранее раздавали коробки для анализов, т.к. внезапно ощутили желание эти самые анализы пересдать, но было уже нечем. Тем временем, немногочисленные горящие обломки столь эффектного ядерного салюта почти долетели до земли и один из обломков эффектно зажёг огромный олимпийский факел. Как объяснил позже в своём видеообращении Ким Чен Ын, данное пиротехническое представление было подготовлено совместно с ВС РФ и должно рассматриваться строго как демонстрация исключительного миролюбия Северной Кореи и желания решить все возникающие проблемы и конфликты мирным путём.

Далее в программе церемонии открытия Олимпиады шло выступление главы МОК, Томаса Баха. В своей речи он первым делом упомянул тот огромный вклад, который внесла Россия, а до неё - СССР, в дело развития всемирного спорта и Олимпийского движения. Во время произнесения речи он то и дело косился то на российский флаг, развевавшийся наравне с другими флагами, то на едва заметных, рассредоточенных невдалеке вежливых снайперов.

В будочке звукооператоров и на центральном контрольном пульте также дежурили вежливые люди, из отряда спец.назначения, чтобы никто случайно не попутал записи гимнов или не натворил ещё чего-нибудь в том же духе. Хотя лицо служащего в звукооператорской практически полностью было скрыто под военной маской, его друзья легко узнали бы в нём своего товарища, вежливого человека из челябинской области Сергея П., случайно оказавшегося братом одного из олимпийских спортсменов, попавших под подозрение в употреблении допинга. Что такое допинг, Сергей представлял себе только приблизительно и очень удивлялся, зачем такая штука людям, которые при необходимости убирают с дороги заглохшую легковушку просто подымая её и перетаскивая за бампер (иногда, правда, вдвоём); которые, сколачивая деревянный дом из брусьев, таскают эти брусья голыми руками, без тачек, грузовиков и кранов... и вообще, зачем челябинцам допинг?

Да, и в хим.лабораториях при олимпийской деревне тоже не обошлось без вежливых присутствующих. Можно сказать, их присутствие здесь было просто незаменимым. Во-первых, ещё до открытия Олимпиады развернули обратно грузовик с какими-то американскими консультантами по химической экспертизе анализов мочи, пытавшимися попасть на территорию лабораторий. Американцы вместо пропусков потрясали канистрами с какой-то жёлто-оранжевой жидкостью и орали что-то про важные реагенты для исследования проб, однако вежливые люди были молчаливы, но непреклонны: нет пропуска - нет проезда.

Похоже, подготовка операции по доставке химикатов предполагала несколько её вариантов, поэтому десантника в форме НАТО с канистрой жидкости всё той же расцветки, спустившегося на парашюте на крышу лабораторий, также вежливо проводили на выход, указав на царапины на парашюте и сказав, что раз парашют поцарапан, то теперь "несчитово".

Внутри же лабораторий происходили не менее драматичные события. Искоса поглядывая на людей в форме цвета хаки, доктора вынуждены были всё же дисквалифицировать почти половину амениканских и европейских спортсменов по результатам исследования проб. Рослые, мускулистые и широкоплечие люди бились головой об стены, плакали и умоляли врачей и вежливых людей не обращать внимание на незначительные превышения дозы запрещённых веществ в пробах. Ну подумаешь, превышение дозы мельдония в крови в 3 раза от нормы! Многие из спортсменов пытались всучить экспертам справки (вперемешку с долларами) от своих личных врачей, которые уже давно назначали им препараты от депрессивных состояний, слабости мышц, близорукости зрения, слаборазвитости мускулатуры или нехватки ума. В конце концов, медицинская тайна должна обеспечивать неприкосновенность того, чем лечится от собственных недугов каждый спортсмен! Это нарушение базовых прав человека!

Но вежливые люди, как и везде на этой Олимпиаде, были молчаливы и... непреклонны.

Репортёры тоже вели себя по-разному. Радостно вещали южнокорейские девушки, серьёзно говорили в микрофоны российские журналисты, тревожно косясь куда-то в сторону лепетали на буржуйском их американские и европейские коллеги.



В общем, Олимпиаду провели красиво, с размахом и, что удивительно, невероятно объективно. Судьи буквально чувствовали за спиной дыхание вежливых наблюдателей, следящих за объективностью оценивания.



Завершающим же аккордом стало выступление и.о. Министра спорта РФ, Сергея Кужугетовича Шойгу на церемонии закрытия Олимпиады 2018. Он отметил, что принимающая сторона действительно приложила огромные усилия для того, чтобы Олимпиада 2018 была проведена по высшему разряду и от всей души поблагодарил её организаторов, а также Ким Чен Ына, любезно предоставившего дорогостоящее пиротехническое оборудование, и выразил уверенность, что в дальнейшем такой формат проведения олимпиады, как в этот раз, может при необходимости стать постоянным.

В заключительной части своей речи Сергей Кужугетович предложил посмертно установить в Пхенчхане мемориальную доску всем членам руководства ВАДА, которые внесли наиболее серьёзный вклад в понимание проблемы допинга в олимпийском движении и всемирной антидопинговой борьбы в целом.
Image

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#10by dyvniy » Thu, 11 Jan 2018, 17:07:34

Что такое современное искусство? Пятнадцать умных книг от известных искусствоведов
Подборка актуальных книг о современном искусстве, способных помочь разобраться в именах, стилях, направлениях и особенностях «contemporary» арт-рынка
Хэл Фостер, Розалинд Краусс. «Искусство с 1900 года. Модернизм, антимодернизм, постмодернизм» (2015)
Розалинд Краусс «Подлинность авангарда и другие модернистские мифы» (2003)
Сьюзен Сонтаг. «Против интерпретации и другие эссе» (1966)
Уилл Гомперц. «Непонятное искусство. От Моне до Бэнкси» (2016)
Иосиф Бакштейн. «Внутри картины: статьи и диалоги о современном искусстве» (2015)
Брэндон Тейлор. «Art Today. Актуальное искусство 1970-2005» (2006)
Дональд Томпсон. «Как продать за $12 миллионов чучело акулы. Скандальная правда о современном искусстве и аукционных домах» (2009)
Дональд Томпсон. «Супермодель и фанерный ящик. Шокирующие истории и причудливая экономика современного искусства» (2015)
Пирошка Досси. «Продано! Искусство и деньги» (2011)
Клэр Бишоп. «Радикальная музеология», или Так ли уж «современны» музеи современного искусства? (2014)
Джон Сибрук. «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры» (2005)
«Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века» (2003) под редакцией В. В. Бычкова
Эрика Фишер-Лихте. «Эстетика перформативности» (2015)
Екатерина Андреева. «Постмодернизм. Искусство второй половины ХХ--начала XXI века» (2007)
Эми Демпси. «Стили, школы, направления: путеводитель по современному искусству» (2008)
1 Хэл Фостер, Розалинд Краусс. «Искусство с 1900 года. Модернизм, антимодернизм, постмодернизм»
Spoiler
Новаторская по содержанию и форме, книга «Искусство с 1900 года» уже признана вехой в истории искусства. Для ее второго издания Хэл Фостер, Розалинд Краусс, Ив-Ален Буа и Бенджамин Х.Д.Бухло — ведущие историки искусства и критики нашего времени — уточнили и расширили свои первоначальные тексты, а также дополнили издание обзором новейших тенденций современного искусства. В компании с Дэвидом Джослитом они предлагают читателю самую полную на сегодняшний день критическую историю искусства XX — начала XXI века. Сто двадцать две главы, выстроенные хронологически, год за годом обозревают ключевые события в искусстве — будь то создание выдающегося произведения, публикация важного текста или открытие значительной выставки, — образуя не одну, а множество историй искусства в период с 1900 года до наших дней. Углубленному анализу подвергнуты все поворотные моменты и прорывы модернизма и постмодернизма, а также антимодернистские реакции, время от времени выступавшие с альтернативными взглядами на искусство и мир.

Гибкая структура книги, пронизанной сетью перекрестных ссылок, позволит читателю выбрать свой собственный курс в изучении искусства ХХ — начала XXI века с опорой на один из нескольких сценариев — таких, как история определенного медиума, например живописи; развитие искусства в определенной стране; эволюция того или иного направления, например сюрреализма; формирование единого стилистического или концептуального корпуса произведений, например абстракционизма или минимализма. В четырех введениях подробно рассмотрены основные методологии, направляющие историю искусства наших дней: это поможет читателю лучше понять сегодняшние критические подходы. В рамках двух круглых столов авторы совместно обсуждают некоторые вопросы, поднятые искусством первой и второй половины XX века, а также выступают с предположениями о будущем. Дополнительная информация о внешних, но важных для истории искусства событиях, местах и людях дана во врезках, пунктиром сопровождающих текст. В конце тома помещены глоссарий, разъясняющий ряд ключевых понятий книги, обширная библиография по ее темам и перечень основных интернет-ресурсов по искусству.

Считающаяся итоговой на данный момент работой в своей области, книга «Искусство с 1900 года» будет полезна каждому, кто хочет разобраться в хитросплетениях искусства современной эры. Издание содержит 744 иллюстрации, в том числе 510 цветных.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_23608
2
Розалинд Краусс. «Подлинность авангарда и другие модернистские мифы» (2003)
Spoiler
Высококлассный образец постструктуралистской культурной критики — самая известная книга крупнейшего аналитика современного искусства Розалинд Краусс представляет собой сборник эссе, написанных и опубликованных преимущественно в 1980-е годы. В них Краусс подвергает анализу самые разнообразные сюжеты истории художественного модернизма — от Дюшана и Джакометти до Сола Левитта и Эллсворта Келли. Однако, исследуя искусство XX века, она постоянно ставит под вопрос саму позицию исследователя, те концептуальные рамки, в которых исследование происходит.

Можно ли интерпретировать в терминах искусства то, что изначально искусством не являлось и стало таковым только в глазах потомков? Что важнее в исследовании творчества художника — перипетии его жизненного пути или внеперсональная, идеологическая и историческая ситуация, которую он отразил? Каков статус подлинника в искусстве XX века и чем сегодня отличается подлинник от копии? О чем говорят нам сквозные мотивы модернистского искусства? — такое многообразие вопросов поднимает Краусс в своих эссе. За этим многообразием стоит один метавопрос, главный вопрос не только этой книги, но и всего творчества исследовательницы: что значит интерпретировать искусство? Какова роль искусствоведа в формировании наших взглядов на историю искусства?
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_21733
3
Сьюзен Сонтаг. «Против интерпретации и другие эссе»
Spoiler
Дебютный сборник эссе Сьюзен Сонтаг «Против интерпретации и другие эссе», впервые увидевший свет в 1966 году, к настоящему времени переведен на семь языков. В него вошли статьи, печатавшиеся с 1962 по 1965 годы в журналах Partisan Review, New York Review of Books, Commentary, The Nation и других, посвященные литературе, театру, изобразительному искусству и кино. Часть из них — «Против интерпретации», «О стиле», «Заметки о кэмпе» — за пятьдесят лет, прошедших с момента написания, стали фундаментальными текстами современной культуры и академического дискурса и до сих пор вызывают оживленную интеллектуальную полемику.

В послесловии, написанном к испанскому изданию сборника в 1996 году, Сонтаг замечает: «Я выступала — и выступаю — за многообразную, разносоставную культуру». И действительно, сочетание героев, тем и явлений, к которым она обращается в своих текстах, поражает. Среди них — Альбер Камю и научно-фантастический кинематограф, религия и психоанализ, хеппенинги и Клод Леви-Стросс. Но подобный интерес к самым разным феноменам культуры лишь подчеркивает увлеченность и искренность в ее исследованиях, и даже «похвала произведению, третировавшемуся в ту пору как "популярная" культура, вовсе не означала тайного заговора против высокой культуры и ее сложности».
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_21853
4
Уилл Гомперц. «Непонятное искусство. От Моне до Бэнкси»

Spoiler
Эта блестящая книга – ответ тем, кто считает современное искусство не то заумью снобов, не то откровенным обманом. Какой смысл заключен в «Черном квадрате» Малевича? Что имел в виду Энди Уорхол, изображая бесчисленные банки томатного супа? И причем тут вообще писсуар? В своем захватывающем и подчас шокирующем рассказе о полуторавековой истории современного искусства Уилл Гомперц не ставит перед собой задачу оценивать те или иные произведения. Он дает читателям «краткий курс» культурных кодов-подсказок, позволяющих самостоятельно ориентироваться в современном художественном пространстве и разбираться, где «пустышка», а где шедевр.

Великолепный язык, прекрасный перевод. Умный, наблюдательный, остроумный и современный автор. Идеальная внятность, связность, логичность рассуждений, с полным пониманием того, что нужно объяснить по-настоящему сложные, неоднозначные, да ещё и не особенно отдаленные во времени явления.

Уилл Гомперц – редактор отдела искусств Би-Би-Си. До этого назначения в 2009 году он в течение семи лет работал директором по медиатехнологиям лондонской галереи Тейт, самого посещаемого и влиятельного музея современного искусства в мире. По результатам опроса журнала Creativity Magazine (New York) был назван в числе «50 самых креативно мыслящих людей мира».
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_23501
5
Иосиф Бакштейн. «Внутри картины: статьи и диалоги о современном искусстве»

Spoiler
Иосиф Бакштейн — один из самых известных участников современного художественного процесса, не только отечественного, но интернационального: организатор нескольких московских Биеннале, директор Института проблем современного искусства, куратор и художественный критик, один из тех, кто стоял у истоков концептуалистского движения. Книга, составленная из его текстов разных лет, написанных по разным поводам, а также фрагментов интервью, образует своего рода портрет-коллаж, где облик героя вырисовывается не просто на фоне той истории, которой он в высшей степени причастен, но и в известном смысле и средствами прокламируемых им художественных практик.
Книга в электронном виде: https://yadi.sk/d/uYiCCEbj3RMCyD
6
Брэндон Тейлор. «Art Today. Актуальное искусство 1970-2005»
Spoiler
Книга известного английского искусствоведа Брэндона Тейлора посвящена искус­ству последних трех десятилетий. В этот период мир переживал огромные изменения. Высокие технологии, Интернет, обострение социальных противоречий, межконфессио­нальные конфликты — все это породило новые тенденции в живописи и скульптуре, в ки­но и фотографии.
Автор рассказывает о том, что уже успело стать классикой и о том, что только начинает признаваться искусством. Текст сопровождается обширным иллюстра­тивным материалом.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_26542
6
Дональд Томпсон. «Как продать за $12 миллионов чучело акулы. Скандальная правда о современном искусстве и аукционных домах»
Spoiler
Дональд Томпсон — профессор Гарварда, известный знаток современного искусства. В своей книге он подробно рассказывает обо всех составляющих мира современного искусства: дилерах, аукционных домах, галереях, коллекционерах, арт-брендах и начинающих художниках. Томпсон приводит скандальные подробности и открывает читателю шокирующую правду о рыночных механизмах арт-бизнеса.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_22157
7
Дональд Томпсон. «Супермодель и фанерный ящик. Шокирующие истории и причудливая экономика современного искусства»
Spoiler
Известный знаток и ценитель произведений искусства Дональд Томпсон, автор бестселлера «Как продать за 12 миллионов чучело акулы» погружает читателя в мир аукционов, маркетинга и арт-рынка. Откровенно, остроумно и жестко он рассказывает о том, как благодаря шумихе и скандалам имена современных художников становятся брендами и почему по меньшей мере странные, а вернее сказать, жуткие, антиэстетические произведения продаются по заоблачным ценам, о том, кто их покупает и какова мотивация покупателей. Томпсон обращает внимание на растущее влияние супердилеров и дуополии крупнейших аукционных домов, размышляет о проблемах установления подлинности художественных произведений, о том, как создаются и рушатся репутации, о закулисной возне в мире искусства. Среди его источников информации – дилеры, бывшие и настоящие сотрудники аукционных домов и галерей от Нью-Йорка и Лондона до Абу-Даби и Пекина.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_22160
8
Пирошка Досси. «Продано! Искусство и деньги» (2011)
Spoiler
Обличительный документальный триллер о круговой поруке между художником, галеристом, коллекционером, музеем и аукционом. В своем исследовании, рассчитанным на самую широкую публику, Пирошка Досси пытается раскрыть секреты системы, которая позволяет художникам зарабатывать миллионы и заставляет простых смертных возмущаться по поводу этих самых миллионов, полученных вроде как «ни за что».

Профессионально привлекая данные из сферы экономики, социологии, психологии и истории искусства, Досси анализирует сам феномен торговли «вечными ценностями», суть этих самых «вечных ценностей», а также те изменения, которые происходят с данным рынком в свете технического и социального прогресса.

Иронический трактат о том, как формируется стоимость арт-объектов и как функционирует самый субъективный и странный из рынков — рынок совриска — must have для всех интересующихся темой европейцев. В большинстве музеев Германии, например, в каждой книжной лавке обязательно есть в наличии три канонических текста — Ролан Барт, Сьюзен Сонтаг и Пирошка Досси.
Книга в электронном виде: https://vk.com/doc115091650_457303403
9
Клэр Бишоп. «Радикальная музеология», или Так ли уж «современны» музеи современного искусства?
Spoiler
Профессор Городского университета Нью-Йорка Клэр Бишоп о проблеме периодизации современного искусства и о том, что значит «быть современным».

В книге «Радикальная музеология» Бишоп по-новому трактует «современность» в современном искусстве, анализирует кураторские практики, определяющие роль музея в общественной жизни, и на примере трех на первый взгляд не похожих друг на друга музеев (Музея Ван Аббе в Эйндховене, Музея королевы Софии в Мадриде и Музея современного искусства Metelkova в Любляне) рассказывает о том, как справляться с сокращением бюджета, как по-новому обращаться к зрителю, какими должно быть современное музейное коллекционирование и выставочные практики.
Книга в электронном виде: https://vk.com/doc115091650_457303195 более подробно: https://vk.com/wall-52526415_14943

10
Джон Сибрук. «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры»
Spoiler
Американский культуролог, журналист и колумнист журнала New Yorker Джон Сибрук нашел слово, более всего подходящее для описания современной культуры — «ноубрау» (nobrow): культуры не высокой (highbrow — «заумный», «высоколобый» или, дословно, «высокобровый») и не низкой (lowbrow — «низкобровый»), и даже не средней (middlebrow), а существующей вообще вне старой иерархии вкуса.

В своей книге Сибрук пишет о крушении привычной культурной иерархии высокого и низкого, элитарного и массового, хорошего и дурного вкуса. Сегодня продукты культуры, как и другие товары – машины, одежда и обувь, предметы интерьера – подчиняются маркетинговым критериям: модно/не модно, продается/не продается. На смену привычной иерархии «высокой» (элитарной) и «низкой» (массовой) культуры пришло единое поле культуры ноубрау.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_19909
12
«Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века» под редакцией философа, историка эстетики В. В. Бычкова
Spoiler
Энциклопедическое научно-информационное концептуальное исследование, посвященное крупнейшему в истории культуры переходному периоду — художественно-эстетической культуре XX века — от классической Культуры к принципиально иному эстетическому сознанию и артпроцессам техногенно-компьютерной цивилизации XXI в. Открытый гипертекст коррелирующих друг с другом и иными интертекстуальными феноменами статей, выявляющий специфику, главные тенденции, направления, систему понятий и терминов, утвердившихся для их обозначения, а также главные персоналии художественно-эстетической культуры XX в в контексте основных парадигм европейской классической традиции, как ее логически-алогичное завершение. При этом основное внимание уделено именно новаторским, неклассическим, постклассическим феноменам и личностям, характеризующим более чем столетний процесс движения в культурном пространстве: авангард — модернизм — постмодернизм, в сферах эстетического сознания и визуальных искусств, главным образом, но также в литературе и музыке от символизма и импрессионизма до арт-проектов конца XX в. Статьи Лексикона учитывают новейшие достижения в сфере гуманитарного знания, написаны доступным самым широким читательским кругам языком, снабжены богатой библиографией.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_18887
13
Эрика Фишер-Лихте. «Эстетика перформативности»
Spoiler
В 2004 году в издательстве «Зуркамп» вышел итог десятилетнего исследования видного немецкого театроведа Эрики Фишер-Лихте — книга «Эстетика перформативности». В труде исследуется феномен перформанса в современной художественной культуре. Автор рассматривает искусство перформанса с не менее пристальным вниманием, чем принято в науке по отношению к традиционным видам искусства; исследует истоки перформанса и его современное бытование, и приходит к выводу о необходимости создания новой эстетики, способной его описать и истолковать. Книга предназначена для всех, кто интересуется перформансом, его местом в современной культуре, а также экспериментальным театром и новыми формами художественной практики в широком смысле слова.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_22388
14
Екатерина Андреева. «Постмодернизм. Искусство второй половины ХХ — начала XXI века»
Spoiler
Книга Е. Ю. Андреевой об интернациональном изобразительном искусстве второй половины XX — начала XXI века посвящена поиску ответа на вопрос: что в каждый данный исторический момент понимают под словом «современный»? Читателю предлагается увлекательное путешествие через несколько пластов современности от 1940-х годов к сегодняшнему дню. Исследуя смену концепций современного искусства, автор рассказывает историю основных его направлений: абстрактной живописи, поп-арта, неодада, минимализма, концептуализма, лэнд-арта, политического и феминистского искусства, симуляционизма и апроприации, видео-арта. Творчество российских художников впервые рассматривается как составная часть общемировой эволюции актуального искусства. Книга богато иллюстрирована и адресована всем интересующимся личностями, идеями и проблемами современного художественного творчества.
Екатерина Юрьевна Андреева (род. 24 января 1961 года в Ленинграде) — арт-критик, куратор, искусствовед, специалист по русскому и зарубежному искусству XX—XXI веков, кандидат искусствоведения, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Отдела новейших течений Государственного Русского музея.
Книга в электронном виде: https://vk.com/doc115091650_449769855
15
Эми Демпси. «Стили, школы, направления: путеводитель по современному искусству»
Spoiler
Книга Эми Демпси представляет собой энциклопедию искусства во всём его разнообразии. Предлагаемый в книге свод 300 стилей, школ и направлений дает представление о кардинальных линиях развития в живописи, скульптуре, архитектуре и дизайне одного из самых динамичных и увлекательных периодов в истории искусства. В основных статьях книги, посвященных 100 наиболее значительным стилям и направлениям, приводятся программные позиции, изложенные в художественных манифестах, суждения критиков, описываются драматические события, связанные с выставками, восторженная или возмущенная реакция публики.

В книги освещаются такие уникальные явления как: экспрессионизм и модернизм, Ар Брют и Фанк-арт, хай-тек и интернет-арт, искусство перформанса и особенности Амстердамской школы, синтетизм и итальянское новеченто, «Группа 7» и социалистический реализм, Ар Деко и поп-арт, «Школа кухонной раковины» и «Новый брутализм», кубизм и группа «Наби», «конкретное искусство» и искусство инсталяции, постживописная абстракция и боди-арт — все то, что повлияло и влияет на художников, фотографов, писателей, обычных зрителей, читателей и потребителей. Книга интересна и тем, что даёт краткий экскурс не только в историю искусства, ремесла и развития всей цивилизации, она показывает тесное и неразрывное переплетение этого самого искусства и жизни.
Книга в электронном виде, более подробно: https://vk.com/wall-52526415_21789
+
Основные труды (на русском) философа, теоретика и критика современного искусства Бориса Гройса + статьи и интервью
Книги в электронном виде: https://vk.com/wall-52526415_19371
Материал подготовлен сообществом Art Traffic
Image

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#11by dyvniy » Wed, 14 Feb 2018, 10:56:45

Лукъяненко. Слуга.
http://lib.ru/LUKXQN/slave.txt
Spoiler
Сергей Лукьяненко. Слуга

---------------------------------------------------------------
Данное художественное произведение распространяется в
электронной форме с ведома и согласия владельца авторских
прав на некоммерческой основе при условии сохранения
целостности и неизменности текста, включая сохранение
настоящего уведомления. Любое коммерческое использование
настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца
авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.
---------------------------------------------------------------
(C) Сергей Лукьяненко, 1997
---------------------------------------------------------------


Аркадию -- с благодарностью

Слуги, со всяким страхом повинуйтесь
господам, не только добрым и кротким,
но и суровым. Ибо то угодно Богу.
1-е послание апостола Павла

Я, Эйлар Ваас, говорю, стоя на своей земле. А значит, каждое мое
слово -- правда. Мое небо над головой, мой песок под ногами, мои слуги
на стенах замка. Вы пришли без разрешения, и ваши слуги держат в руках
сталь. Я не обязана отвечать на вопросы -- тебе, Крий Гуус, друг отца,
и тебе, Ранд Ваат, младший брат отца и мой дядя по крови. Тем, кто
идет за вами, с длинными, как у рабов, именами и пустыми, как их
замки, флагами, я не сказала бы ни слова. Но ты, Крий, извлек меня из
чрева матери, приняв на себя выбор жизни и смерти. А ты. Ранд, бился
плечом к плечу с отцом -- на Золотых барханах и в городе Мертвых. Вы
знаете, что он был хороший господин, а я примерная дочь. И если отец
лежит в склепе, убитый моей рукой, только вам дано знать правду. Мой
отец ошибся, и тень его ошибки упала на весь род. А началось все пять
дней назад, когда я возвращалась в замок с весенней охоты.
Лошадиные лапы мягко ступали по узкой глинистой тропке --
единственной ведущей с Северных гор к замку Ваас. Эйлар, дочь
господина по крови и праву, дремала, сжимая свитые из лошадиной гривы
поводья. Челдар, холодный ветер севера, хлестал ее полуобнаженное
тело. Бегущие впереди рабы были одеты в теплые меховые плащи, под
которыми едва угадывались взведенные арбалеты. Эйлар презрительно
посмотрела на них, на мгновение пробудившись от дремоты. Раб может
чувствовать холод и боль, ему позволено быть слабым. Он -- раб.
Глааман, имеющий право спрашивать, догнал лошадь Эйлар перед
последним поворотом. Он тяжело дышал, и ритуальные поклоны никак не
попадали в такт движению. Эйлар придержала коня.
-- Эйлар Ваас, дочь господина по крови и праву... -- начал
Глааман. Легким кивком Эйлар позволила ему отбросить остатки титула.
-- Уммилис, слышащий неслышимое, узнал голос Ранда Вааса, нашего
господина. Он просит тебя поторопиться, Эйлар Ваас. Он хочет сказать
большую новость.
Глааман умолк, и лишь взгляд его, молодой, откровенно-цепкий,
продолжал скользить по телу Эйлар. Она не обратила на это внимания.
Раб может желать свою госпожу. Он может даже любить ее. Это не имеет
значения.
-- Что еще сказал Уммилис?
-- Ничего, Эйлар. Слова господина были не для наших ушей. Он ждет
тебя и просит поторопиться.
Эйлар окинула взглядом предстоящий подъем. Пять миль вдоль
колючего леса, населенного ночными монстрами. А солнце уже садилось,
лишь краешек оранжевого диска виднелся между горами. Полагается
разбить лагерь -- стражники в наружном кольце, больные и раненые во
внутреннем, Эйлар, трофеи, рабы с правом голоса -- в центре. Так
полагалось.
-- Глааман! Скажи стражникам, что они пойдут так быстро, как ходит
сильнейший из них. Скажи им, чтобы они убивали чудовищ на тропе. Скажи
слабым, что они пойдут за нами -- их защитой будет Храм.
-- Что делать с трофеем, Эйлар?
Девушка оглянулась. Семиметровое, глянцево отблескивающее тело
болотного змея несли безымянные рабы. Они уже отстали на три сотни
шагов, и двигаться быстрее не в их силах.
-- Пусть ищут расщелину, где можно спрятать змея. Пусть заложат ее
камнями -- и охраняют до утра. С ними Храм. Скажи, что они получат
имена.
Эйлар хлопнула шипастым браслетом по шкуре лошади там, где опытные
рабы удалили чешуйчатую броню. Лошадь перешла на бег, и арбалетчики
ускорили шаги. Один из них, распахнув плащ, выстрелил в сторону леса.
Темный бесформенный комок сорвался с ветвей и покатился на дорогу,
выбрасывая вокруг беспомощные плети щупалец.
Эйлар снова пришпорила лошадь. Близилась ночь.
Замок Ваас казался скорее частью скал, чем человеческим жилищем.
Его построили много веков назад, и в череде дней затерялось все: имя
строителя, если он имел его; имя первого хозяина, если он не
принадлежал к роду Ваас.
Подъемный мост медленно опустился над глубоким рвом, наполненным
черной, густой, хлюпающей жидкостью. Эйлар соскочила с коня, бросила
поводья подбежавшим конюхам. Обернулась, оглядывая остатки отряда:
Го-нууск, начальник стражи, Глааман, Уммилис, еще с десяток слуг, чьи
имена были не важны.
-- Теплой воды и мыльного сока, -- приказала она в пространство.
-- Быстрее! Я не могу идти к отцу в таком виде.
Кто-то из девушек-служанок помог ей снять охотничий пояс и
арбалетную перевязь. Другая, совсем еще девчонка, торопливо
расшнуровала высокие кожаные сапоги. Глааман, которому младший раб
принес чистый плащ, бросил его на каменные плиты внутреннего дворика
замка.
Эйлар стояла на колючем шерстяном плаще, терпеливо дожидаясь, пока
служанки натрут ее пенящимся соком и омоют теплой водой. Затем, кивнув
Глааману в знак того, что его услуга замечена, надела тонкую тунику и
пошла к двери в отцовскую башню. Гонууск, в перемазанных разноцветной
кровью доспехах, следовал за ней, словно существовала в мире
опасность, способная угрожать Эйлар Ваас в ее собственном замке.
Стражник у дверей шагнул в сторону, открывая проход. Эйлар
потянула на себя тяжелую дверь из каменного дерева -- и остановилась.
В башне пахло чужим ветром. Здесь терялось ледяное дыхание
Челдара, едва уловимой нитью доносились болотные зловония замка Гууса,
бледным следом угадывалось разнотравье Шелда. Винтовая лестница шла
вверх, освещенная редкими смоляными факелами, но даже их пламя
вздрагивало и меркло, ощущая дыхание чужого мира.
-- Гонууск, -- тихо приказала Эйлар, уверенная, что тот не упустит
ни слова. -- Если к рассвету я или отец не спустимся вниз -- ты
уничтожишь башню. Все, кто захочет последовать за нами, лягут в
костер...
Она начала медленно подниматься по ступенькам. Рука то и дело
искала оставленный у дверей арбалет. Страх мешал мыслям. Отец наконец
нашел другой мир, и в этом была причина, стоившая жизней двух десятков
рабов.
Лестница кончилась. Эйлар постояла у последней двери --
тускло-серой, многократно оплавленной. Здесь уже не годились дерево и
сталь, только золото и свинец служили защитой от безумия чужих миров.
Род Ваас был достаточно знатен и могуществен, чтобы позволить себе
свинец.
Ожидание оказалось хуже самого страха, и Эйлар стала торопливо
снимать запоры. Засовы из стали и свинца, золотые клинья в дверных
щелях, отравленная паутина вокруг рукояти... Она повернула рукоять, и
дверь плавно раскрылась.
В круглом зале со сводчатым потолком не было обычного набора
предметов ученого-господина. Не было стеклянных колб с мутными
жидкостями, извлеченными из тел молодых слуг, не было мраморных столов
с этими телами. Ранд Ваас был еще молод и не заботился об эликсире
бессмертия. В круглых окнах, затянутых тончайшим стеклом, не стояли
конусы смотровых труб. Ранд Ваас не любопытствовал деяниями соседей, и
даже когда над горами плыли Зеркальные облака, не разглядывал в них
мутные отражения чужих владений. Что же до звезд -- горячих и
холодных, -- Ваас слишком хорошо знал прямые пути к ним.
Путь открывал серебряный обруч -- укрепленный на тонких янтарных
подставках овал, стоящий посреди зала. В обруче плавала радужная
пленка, именно оттуда и шел легкий ветер с запахом чужого мира. Эйлар
принюхалась. Гарь, копоть... И сотни незнакомых запахов, не просто
мертвых, а и не бывших никогда живыми.
Отца в комнате не было. Он прошел сквозь овал.
Эйлар обогнула обруч. Все то же: радужная муть, порывы чужого
ветра. Она вздохнула и пошла вдоль стен, разглядывая красочные фрески.
Ей слишком редко приходилось бывать в башне отца, чтобы упустить такой
момент.
Вот первая. Самая яркая из всех -- ее пощадило пламя, вырвавшееся
когда-то из серебряного овала. Замок Ваас, кажущийся не таким старым,
как сейчас. Два всадника, два брата, выезжающие из ворот: Ранд Ваат и
Ранд Ваас. Длинная вереница слуг, следующих за ними.
Вторая фреска. Отец и Ваат дерутся спина к спине на Золотых
барханах. Серые тени кочевников устилают желтый песок вокруг.
Третья фреска. Братья в городе Мертвых, в городе, где никто не жил
и не будет жить. Слуг с ними совсем мало.
Четвертая фреска. На нее можно глядеть часами, ибо это фреска с
изображением Храма, а немногим дано постичь и передать его величие.
Храм огромен, он затмевает полнеба. Собранный из черных и зеркальных
квадратов шар висит над землей, опираясь на тонкую каменную руку. Это
рука Бога, удержавшего мир от падения в вечное пламя Авук.
Пятая фреска. Братья стоят в зале, и он так велик, что в нем
поместился бы весь замок Ваас. Храм признал их достойными и теперь
готов исполнить любую просьбу.
Эйлар улыбнулась. Она знала просьбу своего дяди -- волшебную
стену, чтобы оградить его замок от врагов. Храм дал обещанное -- и
Ранд Ваат навсегда избавился от страха за свою жизнь. И получил клеймо
труса -- ибо постыдной была просьба. Нет лучшей защиты, чем мужество,
нет лучшего оружия, чем доблесть...
Отец отказался и от защиты, и от оружия. Глядя вперед -- ибо
никого не встретили братья в Храме и голос богов шел от стен
нечеловеческой белизны, -- он рассказал свою историю.
Он был старшим в семье и по праву владел замком. Он умел
обращаться с оружием, и никто не смел похитить его слуг или бросить
вызов роду Ваас. Он не хотел проливать кровь свободных, присваивая
себе их рабов. Но отец желал умереть, прибавив славы своему роду.
Он попросил у Храма дверь, ведущую в иные миры -- туда, где есть и
опасность, и слава, и новые рабы для рода Ваас. И Храм исполнил
обещанное. Он дал отцу серебряный обруч -- и тот превратился в его
проклятие.
Подарки богов тяжелы для людей. Первым понял это Ранд Ваат. Черное
облако -- волшебная стена -- возникало по его воле вокруг родового
замка. И ни один враг, пеший и конный, арбалетчик и огнеметатель, не
мог одолеть черную стену. Но проходило несколько дней -- и в замке
становилось душно. Жухла листва на деревьях, тревога одолевала людей.
Боевые псы ходили с высоко задранными головами, словно молили
перерезать им глотки, а потом умирали. Приходилось снимать заклятие --
и драться с врагом, силы которого не подкашивали темнота и мертвый
воздух. Лишь однажды черное облако по-настоящему спасло замок Ваат --
когда стаи ядовитой саранчи пролетали над горами, Ваат укрыл под
черным колпаком всех своих рабов.
Серебряный обруч Ранда Вааса был дверью в иные миры. Двое суток он
отдыхал, выставленный на солнце, а затем мог открыть путь в неведомую
страну. Вот только никто, кроме шутников-богов, не знал, куда поведет
волшебная дорога.
Как правило, за обручем оказывалась ледяная темнота, попав в
которую люди умирали в муках. Обруч с гулом высасывал воздух из башни,
и любая вещь, унесенная ветром, уже не возвращалась. Слуг, которые
проверяли такие пути, приходилось привязывать длинной веревкой.
Иногда за обручем открывался странный пейзаж. Так могли гореть
белые или желтые солнца, в лесах или степях бродили незнакомые звери.
Воздух в таком мире годился для дыхания -- или же убивал, но не сразу.
Однажды из обруча ударило ревущее пламя, проломившее стену башни и
оплавившее свинцовую дверь. Пламя погасло, ибо обруч сам закрыл
огненный путь. Но ни разу Ранду Ваасу не удалось найти мир, достойный
свободного человека.
Эйлар стояла перед обручем, пытаясь угадать, чего ждет от нее
отец. Помощи? Осторожности? Терпения?
Даже Уммилис не сумеет понять мысли отца, когда он прошел через
обруч...
Раздался хрип. Совсем близко -- за радужной пленкой... Завеса
колыхнулась, обтягивая рослое тело. Ранд Ваас, сгорбившись, переступил
обруч, неся на плече молодого парня в странной одежде. На руках отца
была кровь -- своя или чужая, не разберешь. Увидев Эйлар, отец
довольно осклабился и бросил ношу на пол.
-- Мир, -- хрипло сказал он. -- Мир рабов.
-- Я потеряла половину слуг, спеша на твой зов, -- ответила Эйлар.
-- Хороших слуг.
Отец молча повернулся к обручу. На серебре поблескивали в
маленьких лунках разноцветные камни.
-- Запомни узор, -- коротко приказал он. -- Боги Храма посмеялись
надо мной, но я нашел мир, который станет нашим.
Он вынул самый верхний камень, прозрачный, как горный хрусталь,
искрящийся, как бриллиант, скользкий, как ртутный шарик. Мерцающая
пленка потускнела и погасла. Теперь сквозь обруч была видна лишь
противоположная стена.
-- Этот мир может стать нашим, -- сказала Эйлар и с любопытством
тронула босой ногой неподвижное тело. -- Если только у него еще нет
повелителя.
Ранд Ваас спрятал под кожаный панцирь камень-ключ. И сказал:
-- Мне кажется -- если я не сошел с ума, -- что это мир одних
только рабов. Тебе придется это проверить, дочь.

Я, Эйлар Ваас, стою на земле, которая моя по праву. Я дочь своего
отца, и ошибка его на мне. Моя рука остановила его жизнь, но двигала
ею воля отца. Ибо он знал -- нет прощения, когда нарушены основы
порядка. Не мне повторять их для вас, брат отца Ранд Ваат и друг отца
Крий Гуус. Но я повторю -- для земли, которой буду владеть, для слуг,
которыми буду править, для стали, которую понесу в бою.

От сотворения земли -- и до угасания солнца.

От рождения человека -- и до погребального костра.
На север и. юг, на восток и запад.
Один закон жизни дан всем. Есть свободные и рабы, есть господа и
слуги.
Свободный может быть трусом и подлецом. Он может быть жалок и
смешон, а лицо его уродливо. Не это делает его господином рабов.
Раб может быть смел и благороден. Он может быть горд и
величествен, а лицо его прекрасно. Не это делает его слугой свободных.
Правда снаружи, а не внутри. Истина приходит лишь через другого
человека.
Нет хуже проступка, чем сделать слугу господином, -- кроме
единственного: сделать свободного рабом.
Мой отец забыл истину -- и потому я стою перед вами на своей
земле. И мои рабы на стенах замка готовы умереть за меня.

Уммилис, слышащий неслышимое, привел юношу к Эйлар на третий день
обучения. Старик шел медленнее обычного, хотя два не имеющих имени
поддерживали его под руки. Юноша шел следом, без охраны, но с
ящерицей-воротником на горле. Рубиновые глазки ящерицы неотрывно
следили за Уммилисом -- он имел право приказа. Лишь увидев Эйлар,
ящерица переместила немигающий взгляд на свободную.
-- Я отдал ему все, что имел, -- тихо сказал Уммилис. -- Он
понимает язык, может говорить и знает, где находится.
Эйлар кивнула -- она не сомневалась в возможностях Уммилиса. Но
хороший труд требовал награды:
-- Ты можешь сократить свое имя, Уммили. Ты доволен?
Старик кивнул. Но слова Эйлар словно не затронули его.
-- Боюсь, я не обрадуюсь так сильно, как должен, госпожа. Мой
разум гаснет -- он слишком много отдал... и слишком много взял.
-- Ты хорошо служил роду Ваас, -- ласково ответила Эйлар. -- Ты
можешь спокойно умирать, старик.
Уммили кивнул.
-- А теперь ответь на последний вопрос, Уммили. Кто его хозяин?
-- Я не знаю.
Эйлар нахмурилась:
-- Он так глуп? Стоило ли возиться с ним трое суток?
-- Госпожа... -- В голосе Уммили мешались почтение и страх. -- Он
подчинялся многим в своем мире. Очень многим. Но он не считает себя
рабом.
Эйлар вздрогнула. Посмотрела на юношу -- тот оставался неподвижен,
лишь иногда косился на ящерицу, способную в любой миг разорвать ему
горло.
-- Ты хочешь сказать... -- голос Эйлар дрогнул, -- что он
свободный?
-- Нет, госпожа. Он подчинялся многим. У него не было слуг. Но он
считает себя свободным человеком.
Мгновение Эйлар размышляла. Потом кивнула -- и ящерица-воротник
перескочила на шею Уммили. Юноша потер оставшийся на коже красный
рубец.
-- Ты хорошо служил, Уммили, -- ласково сказала девушка. --
Попрощайся с друзьями. Ты знаешь, что говорить, а что нет. Потом
прикажи ящерице исполнить то, что она должна. Старик кивнул.
-- Пойдем, -- кивнула Эйлар юноше. -- Мы погуляем по саду... и
поговорим.

Я, Эйлар Ваас, клянусь -- и клятва моя верна, ибо я стою на своей
земле. Во мне не было веры в чужака. Он был рабом -- потому что сдался
отцу живым. Он был рабом -- ибо повиновался нелепым законам
неизвестных ему людей. Он был рабом -- ведь никто не подчинялся его
приказам.
Но я помнила основы порядка -- и во мне проснулся страх. Отец не
мог ошибиться -- значит, я должна изобличить раба. Ну а потом... Для
раба, скрывающего свою сущность, придумано множество видов смерти.
Лишь одной нет среди них -- быстрой. Я ненавидела чужака -- и
поклялась доказать его природу еще до захода солнца.
Я, Эйлар, думала так.

Сад замка Ваас... Немногие свободные видели его красоту, а что до
рабов -- какую цену имеет их мнение? Раб может оценить красоту, может
создать ее, может стать ее частью. Но лишь свободный способен увидеть
прекрасное таким, какое оно есть на деле.
Эйлар Ваас и чужак из другого мира шли по прозрачным дорожкам из
каменной воды, теплой и мягкой на ощупь. Они миновали поляну пылающих
цветов, вспыхивающих разноцветным сиянием, когда на них садились
огненные пчелы. Они остановились на деревянном мостике, перекинутом
через Сиреневый пруд, -- и долго стояли там, вдыхая сладкий аромат,
рождающий в душе радость и щемящую тревогу о будущем. Они взобрались
на Музыкальный холм, и черно-белые камни под ногами вызванивали
печальную мелодию, которая рождалась однажды и никогда больше нс могла
повториться. И там, на вершине холма, опустились на изумрудную траву,
мгновенно сплетшуюся в мягкие, украшенные белыми цветами кресла.
-- Как тебя звать? -- спросила Эйлар, хотя и знала ответ. --
Александр.
-- Это имя раба, -- ответила Эйлар. И почувствовала обиду, что
проверка оказалась столь простой.
-- Рабы не имеют имен вообще, так мне говорили.
-- Не имеют имени низшие рабы, им незачем его иметь. Те, кто хоть
чем-то может быть полезен, носят имя -- слишком длинное для свободного
человека.
-- У наших миров разные законы. Впрочем, иногда меня зовут другим
именем -- Саша.
-- Ты не хочешь признать очевидного, раб, -- ответила Эйлар. --
Скажи, ведь в своем мире ты подчинялся другим?
-- Да, но лишь тем, кому я согласен был подчиняться. Никто из них
не назвал бы меня рабом. И в любой миг я мог стать выше их и отдавать
приказы.
Он смотрел на Эйлар, и в глазах его было больше любопытства, чем
страха.
-- Когда мой отец забрал тебя из твоего мира, ты даже не пробовал
сопротивляться. Это поступок раба.
-- Это поступок разумного человека. Твой отец был сильнее меня, он
вышел из воздуха, словно для него не существовало расстояний. Я не
знал пределов его силы, я не хотел рисковать. Но мне было интересно
происходящее.
Эйлар вздрогнула -- так мог ответить и свободный. Но перед ней
сидел раб!
-- Ты хочешь сказать, что в твоем мире люди одновременно рабы и
свободные? -- спросила она. -- Это невозможно.
Александр кивнул:
-- Нельзя быть немного несвободным. Мы знаем это.
Эйлар кивнула:
-- Если вы не можете быть свободными -- вы станете рабами. Мой
отец завоюет ваш мир.
Александр улыбнулся:
-- Наверное, это будет очень трудно сделать. Ты не знаешь силы
нашего мира. Его злой силы...
Эйлар не ответила. Она помнила картины, показанные ей разумом
Уммилиса, выкравшим их из памяти чужака. Стальные машины, ползущие по
земле и выбрасывающие огонь. Стальные птицы, летящие выше облаков и
заливающие землю ядом. Стальные корабли, несущие в себе отряды
обученных рабов.
Но и Александр не подозревал о силе ее мира. О том, что скрыто за
красотой садов и каменными дверями подземелий. Черные бабочки, такие
маленькие, что их трудно увидеть, откладывающие в сталь тысячи
крошечных прожорливых личинок. Неделя -- и упадут на землю стальные
птицы; утонут, рассыпавшись в труху, корабли; развалятся бронированные
машины-танки. А потом настанет черед птиц-горноф, мерзких ночных
тварей, нападающих только на детей и женщин, плюющих в глаза
выжигающим мозг ядом. А потом рабы, не имеющие имен, проглотят
скользкие разноцветные личинки сабира и пойдут в бой с оставшимися
врагами. И из каждого убитого, разрубленного тела раба вырастет новый
боец, получеловек-полусабир, оборотень, жаждущий лишь одного --
убивать и вкладывать в плоть скользкие личинки.
Эйлар посмотрела на чужака. И ощутила что-то похожее на жалость.
Раба можно жалеть -- от этого он не становится свободным.
-- Расскажи мне о своем мире, -- приказала она. -- Не то, что ты
говорил Уммилису -- о правителях-слугах и свободных рабах. Говори о
себе: как ты жил и чего хотел. Говори правду -- я почувствую ложь. И
чужак с длинным именем раба начал рассказывать.

Я, Эйлар Ваас, стою перед вами -- свободными людьми, равными мне.
И говорю то, что не хотела бы рассказать. Но есть закон, и он требует
ответа.

Свободного можно убить -- и он умрет свободным. Убийца может быть
наказан, а может быть прощен -- кем бы он ни был, слугой или
господином.

Но свободного нельзя сделать рабом. И виновный должен умереть --
кем бы он ни был, слугой или господином.
И от сотворения земли люди смотрели друг на друга, пытаясь понять,
кто свободен, а кто раб. Было так до тех пор, пока не пришла истина.
Правда не принадлежит человеку -- она видна лишь другим людям.
Истина находит того, кто может ее увидеть. Она заставила меня говорить
с чужаком, носящим рабское имя. Мы говорили до вечера, когда над
горами поплыли зеркальные облака, и до полуночи, когда звезды, которых
он не знал, загорелись над нами, и до утра, когда оранжевый рассвет
разбудил птиц в саду. Я поняла, что случилось. Я знала, что должна
делать. Но страх ошибиться терзал меня, и я спросила его...

Сизер, теплый ветер утра, раскачивал цветы в саду замка Ваас.
Эйлар спросила, держа руку на поясе-змее, готовом ожить и убить врага:
-- Александр, ты говорил о девушке, которую любишь. Но она далеко.
Скажи, ты смог бы остаться со мной? Быть свободным, а не рабом.
Править вместе со мной. Ты смог бы полюбить меня?
Чужак вздрогнул, он не ждал такого вопроса. Посмотрел на Эйлар в
оранжевом утреннем свете -- свете ясности и жизни. И ответил:
-- Я не могу остаться. Меня любят и ждут. Понимаешь?
Эйлар еще крепче сжала пояс (змея вздрогнула, пробуждаясь от
многолетнего сна) и спросила:
-- Ты считаешь, что я недостойна твоей любви? И тогда Александр
закричал, словно боялся, что не сможет сказать этих слов тихо:
-- Да пойми наконец! Я боюсь полюбить тебя! Боюсь остаться в твоем
мире, пусть даже свободным, пусть даже королем! Есть мир, в котором
меня ждут и любят! Не превращай меня в раба своей любви! -- Я красива?
-- спросила Эйлар.
-- Да...
-- И ты смог бы полюбить меня?
-- Да, -- сказал чужак и отвернулся.
Эйлар поднялась из травяного кресла и бросила пояс-змею в
Сиреневый пруд, жадно проглотивший добычу. Потом она посмотрела на
чужака и сказала:
-- Знаешь, ты тоже красив... И я смогла... Пойдем.

Я, Эйлар Ваас, стою на своей земле, и, значит, мои слова --
правда. Я поняла, что отец мой ошибся и будущее стало неизменным. Я
отвела чужака с именем раба в башню отца и оставила возле серебряного
обруча, холодного и мертвого. Потом я прошла подземным ходом в спальню
к отцу. Он ждал меня -- возможно, Уммилис предупредил его перед
смертью, он иногда видел грядущее... А быть может, отец все понял сам.
Он сидел на постели, в углу которой сжались мальчик и девочка,
согревавшие его в эту ночь. Меч рода Ваас был в руках отца, и я
испугалась. Но истина была со мной. Я подошла к отцовскому ложу и
опустилась перед ним на колени.
-- Отец, ты ошибся, -- сказала я, чувствуя, как давит горло
печаль. -- Прости, что я поняла твою ошибку.
Ранд Ваас взял меч за лезвие, и кровь потекла с его пальцев. Никто
не смеет брать мечи великих Мастеров за клинок...
-- Ты уверена, дочь? -- спросил он, протягивая меч. -- Ты веришь
себе и своим чувствам?
Я вспомнила, как чужак валялся на полу башни под мерцанием
серебряного обруча. Вспомнила, как он бродил по дворцу вместе с
Уммилисом, постигая наш язык, -- его глаза были чисты, как у ребенка,
а кожа посерела, как у старика. Вспомнила, как он растирал рукой след
от ящерицы-воротника на шее... И провожал взглядом Уммилиса. Я вновь
прошла с ним по теплым дорожкам парка и вдоволь надышалась сиреневым
туманом. И слушала рассказ про его жизнь, где все было на своих местах
-- рождение и любовь, зрелость и смерть. Это еще ничего не решало; раб
рождается и живет теми же муками и радостями, что свободный. Но потом
я вспомнила его улыбку и темные глаза, неотрывно следившие за мной в
тишине ночного парка. И легкие касания рук -- теплые, живые, которым
не удавалось казаться случайными.
-- Да, отец, -- ответила я. -- Уверена. Ты сделал рабом
свободного.
Рукоять меча легла в мои руки. Отец кивнул и сказал:
-- Бей.
Я ударила отца -- легко-легко, лишь намечая путь для уходящей
жизни. Он взялся за эфес, вырвав его из моих рук, и вонзил меч до
конца.
-- Пусть моя ошибка умрет со мной, -- прохрипел он. -- Пусть она
не коснется рода Ваас...
Кровавая пена хлынула у него изо рта -- значит, Храм услышал и
исполнил его последнюю волю.
Подозвав мальчика, я зарезала его над трупом отца -- ему
понадобится красивый и сильный попутчик на дороге Смерти. Девочке я
велела прийти ко мне через месяц. Она была в возрасте детства, но
случается всякое, и в теле ее могла скрываться новая жизнь, родная мне
по крови.
Из плаща отца я достала прозрачный камень-ключ и поднялась в
башню. Александр ждал возле серебряного обруча, и цветной узор камней
был сложен по-прежнему. Когда я вложила камень-ключ, радужная дымка
затянула обруч.
-- Уходи, -- сказала я. -- Уходи навсегда -- и быстрее! Иначе я
заставлю тебя остаться!
Он подошел ко мне и коснулся губами моих губ. Сказал, и я нашла в
его голосе .настоящую грусть:
--Прощай, Эйлар. Я еще пожалею о том, что ухожу. Но меня ждут.
Шагнув в радужную дымку, он обернулся и крикнул:
-- Прощай! Я почти влюбился в тебя, Эйлар из рода Ваас!
-- Прощай, -- сказала я и назвала его именем свободного: --
Саша...
Когда в серебряном обруче померкли последние тени, я подняла меч и
превратила подарок богов в мятые серебряные полоски, присыпанные
осколками разноцветных камней.
Потом я вышла на балкон главной башни и велела стражникам собрать
всех слуг. Когда молчаливая толпа собралась в маленьком квадратном
дворе, я сказала им, что Ранд Ваас ошибся. Я сказала, что он уже идет
по дороге Смерти и желающие могут присоединиться к нему. Несколько
женщин и двое стражников вышли вперед и пронзили себя мечами. И лишь
Глааман, имеющий право спрашивать, решил не вовремя воспользоваться
им. Он закричал:
-- Госпожа! Чужак не был свободным, он такой же раб, как и мы!
Господин Ранд Ваас погиб напрасно...
Я кивнула Гонууску, и начальник стражи вскинул арбалет. Глааман
упал со стрелой в груди, и я попросила богов, чтобы он догнал отца на
дороге Смерти. Такие рабы, как он, порой бывают нужны.
Так начался вчерашний день, равные мне Крий Гуус и Ранд Ваат. Как
он прошел -- вам знать не нужно. Я сделала все, что могла, для отца, и
путь его по дороге Смерти не будет трудным. А сегодняшний день начался
для меня с печали -- ибо я узнала, что вы идете к моему замку с
отрядами рабов. Но я признаю за вами право вопроса и дам вам знание
ответа. Мой отец ошибся, приняв чужака из другого мира за раба. Да, он
носил рабское имя и не всегда поступал, как подобает свободному. Но
это не важно.
Правда снаружи, а не внутри, а истина приходит лишь через
посредство человека. Я сидела рядом с чужаком под светом неведомых ему
звезд, я слушала его рассказы, я чувствовала его дыхание. Я полюбила
его, а значит, мой отец ошибся. Ибо раба нельзя любить. Он может
стоить уважения и дружбы или ненависти и страха.
Можно овладеть его телом -- или отдать ему свое.
Но только свободного можно любить.
От сотворения земли -- и до угасания солнца.
Image

dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Avatar
dyvniy M
Topic author, Администратор
Администратор
Age: 36
Reputation: 1
Loyalty: 1
Posts: 3091
Joined: Wed, 10 Oct 2012
With us: 6 years 6 months
Профессия: Программист
Location: Россия, Москва
ICQ Website Skype VK

#12by dyvniy » Fri, 16 Mar 2018, 16:10:32

Это фильм, а не рассказ, но смысла много.
https://ofx.xyz/fantastika/14650-pribytie-arrival-2016-hd.html
Прибытие (2016)
Канадец Дени Вильнёв («Пленницы», «Враг») снял научно-фантастический фильм, в котором время – нечто, что мы можем подчинить себе, выучив язык чужих. 12 инопланетных кораблей высаживаются в разных частях Земли, вызывая понятную панику у населения всех стран, среди которых наиболее предприимчивыми оказываются американцы. Они сразу же берут дело в свои руки и начинают налаживать контакт с новоприбывшими – что вам нужно да зачем приехали. Но не все так просто, ведь без языка коммуникации не построить, поэтому опытный и строгий лингвист доктор Бэнкс (Эми Адамс) сразу оказывается в деле. Вместе с физиком Иэном (Джереми Реннер) они пытаются научить пришельцев своему языку, взамен получая от них витиеватые узоры-знаки. Их разгадка – ключ к спасению всего человечества, ведь время инопланетян не линейно, а значит, они способны научить людей видеть будущее и решать самим, изменять ли его, делать ли боль и горе будущего своим настоящим.
https://www.kinopoisk.ru/film/pribytie-2016-718811/press/
Image


Forum name: Здоровье
Description: Чем больше ты проживёшь, тем больше успеешь сделать. При одинаковом качестве жизни, её количество решает. До сингулярности надо дожить, чтоб уйти в бессмертие.

Quick reply


Enter the code exactly as it appears. All letters are case insensitive.
Confirmation code
:) ;) :hihi: :P :hah: :haha: :angel: :( :st: :_( :cool: 8-| :beee: :ham: :rrr: :grr: :* :secret: :stupid: :music: View more smilies
   

Return to “Здоровье”

Who is online (over the past 15 minutes)

Users browsing this forum: 1 guest